Импортное подновление заскорузлого антисталинизма

  • 1548     0
  • источник: www.sovross.ru

Юрий ЕМЕЛЬЯНОВ:

Грае, грае, воропае

Оглашенные в ноябре данные различных опросов в связи с попытками переименовать станцию московского метро Войковская показали, что большинству граждан России надоело огульное охаивание советского прошлого. Об этом же свидетельствует перемена отношения к Сталину.

Отступление антисталинизма

В конце 80-х гг. против Сталина была развязана яростная пропагандистская кампания. В печати стали повторяться обвинения Хрущева в адрес Сталина, выдвинутые им на ХХ съезде КПСС в 1956 г. Была опубликована книга Роя Медведева, в которой тот утверждал, будто в ходе выборов в ЦК на XVII съезде партии Сталин получил много голосов против и почти все проголосовали за Кирова. Автор детективных романов для детей Анатолий Рыбаков огласил в своей книге Дети Арбата необыкновенным образом подслушанные им внутренние монологи Сталина. Из них следовало, что Сталин подготовил убийство Сергея Кирова, чтобы развязать кровавый террор в стране. В вышедшей в конце 80-х гг. повести А. Адамовича Каратели автор сообщал, будто до революции Сталин был агентом царской полиции. Эти обвинения были повторены в биографиях Сталина, сочиненных Д.Д. Волкогоновым и Э. Радзинским. С 1989 года по радиостанции Би-би-си стали передавать содержание книги сбежавшего из СССР В. Резуна Ледокол . Затем она была издана в нашей стране миллионами экземпляров. Резун, писавший под звучным псевдонимом Суворов , обвинял Сталина в развязывании Второй мировой войны.

А вскоре почти все несчастья, случившиеся в советское время, стали связывать с личностью Сталина. В телепередачах, по радио, в газетах советским людям внушали, что улучшение их жизни станет возможным лишь после избавления от наследия сталинизма . Под влиянием этой пропаганды популярность Сталина в стране заметно снизилась. Опрос 1989 года показал, что если бы кандидатура Сталина была выдвинута на выборах в Советы народных депутатов, то за него проголосовало бы от 2 до 3 процентов избирателей. В том же году лишь 1% опрошенных думали, что через 20 лет Сталин будет считаться значительной фигурой в истории.

Однако после того как под неумолчные проклятия в адрес Сталина восторжествовал капиталистический строй, люди убедились, что вопреки посулам обманщиков по стране не потекли молочные реки в кисельных берегах. Похороны сталинского наследия обернулись распадом СССР, грандиозным экономическим кризисом, появлением безработицы, о которой забыли за полвека, разрушением социальной сферы, бешеным ростом преступности и кровавыми межнациональными конфликтами. Враги нашей страны добились своего: великая держава была разрушена, а многие бывшие советские люди оказались обреченным на голод и вымирание.

По мере углубления всеобщего кризиса общественное мнение стало пробуждаться от дурмана антисталинизма. Показателем этого стала популярность многочисленных статей и книг, в которых опровергалась антисталинская ложь. В некоторых из них использовались материалы из частично приоткрытых государственных архивов, позволившие убедительно доказать несостоятельность распространявшихся с конца 80-х гг. измышлений. Даже публикация тетради посетителей сталинского кабинета, в которой было записано, когда и кто находился в главной правительственной комнате советского государства после 22 июня 1941 года, разом покончила с вымыслом Хрущева о том, что Сталин покинул свое место работы после нападения гитлеровцев. Обратившись к архивным документам, историк Юрий Жуков в своей книге Иной Сталин раскрыл сложную борьбу в советском руководстве вокруг принятия и осуществления сталинской Конституции. И это позволило по-иному осветить целый период советской истории.

Хотя число читателей публикаций, содержавших правдивые факты о жизни Сталина, заметно уступало количеству зрителей, смотревших антисталинские телепередачи, развенчание лживых версий, сочиненных с конца 80-х гг., и разочарование в постсоветской жизни способствовали изменению отношения к покойному генералиссимусу. Тот же опрос Левада-центра, на который ссылался Р. Бабаян в передаче Право голоса от 13 ноября, показал: 50% опрошенных выразили в целом положительную оценку Сталину.

Несостоятельность целого ряда вымыслов антисталинской пропаганды признал и Олег Хлевнюк в своей книге Сталин. Жизнь одного вождя , изданной в 2015 году. Автор назвал фальшивкой ключевой документ , который использовали для обвинений Сталина в тайном сотрудничестве с царской полицией во времена подполья. Хотя Э. Радзинский уверял, будто Сталин повредил себе левую руку во время экспроприации, осуществленной в июне 1907 г. в центре Тифлиса, Хлевнюк утверждал, что не существует… реальных оснований в пользу… версии о личном участии Сталина в этом событии. Хлевнюк назвал сомнительными и противоречивыми утверждения о том, что при выборах ЦК на XVII съезде против Сталина якобы проголосовали многие делегаты .

Не поддержал Хлевнюк и версию об организации Сталиным убийства Кирова. Хлевнюк исходил из того, что запись речи Сталина на заседании Политбюро 19 августа 1939 г. является фальшивкой. (Эта фабрикация появилась в конце 1939 г. во Франции, а затем была использована В. Резуном для доказательства того, что СССР был инициатором Второй мировой войны.) По поводу сочинений Резуна о подготовке Советским Союзом превентивного удара по Германии Хлевнюк заявил, что они не выглядят убедительными . Хлевнюк отказался и от придуманной Хрущевым байки о том, что после нападения гитлеровской Германии на нашу страну 22 июня 1941 г. Сталин впал в прострацию и в течение нескольких дней отошел от дел.

А ведь на обложке книги Хлевнюка опубликована положительная рекомендация Николая Сванидзе. Означает ли, что один из ведущих антисталинистов Сванидзе и автор рекомендованной им книги отреклись от измышлений в адрес Сталина?

Отсебятина вместо истории

На самом деле ни Хлевнюк, ни его единомышленники не отказались от нападок на Сталина. В качестве синонимов для фамилии Сталина Хлевнюк употребляет главным образом два слова: диктатор и тиран . В первом же предложении книги Хлевнюк атакует тех, кто в последние два десятилетия выступал с разоблачениями клеветы на Сталина. При этом Хлевнюк уверяет своих читателей в том, что в отличие от своих идейных противников, его произведение опирается только на подлинные документы, найденные им в архивах.

Между тем выписки из архивных материалов, которые привел Хлевнюк, как правило, касаются дел второстепенных. Так, неоправданно много места уделено стычке на лестнице в Тифлисской семинарии и разбору обстоятельств, при которых у семинарского инспектора были выхвачены из рук книги. В то же время значительные события в истории страны, к которым был причастен Сталин, не удостоились внимания автора книги. Хлевнюк не упомянул большинства съездов партии, на которых Сталин выступал с отчетными докладами ЦК. В книге Хлевнюка не найти свидетельств об участии Сталина в обсуждении вопросов хозяйственного развития страны и действий Красной Армии в годы Великой Отечественной войны. Хлевнюк не обратился к содержанию переписки Сталина с другими участниками Большой тройки . Не найти в книге и сталинских выступлений на Тегеранской, Ялтинской и Потсдамской конференциях. Умолчал Хлевнюк о теоретических работах Сталина.

Многие важнейшие события тех лет перечислены скороговоркой. Вот как рассказал Хлевнюк о событиях с октября 1917 до весны 1918 г.: Свержение Временного правительства, создание большевистского Совета народных комиссаров, разгон большевиками Учредительного собрания в январе 1918 г., заключение унизительного и грабительского мира с Германией открыли дорогу всеобщей гражданской войне . Хлевнюк не вспомнил о втором съезде Советов и первых Декретах Советской власти, ходе брестских переговоров, которые вызвали острую политическую борьбу в большевистской партии и за ее пределами, нашествии германских полчищ после срыва Троцким переговоров в Бресте, о мятежах Корнилова и чехословацкого корпуса , а также о многих других событиях, без которых невозможно понять то время и причины начала Гражданской войны.

Рассказывая о промышленном развитии страны в годы предвоенных пятилеток, Хлевнюк написал: В стране было построено много современных предприятий, существенно увеличилось производство промышленной продукции . И всё! В книге почти 500 страниц альбомного формата не найти ни единого названия завода, электростанции или города, сооруженных в те годы. Хлевнюк не счел нужным привести хотя бы одну цифру о динамике производства или назвать отрасли промышленности, рожденные в годы сталинских пятилеток.

Говоря о Великой Отечественной войне, Хлевнюк не назвал большинство советских маршалов и организаторов военного производства, а также ни одного изделия советских оружейников, включая создание катюши , Т-34, боевые самолеты, обеспечивших военно-техническое преимущество Красной Армии.

Даже враги советской власти оказались вне авторского внимания. На страницах книги Хлевнюка не найти имен Деникина, Колчака, Юденича, а также немецких генералов и фельдмаршалов. Хлевнюк почтил вниманием лишь Гитлера и Риббентропа.

В своем отношении к требованиям, предъявляемым к историческому произведению, Хлевнюк напоминает Пана Режиссера из давнишней телепередачи Кабачок 13 стульев . Этот новатор предлагал поставить спектакль без сцены, без режиссера и даже без актеров . Новатор Хлевнюк попытался показать, как можно написать исследование о прошлом без важнейших исторических событий и выдающихся людей тех лет, без дат и статистики.

Отсутствие значительной информации по ключевым событиям советской истории автор пытался компенсировать собственными фантазиями, что привело к ошибкам и искажениям. Разумеется, человеческая память несовершенна, и автор данной статьи должен с сожалением признать, что порой он из-за спешки допускал ошибки в своих публикациях. Поэтому автор предполагает, что хотя Хлевнюк не раз цитировал книгу А. Островского, он просто забыл доскональную информацию этого тщательного историка о смерти первой жены Иосифа Джугашвили в Тифлисе (Тбилиси) и ее похоронах там же. Очевидно, что в ходе работы над своей книгой Хлевнюк перепутал факты и поэтому умертвил Като в Баку, где и разместил ее могилу.

Однако гораздо больше ошибок и более серьезных вызваны несомненным стремлением Хлевнюка сознательно исказить исторические факты или извратить их смысл. Так, не сказав ни слова об Апрельских тезисах и других ленинских работах 1917 года, в которых внимательно анализировался ход тогдашних бурных событий и формулировались четкие указания членам партии на каждом новом этапе борьбы, Хлевнюк приписал Ленину наполеоновские слова: Главное ввязаться в бой , уверяя, будто этот лозунг был написан теперь на знамени ленинской партии . Трудно придумать более неверную характеристику политики Ленина и большевистской партии в 1917 году.

Хлевнюк безоговорочно принял интерпретацию британского историка Дж. Эриксона речи Молотова 22 июня 1941 г., написав: Речь Молотова выдавала чувство растерянности и даже унижения советских лидеров . Это сказано о речи, в которой Молотов призвал советский народ подняться на Отечественную войну, подобно тому, как в 1812 году русские люди выступили против Наполеона. Молотов завершил речь призывом, который стал главным лозунгом Великой Отечественной войны: Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами . Хлевнюк же, не удовольствовавшись вопиющим искажением речи Молотова, добавил в текст речи слова, которые тот не произносил, чтобы затем высмеять заодно первого заместителя Сталина.

О том, что Хлевнюк предпочитает заменять факты собственным вымыслом, свидетельствует его заявление: Хрущев Никита Сергеевич (1894 1971) выходец с Украины . На самом деле, хотя Хрущев много лет проработал на Украине, язык этого края он не сумел выучить до конца жизни, так как родился и вырос в русской деревне Калиновка Курской области. А эта область никогда не входила в состав Украины ни в советские, ни в постсоветские годы.

О том, что уроженец Винницы и выпускник пединститута этого города Хлевнюк склонен произвольно расширять границы Украины, свидетельствует его следующее замечание: Хотя Северный Кавказ входил в состав Российской Федерации, географически, хозяйственно и этнически (большое количество украинского населения) он составлял с Украиной единое пространство основной сельскохозяйственной базы СССР . Исходя из того, что Украина и Северный Кавказ едины, Хлевнюк утверждал, что именно здесь традиционно были сильны антисоветские настроения. Именно украинские крестьяне выступали главной движущей силой антиколхозного движения весны 1930 г. Неоднократные волнения вспыхивали на Украине и Северном Кавказе в 1931 1932 гг. . А это обстоятельство, по словам Хлевнюка, объясняло то, что украинские крестьяне были под двойным подозрением, как крестьяне, и как украинцы .

Не исключено, что убежденность в том, что в советские годы украинцы лишились своих земель и находились в угнетенном состоянии, повлияла на уроженца Винницы. Возможно, что неприязнь к советскому строю, которая стала исподволь культивироваться на западе Украины еще во времена молодости Хлевнюка, а затем переросла в яростный антисоветизм, заставила его утратить научную объективность. Однако враждебность Хлевнюка к советской стране не помешала ему написать работу, которая отвечала хотя бы элементарным требованиям для книги о событиях и деятелях прошлого. Неужели доктор исторических наук не испытал смущения, предложив издательству свое неряшливо сработанное окургуженное изложение советской истории? Кто же, кроме лютого антисоветчика Сванидзе, решился рекомендовать читательской аудитории этот сырой полуфабрикат, нафаршированный отсебятиной?

Stalin made in the USA

Секрет публикации книги Хлевнюка и ее восторженная реклама объясняются тем, что она выполнялась по заказу американских советологов и для американской читательской массы. Хлевнюк признает, что его детище было подготовлено для издательства Йельского университета (США) по предложению Джонатана Брента и Вадима Стакло. Хлевнюк поблагодарил за выход книги в свет также Йорама Горлицкого, Андреа Грациози, Яна Плампера, Дэвида Ширера и других, назвав их читателями, о которых может мечтать любой автор . Выразил Хлевнюк признательность также Г. Алексопоулусу, Й. Баберовски, А. Блюму, А. Вайнеру, Н. Верту, Л. Виола, С. Виткрофту, К. Гестве, В. Деннингхаусу, Н. Катцеру, И. Коэну, М. Каверн, Х. Куромии, В.А. Пассату, Р.Ю. Подкуру, В. Познер, С. Понсу, А. Рису, А. Романо, Дж. Смиту, Т. Томита, М. Харрисону, И. Ширле, М. Эли, Б. Энкеру . В свою очередь Ян Плампер, а также некий Саймон Монтефиоре запечатлели на обложке книги Хлевнюка свое восхищение его изделием. В свою очередь Хлевнюк на протяжении своей книги многократно и обильно процитировал этих и других американских авторов, именуя их выдающимися исследователями .

Но такими ли выдающимися исследователями являются люди, которые помогали издать книгу Хлевнюка, а затем расхваливали ее? В недавнем прошлом советология, обслуживавшая штабы холодной войны, получала мощную материальную поддержку государства, а потому в ее рядах трудились профессионалы высокого класса. В советологических центрах самым внимательным образом изучались все республики СССР, все стороны их жизни. Американские советологи регулярно следили не только за центральной, но и провинциальной печатью СССР. В ту пору, когда не было компьютеров, они составляли домашние картотеки на всех советских руководителей, включая членов ЦК союзных республик и обкомов партии. Постоянная работа над собранной информацией позволяла им делать меткие прогнозы.

Так, на страницах журнала Проблемы коммунизма в апреле 1979 г. американский советолог Джерри Хаф высказал предположение, что вероятными преемниками Л.И. Брежнева могут стать В.В. Гришин, К.У. Черненко и Ю.В. Андропов. Однако, доказывал Хаф, наибольшие шансы стать новым генеральным секретарем имеет самый молодой член партийного руководства М.С. Горбачев. Статья Хафа во многом определила повышенное внимание правящих кругов США и других стран Запада к Горбачеву задолго до марта 1985 г. А в это же время тысячи коллег Хафа разрабатывали планы дестабилизации СССР и его распада, которые затем были претворены в жизнь.

Однако после победы в холодной войне правящие круги США резко сократили расходы на советологию, поскольку предмет исследования исчез с политического горизонта. Сокращение ассигнований сказалось на количестве и качестве новых специалистов. Многие из них были озабочены лишь тем, чтобы, получив государственные гранты, съездить в Москву, полистать там партийные архивы и, выхватив из отдельных документов всё, что они могли прочесть, полагаясь на свое убогое знание русского языка, смастерить книжку о страшной Советской стране и ее руководителях. К своему ремеслу новые специалисты по советской истории привлекали и выходцев из СССР. Одним из них стал Олег Хлевнюк, взявшийся за выполнение американского заказа.

Традиционно поверхностное знание нашей страны подавляющим большинством американских читателей предопределило стремление Хлевнюка свести к минимуму упоминание о предметах, относящихся к советской жизни. По этой же причине Хлевнюк не стал повторять многие измышления относительно Сталина, распространявшиеся в нашей стране с конца 80-х гг. Ведь эти клеветнические сочинения создавались для того, чтобы дискредитировать Сталина в глазах советских людей. Лживые обвинения Сталина в измене ленинским принципам шокировали коммунистов страны и многих советских людей, но не имеют никакого значения для подавляющей массы американцев, воспитанных с детства в духе антикоммунизма. Советские люди, поверившие клеветническим сочинениям о том, что Сталин не подготовил страну к войне и забросил бразды правления в первые дни войны, были потрясены таким безответственным отношением к обороне страны. Те советские люди, которые поверили, что Сталин готовил первым нападение на Германию, а это, мол, вызвало гитлеровское вторжение, были искренне возмущены. Но эти обвинения не могли заинтересовать рядовых американцев, не владеющих элементарными знаниями о нашей стране и не разделяющих патриотических чувств сынов нашего отечества.

Чтобы настроить американского читателя против Сталина, нужны были другие аргументы, а потому Хлевнюк обратился к устойчивым стереотипам антикоммунистической пропаганды, на которых были воспитаны многие поколения населения США. Прежде всего он постарался скрыть всё, что могло бы свидетельствовать о научном характере коммунистической теории. Хлевнюк умолчал о том, что с начала своей революционной деятельности Сталин, как и другие марксисты, изучал коммунистическую теорию и в последующем придавал огромное значение овладению членами партии марксизмом. Хлевнюк не привел ни единого свидетельства того, как Сталин в своих устных выступлениях и письменных работах делал оценки текущих событий и предлагал политические решения на основе марксистского научного метода. Стараясь следовать традиционному пропагандистскому стереотипу, Хлевнюк предпочел не упоминать ни марксистскую теорию, ни вклад Сталина в ее развитие. А без этого Сталина понять невозможно.

Вместо разбора марксизма и сталинских теоретических работ Хлевнюк прибег к вульгарным шаблонам антикоммунистической пропаганды, твердя без конца об идеологических догмах , которым якобы слепо следовал Сталин. Объясняя их, Хлевнюк пишет:

Основой сталинских представлений о мире был крайний антикапитализм. Он был тотальным . А что может быть страшнее для людей, с колыбели считавших капиталистический строй воплощением мечты человечества о свободе и прогрессе? Врагом этого строя для апологетов буржуазного строя считалось государство, ограничивающее свободу частного бизнеса. Хлевнюк наверняка поверг многих американских читателей в ужас приведенной им шутливой запиской, которую Сталин послал своей дочери Светлане в роддом: Береги дочку: государству нужны люди . По словам Хлевнюка, эта… фраза выражала суть Сталина. Созданное большевиками государство в его миропонимании являлось абсолютом. Государству и его высшему воплощению партии во главе с вождем полностью и беспрекословно подчинялось все сущее .

Играя на страхах, сложившихся в сознании американцев за годы холодной войны, Хлевнюк обратился и к другому жупелу антисоветской пропаганды. Он утверждает, что марксистские и большевистско-ленинские догматы в сознании и действиях Сталина вполне мирно уживались с великодержавием и империализмом . Запугивая американских читателей, Хлевнюк пишет: Сталин превзошел царей. Советская империя расширила сферы своего влияния на огромные пространства Европы и Азии, превратилась в одну из двух мировых супердержав . А ведь ради сокрушения советской супердержавы американцев в течение нескольких десятилетий убеждали в необходимости наращивать гонку вооружений и даже пойти на риск глобальной ядерной войны.

Ориентируясь на традиции родины одной из первых буржуазных революций, Хлевнюк постарался изобразить отталкивающий образ диктатора и тирана , угрожавшего свободной Америке. Он пишет: Немалую роль в выборе политического пути играли и личные качества Сталина. Он был жесток… Как и другие диктаторы, был упрям и негибок .

В строгом соответствии с каноническим образом тирана Хлевнюк постарался изобразить Сталина не только жестоким и кровожадным, но также малокультурным и примитивным. При этом он ссылался на некоего М.Я. Вайскопфа, нагло утверждавшего, будто Сталин не был знаком с дореволюционной русской, а также зарубежной художественной литературой. От себя же Хлевнюк добавил, что Сталин не был тонким ценителем музыки . Это написано о Сталине, страстном любителе оперы, балета и музыкальных концертов. Это сказано о Сталине, который лично отбирал варианты Гимна Советского Союза и выбрал такую мелодию, которая до сих пор используется для гимна страны. В качестве доказательства не тонкого музыкального вкуса Сталина Хлевнюк сослался на программы кремлевских концертов, которые лично составлял Сталин. В их репертуаре преобладали классические музыкальные произведения и народные мелодии. Но возможно, Хлевнюку больше по душе вокально-хореографическая композиция, исполнявшаяся недавно на майдане незалежности под удары по железным бочкам и повторяющиеся хором слова: Кто не скачет, тот москаль! .

Чтобы посрамить Сталина, Хлевнюк не поленился сочинить корявые строки, выдавая их за адекватный перевод с грузинского стихотворения юного Иосифа Джугашвили. Тем самым Хлевнюк высмеял суждения выдающегося поэта Грузии Ильи Чавчавадзе, помещавшего стихи семинариста Джугашвили в издававшейся им литературной газете. Этот прием не нов. Точно так же поступил тургеневский герой Пигасов, который, не зная ни слова на украинском, выдавал придуманные им слова грае, грае воропае за стихотворную строку, прочтя которую, малоросс… непременно заплачет . Возмущаясь фантазиями Пигасова, другой герой романа Рудин Басистов воскликнул: Помилуйте! Что же вы это такое говорите? Это ни с чем несообразно. Я жил в Малороссии, люблю ее, и язык ее знаю… грае, грае воропае совершенная бессмыслица .

Последние два слова Басистова приходится не раз вспоминать, знакомясь с сочинением Хлевнюка. Пользуясь незнаниями подавляющего большинства американцев, он подсунул им немудрящее сочинение об Империи зла , управлявшейся Мистером Зло . Сведя советскую историю к трагическим событиям, которые он изложил не только в разделах Война с крестьянством , Голод , Полутеррор и главе Террор и война , Хлевнюк постарался создать мрачную повесть страданий подавляющего большинства населения огромной страны. Для этого он активно использовал тексты личных писем. Подлинность некоторых из них не вызывает сомнений, как, например, приведенные Хлевнюком письма из переписки М. Шолохова с И. Сталиным в апреле-мае 1933 г. Однако, обнаружив легкость, с которой Хлевнюк придумывает тексты Ленина, Молотова и Сталина, можно усомниться в точности цитирования им значительной части личных писем и даже в существовании таковых.

О том, что в ту пору даже люди, враждебно настроенные к советской власти, не оценивали в своей переписке тогдашнюю жизнь как царство мрака и ужаса, свидетельствует содержание книги Яна Гросса Революция из-за границы . Она была написана на основе писем тех поляков из западных областей Украины, которые подверглись депортациям накануне войны, а затем вступили в армию генерала Андерса и покинули СССР. В отличие от подавляющего числа населения Западной Украины, эти люди воспринимали приход Красной Армии как оккупацию . В своих письмах они с возмущением вспоминали о закрытии католических церквей, поспешно созданных колхозах и высылке десятков тысяч людей на восток СССР. Однако эти люди все же отмечали и другую сторону происшедших перемен. Гросс писал: Странным образом оккупация создала раздвоенную реальность. Появилось больше школ, больше возможностей для высшего образования и профессиональной подготовки, обучения на родном языке, поощрения физического и художественного развития. Казалось, что многие препятствия, мешавшие движению наверх, были удалены. Наблюдалось резкое увеличение занятости; на фабриках и в учреждениях требовалось в два раза больше рабочих и административных служащих, чем до войны… Если кто-нибудь просил работу в конторе, он ее получал . Поляки, покинувшие СССР, признавали, что для многих молодых людей в западных областях Украины и Белоруссии поражение Польши не было поводом для траура, а скорее свидетельством, захватывающим началом, возможностью, о которой нельзя было и мечтать, для того, чтобы принять участие в видимой политической деятельности .

Но Хлевнюк, который не был свидетелем воссоединения западных областей с УССР, дал иную оценку этого события: Новые территории были вынуждены галопом промчаться по пути советизации и массовых чисток, по которому старый СССР двигался уже несколько десятилетий . Далее следует шаблонный набор: расстрелы, заключения в лагеря, экспроприация частной собственности .

Американский читатель, наверное, верит, что к этому свелась вся сталинская история, потому что он никогда не знал про стремительное преобразование Страны Советов в мощную державу, ликвидацию социального неравенства, безработицы, неграмотности и массовых болезней. Средний американец не знает о том, что за предвоенные годы население страны, которое якобы систематически уничтожал кровавый тиран , выросло на 20 с лишним миллионов человек. Американец не догадывается, что жестокий диктатор стал соавтором демократической Конституции СССР и инициатором введения первых в истории страны тайных, равных, прямых выборов. Он верит голословным утверждениям Хлевнюка о том, что у Жукова нет ни единого документа, подтверждающего стремление Сталина ввести выборы на альтернативной основе. Ведь книги Жукова, в которых приведены многочисленные ссылки на подобные подлинные документы, американец не прочел и наверное никогда не прочтет.

Незнание среднего американца не позволяет ему задумываться, каким образом под руководством неумелого полководца , как именует Хлевнюк Сталина, якобы разоренная, нищая и голодная страна бесправных рабов победила мощные армии фашистских государств и спасла весь мир от угрозы порабощения и геноцида. Он может поверить Хлевнюку, когда тот объясняет стойкость советских людей в борьбе с фашизмом некоей смесью , в которой чуть ли не главным фактором была привычка к повиновению . Ведь это объяснение не подвергает сомнению убежденность миллионов американцев в том, что лишь благодаря США гитлеровская Германия была побеждена.

Как уберечься от импортной отравы

Но почему же совершенная бессмыслица , состряпанная для несведущей в истории нашей страны американской публики, стала распространяться в нашей стране? Роскошно изданная и богато иллюстрированная книга Хлевнюка, продающаяся за 600 рублей в московских книжных магазинах, явно предназначена для состоятельного читателя. В самом начале книги Хлевнюк предупреждает, что его книгу не следует читать тем, кто ознакомился с произведениями критиков антисталинизма, включая книгу Жукова. Книга Хлевнюка издана, прежде всего, для тех, кто по своему социальному положению и взглядам не слишком отличается от американского буржуазного читателя.

Аргументы, подобранные Хлевнюком для американцев, подходят и для таких российских читателей. Они также свято верят в превосходство капиталистической системы и ненавидят ее врагов. Они также верят в достоинства американского образа жизни и презирают советский патриотизм. Этим людям по душе стряпня Хлевнюка.

В то же время заокеанские заказчики книги Хлевнюка сознают, что ее можно использовать для затуманивания сознания людей, не имеющих крупных счетов в банках. Следует учесть, что почти за четверть века после крушения СССР и советской власти знания миллионов жителей России о советской истории были сокращены и деформированы. Как правило, в школьных учебниках деятельность Сталина характеризуется исключительно негативно. Далеко не во всех публичных библиотеках сохранились труды Ленина, Сталина, стенограммы съездов партии, серьезные исследования по советской истории. К тому же в библиотеки ходят все реже. В то же время по телевидению, радио и в печати широко распространяются вздорнейшие сочинения о советском времени. Историю, которую в советское время, внимательным образом изучали в школе и вузах, подменили вульгарной болтовней из смеси шокирующих фактов и еще большего количества выдуманных баек. У многих людей возникла привычка использовать исторические события как повод для повторения глупых измышлений, рассчитанных на то, чтобы развлечь собеседников или привлечь внимание к себе.

Поэтому сокращенная и вульгаризированная история Хлевнюка может оказывать влияние на массовую аудиторию. А чтобы сделать свою книгу привлекательной и придать ей драматизм, Хлевнюк разбил ее на шесть глав, каждая из которых посвящена дням предсмертной агонии Сталина. Хотя Хлевнюк сравнил этот прием с конструкцией матрешки, он больше напоминает устройство наперстка, с помощью которого ловкач захватывает внимание прохожих, а затем выманивает у них деньги.

Если верить Александру Дюма, то Карл IX погиб из-за своей любви к чтению. Королю подсунули книгу, каждая страница которой была пропитана ядом. Перелистывая ее страницы, король пальцами впитывал отраву. Подобным ядом пропитана каждая страница книги Хлевнюка. Вряд ли приходится рассчитывать на то, что Онищенко запретит ввоз этого отравленного импортного продукта.

Противоядием против отравы Хлевнюка может служить лишь изучение истории советской страны и коммунистической партии. К сожалению, далеко не все новые произведения о Сталине помогают понять этого руководителя советской страны и его время. Крикливые книги, авторы которых бездумно заявляют, что сталинизм выше ленинизма и марксизма, а вместо убедительной информации предлагают непристойную ругань в адрес либерастов , лишь запутывают читателей.

Изучение истории требует углубленного подхода. Для меня ярким примером такого изучения истории и одновременно высокой требовательности к себе служит отношение к знаниям о прошлом моего знакомого ветерана Великой Отечественной войны Ф.Ф. Барилова. Он никогда не ограничивается проглатыванием книги или статьи на историческую тему и выхватыванием из нее жареных фактов . Внимательно прочитывая материал, Федор Федорович подчеркивает те места, которые требуют дополнительной информации и нередко возвращается к прочитанному. Вновь обретенные знания, которые он счел ценными, он непременно старается донести до своих друзей и знакомых. Лишь добиваясь подобного отношения к изучению истории, патриоты нашей страны могут оградить наш народ от воздействия зарубежной заразы.

http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=601715

Интересна статья?

0 комментариев *