Судьба Средней Азии в контексте современных Афганских реалий

  • 534     0

Около двух месяцев на границе между Афганистаном и Таджикистаном не прекращаются хаотичные столкновения с так называемыми талибами.

“Так называемыми” потому, что на самом деле организация “Талибан” находится на грани раскола большая часть членов организации поддерживают идею диалога с правительством и демонстрируют нежелание прибегать к силовым методам. Другая же часть талибов, обосновавшихся на севере страны, настроена куда более радикально.Они вполне лояльно относятся к идее объединения с боевиками ИГИЛ, считая, что ни при каких обстоятельствах нельзя соглашаться на мирные переговоры с правительством, что власть в стране можно завоевать лишь с помощью пресловутого джихада. Нас интересует именно вторая, отколовшаяся, часть организации.

Линия столкновений сил Ахмад Шах Масуда с талибами проходит в 20-40 километрах от границы с Таджикистаном.Но, несмотря на это в последнее время здесь участились случаи нападенияпока еще разрозненных и неорганизованныхгрупп афганских экстремистов, которые способны создавать очаги нестабильности, далеко за пределами линии фронта. И хотя талибы заявляют о том, что «лишней земли им не надо», их стремительное продвижение на север никак не согласуется с подобными заявлениями.

Нельзя также упускать из виду влияние такой организации, как ИГИЛ, популярность которойстремительно растет среди афганской молодежи. Радикально настроенные молодые афганцы считают, что «Талибан» постепенно себя изживает, поскольку за 14 лет вооруженной борьбы он так и не смог восстановить контроль над территориейАфганистана. В отличие от талибов, «Исламское государство» сражаясь в Сирии и Ираке, развивается гораздо более динамично. Видят перспективы в развитии «Исламского государства» и спонсоры радикального фундаментализма, в первую очередь — Катар, вложивший немало средств в информационное обеспечение деятельности радикалов. В этом контексте стоит рассмотреть возможность слияния северного ответвления талибов с боевиками ИГИЛ, разъяренными российскими бомбардировками территории Сирии. Можно предположить, что подобное образование, объединяющее боевиков Талибана и радикалов ИГИЛ,с большой долей вероятности, начнет стремительное продвижение вглубь Средней Азии. Тогда Россия будет вынуждена прибегнуть к силе и оказать противодействие исламским радикалам не на словах, а на деле, и не в небе Сирии, а на суше, в непосредственной близости от своих границ. Когда исламские террористы дойдут до российских границ, Путину будет уже недо мирового лидерства.

Любые просчеты РФ в политике на Ближнем Востоке представляют непосредственную угрозу ее безопасности.Однако с учетом амбиций российского президента и понимания того, что едва ли российские войска позволят боевикам вольготно чувствовать себя на территории соседних государств и уж, тем более, приблизиться к своим границам, нетрудно предвидеть дальнейший ход развития событий.Можно предположить, чтороссийское руководствопримет решение усилить свое военно-политическое присутствие в странах Средней Азии для «защиты своих национальных интересов, и интересов своих ближайших союзниковпо СНГ (Таджикистана, Узбекистана, Туркмении), а также для обеспечения международной безопасности (!)».Ис этим трудно будет поспорить. Тогдане сложно предугадать следующий шаг Путина принятие решения об увеличении военного контингента в Таджикистане и Кыргызстане. Подобное решение будет выглядеть вполне оправданным, посколькуречь будет идти о безопасностиграниц дружественных России государств партнеров по СНГ. Но вот как такое решение отразиться на их дальнейшей судьбе — вопрос другой. Итак, лидеры среднеазиатских республик уже столкнулись с непростой дилеммой: на одной чаше весов — необходимость воспользоваться военной помощью России, чтобы защитится от исламских боевиков, с другой — угроза поглощения этих государствтой же Россией. Очеводно, что воспользовавшись услугами, «любезно» предоставленными Путиным, они частично потеряютсвойсуверенитет и возможность проводить самостоятельную внешнюю политику.

Как бы то ни было, в современных реалиях у государств Средней Азии выбор не велик: или в одиночку противостоять угрозе исламского терроризма, или попасть под протекторат России.

Интересна статья?

0 комментариев *