«У меня было 140 киосков, осталось 55»

«У меня было 140 киосков, осталось 55»

Пятеро владельцев новосибирских киосков рассказали, как выживают без пива и сигарет, и предложили способ спасения страны от кризиса
В конце ноября киоскеры и другие владельцы малого бизнеса вышли на пикет, опасаясь введения новых налогов. 22 ноября они выступили против закона, принятого Госдумой 21 ноября, — о муниципальных сборах от 6 тыс. до 600 тыс. руб. в квартал, которые будут собирать с торговых предприятий в Москве, Санкт-Петербурге и Севастополе. Местные владельцы малого бизнеса опасаются, что сборы распространятся и на Новосибирск. Меж тем в столице Сибири киоски и так уже массово закрываются. Умрет ли это вид бизнеса и почему ему при этом не страшен никакой кризис, узнала корреспондент НГС.БИЗНЕС.

Антон Лыков, генеральный директор сети «Дядя Дёнер»: «Это будет убийственно для любого бизнеса! Для помещений площадью меньше 50 кв. м предусмотрен налог 600 тыс. руб. в квартал — это невозможно. Это 200 тыс. руб. в месяц — ни один киоск не зарабатывает такие деньги. 50 тыс. руб. — это хороший заработок для киоска. Некоторые имеют 20–30 тыс. руб. с киоска. Зачем нас пугают новыми налогами? Это только добавляет нервозности. И идет вразрез с политикой Путина, который говорит, что кризис мы переживем и надо поддерживать предприятия. У нас [в Новосибирске] 3 тыс. киосков — и все они закроются. Ни в общественном питании, ни в шоколадках и газировке — нигде нет свободного места. Невозможно сейчас выйти на этот рынок — и чтобы это было выгодно. Вложения в киоск фастфуда площадью 18 кв. м составляют около 1 млн руб. Срок окупаемости — 2–2,5 года.

Кризис больше вокруг нас нагнетают средства массовой информации. И, как и в прошлый кризис, он в головах. Люди продолжают работать, кушать, ходить к нам в заведения».

Анна Стрельникова, владелец 55 остановочных киосков: «У меня было порядка 140 киосков, осталось 55. Есть вероятность, что на зимний период еще треть придется закрыть. Потому что после запрета на торговлю пивом и сигаретами основную выручку летом удается делать на напитках, лимонадах, газировках. В целом после запрета — прибыль в 3 раза ниже.

Какой смысл открываться? Мы закрываем [свои киоски]. Мне кажется, этот формат потихоньку уйдет. Вложения в остановочный киоск — от 500 тыс. до 1 млн руб. Срок окупаемости раньше был 3–4 года, сейчас он просто не окупится.

Кризис никак не сказывается [на киосках]. На нас повлияли законодательные запреты. Все это и повлекло кризис в том числе, по-моему. Потому что от запретов не только наше предприятие страдает: когда закрываются киоски, доходы теряют организации вневедомственной охраны, уборки, экспедиторы, наши поставщики — все как снежный ком, эти организации теряют доход, сокращают штат, люди остаются без работы. Та же аренда земли в мэрию не поступает».

Андрей Трашкеев, владелец сети остановочных киосков: «У меня было 7 киосков, осталось 2: частично продал, частично перепрофилировал — теперь там изготовление дубликатов ключей, — остальные сдаю в аренду. И в последнем случае там постоянная текучка: люди начинают работать и расторгают договоры — пробовали общепит, шаурму, фрукты, газеты-журналы… Думаю, что

70 % киосков перестали работать после запрета пива. И теперь летом основной товар — это «кока-кола», а зимой — ничего. Пережить бы эту зиму.

С круглосуточной работы я перевел свои киоски на дневное время. Вложения в открытие — минимум полмиллиона рублей, с пивом и сигаретами срок окупаемости был 1–2 года. Раньше этот бизнес привлекал небольшими вложениями и быстрой окупаемостью. Сейчас срока окупаемости нет. Что касается кризиса, то, может, шубы, машины стали меньше покупать, а продукты питания, напитки всегда покупали и всегда будут покупать. Самый худший вариант развития [киосочного бизнеса] — сдача в аренду: люди все равно пытаются что-то открывать. Хотя вот цветочники говорят, что и к 8 Марта теперь недостаточно выручки, знакомые перестали заниматься этим бизнесом, хотя 15 лет в нем работали, — конкуренцию составляют открывающиеся «цветы оптом».

Артем Береговой, владелец 6 киосков: «Сейчас октябрь закрывал — финансовую отчетность, — есть киоски, которые сработали в минус. Я уже писал и в аппарат правительства, и президенту… Я себя хуже ни материально, ни психологически не чувствовал лет десять. В 20 раз упал оборот! А все налоги, все платежи постоянные — они остались. Ведь нам никаких льгот после отмены пива и сигарет не досталось.

Я даже попытался устроиться на работу, у меня инженерное образование. Но предприниматель — это уже как черная метка. Не берут на работу, объясняют: [вы] слишком предприимчивые люди, а нам нужны исполнительные.

После запрета на продажу пива и сигарет мы ввели в линейку печенья, хлебобулочные изделия, сухие завтраки — но формат был не для этого, это судороги, бессмысленные, похоже. Больше всего продается газировки, бутилированной воды. Смысла открывать остановочные киоски нет, вообще нет. Если только какие-то франшизы быстрого питания. Вложения в открытие — от 500 тыс. руб. Окупаемость в лучшем случае была полгода-год. Сейчас убыточно. Десятилетия нужны, чтобы окупиться. Я думаю, что кризис нас особо не трогает. А мы могли бы поправить положение. Потому что мы много налогов платим в местный бюджет».

Людмила Черемисина, владелец и продавец киоска с парфюмерией в метро: «Мы уже еле выживаем. За год нам подняли аренду в 2 раза — на 100 %. А оборот уменьшился в 2 раза. За счет того, что больших сетевых магазинов всё больше. Раньше у них не было туалетной воды — сейчас у них все есть, и цены у них такие, по которым я покупаю. Наш основной доход — недорогая декоративная косметика — ассортимент для супермаркетов. Метро всё так работает — на ситуативных покупках. Конечно, есть и постоянные покупатели, кто живет по линии метро.

Думаю, что сейчас смысла нет открывать [киоск в метро]. Вложения в открытие точки площадью 6 кв. м с учетом того, что товар можно брать с отсрочкой платежа, — 200 тыс. руб. Срок окупаемости — сейчас уже никакой, честно говоря, окупаемости нет. В ноль полгода работаем.

У меня до прошлого года работало 3 человека. Сейчас у меня один продавец, и я сама вынуждена работать за продавца. Судя по моим знакомым, многие сейчас работают сами. А с сентября и вовсе беда: наверное, из-за скачка доллара у нас люди без денег сидят. И цены у поставщиков выросли на 15–20 %, а соответственно и у нас». 

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Григорий Дмитриев     #1     +2  

    Грабительские законы против малого бизнеса принимают по простой причине - чиновники всех уровней в доле у среднего и крупного.

    ответить  
  2. Игорь Мунгалов     #2     +2  

    "И идет вразрез с политикой Путина, который говорит, что кризис мы переживем и надо поддерживать предприятия"

    Это как раз и идёт в ногу с политикой Путина, который 14 лет только и говорит о диверсификации производства, о подъёме промышленного потенциала РФ (умалчивая, что развитая промышленность в РФ- это индустрия "бензоколонки") и прочий трёп о сверхдержавности России. Лёгкий ветерок санкций (всего-то лишь лишили внешнего финансирования) показал убогость состояния путиномики. Появления из среды промышленников Ходорковского №2 боится Путин, вот и "заморил" (окончательно и похоже навсегда) промышленный потенциал России, создав только условия для развития сырьевой структуры экономики, над которой государство имеет абсолютную власть (выдача лицензий на разработку месторождений). Ну, а киосочники- это частный случай путиномики.

    ответить  
  3. Дмитрий Осипов (vk)     #4     0  

    Херня какая то у них с окупаемостью,они все свои киоски где то прячут??или спецом занижают цифры?бред какой то!окупаемость у них 2-4 года))))петросяны блин))))

    ответить