Если я заболею, к врачам обращаться не стану – убьют!

Опубликовал Александр Росляков

Я лежу, болею, сам себя жалею , было в моем детстве такое жизнерадостное стихотворение Агнии Барто, как пять веселых подружек чудесно исцеляют захворавшего мальца.

И вот нынче уже я сам лежу, болею невесть чем бросает то в жар, то в озноб; то ли простуда, то ли еще что; вот только никого мне в помощь нет.

Наивный скажет: так вызови врача, вдруг у тебя ковид, все же в Москве живешь, где медицина еще не до конца убита!

Ну нет уж, без того у меня есть хоть шанс а доктора угробят точно! Пару лет назад я уже побывал в их лапах и еле жив остался.

А дело было так.

Почуяв с утра неладное, я вызвал скорую и та свезла меня в одну из лучших столичных клиник.

Оборудование закачаешься, какие-то сферы, бункеры, начиненные электроникой, просвечивание с головы до пят, измерения десятков моих параметров...

После чего я своими ногами вошел в реанимацию а выехал оттуда уже на каталке, чуть живой.

Беда же была в том, что там круглосуточно пикал какой-то датчик, и если днем был еще терпим, то в ночной тиши долбил мозг страшно.

Бесчувственным он не мешал, но я-то был в себе и когда попросил сестру выключить или хотя бы приглушить это орудие несносной пытки, мол не дает заснуть, она сказала:

Ты что, спать суда приехал?

А что я сюда приехал?

Болеть! Вот и болей, пока не укололи и не привязали!

Утром я хотел встать, чтобы помочиться в утку, но не смог сделать этого страшная ночь вконец лишила меня сил, и я понял, что второй такой уже не переживу.

И потому во время утреннего врачебного обхода, который совершали несколько недобрых теток и один мужик с глазами человека, попросил перевести меня в обычную палату.

Главная тетка сказала, что мои показатели упали, потому мне тут еще лежать и лежать.

Но я зацепил шедшего в хвосте мужика и взмолился ему, объяснив свою причину.

Он обещал похлопотать и в обед меня впрямь перевезли в обычную палату, где я тут же заснул мертвецки часа на два, чем и спасся.

Но еще не до конца.

Через неделю меня выписали, снабдив огромной портянкой с перечнем довольно дорогих лекарств, почти все из которых я должен был принимать пожизненно.

По эдакой пригоршне трижды в день и в результате началась новая дрянь: я почти утратил сон, у меня начались по ночам галлюцинации.

Например: я мэр небольшого города, у нас катастрофа с кучей жертв, ночь, все ломятся в мой кабинет, но я до утра ничего не могу сделать, мне надо выспаться, а люди не дают.

Тогда секретарша говорит, чтобы я заменил одеяло на простыню, я включаю ночник, встаю, достаю из шкафа простыню, укрываюсь ей и людской шум смокает. Секунд на 20. После чего растет снова, я сажусь на кровати, уже поняв, что это бред, под утро ненадолго засыпаю и так ночь за ночью.

Тогда я, прикупив на рынке дары из самых смачных фруктов, еду в клинику и говорю главврачихе отделения, что прописанные ей лекарства гонят меня снова в гроб.

Дескать нельзя ли глянуть, вдруг там что-то лишнее.

На что она мне очень резко отвечает, что не совался б я со своим дилетантским рылом в их медицинский ряд: все мне прописано строго по данным их суперприборов.

А может, лично меня глянете?

Не притворяйтесь дураком, вам выписано то, что следует.

А вскоре мы с дочкой вылетели на несколько дней к моему другу, живущему на сказочном взморье: вдруг мне там полегчает.

И его дотошная жена изумленно вытаращила глаза на кучу всяких капсул и таблеток, что я привез с собой:

Ты хоть знаешь, что это и от чего?

Откуда мне знать, я лет 30 не ходил в больницы, не буду же копаться в том, чего не понимаю...

Болван, так можно было говорить 30 лет назад, а сейчас нужно проверять каждый рецепт!

Она смерила мне давление, оказалось здорово пониженное, после чего нашла среди моих снадобий таблетки для понижения того же давления:

Вот эти попей еще неделю и точно сдохнешь!

Я выкинул те таблетки, и уже через пару дней сон мой стал помалу удлиняться, а давление повышаться.

Неравнодушная подружка все-таки спасла мне жизнь!

Вернувшись домой, я помчался в поликлинику проверить прочие рецепты но напоролся на двойников клинической врачихи, прописавшей мне по сути смертный приговор.

Они, глянув в мою мед-карту, лезли в компьютер и вместо того, чтобы вычеркнуть ненужное, выписывали еще новое, попутно отвечая на все мои вопросы тем же клиническим хамством.

Я же тогда написал заметку про мои больничные перипетии, которая широко разошлась по интернету, собрав сотни комментариев. Отозвались и врачихи клиники, где я лежал:

Этот гад был у нас в реанимации, и мы допустили серьезную врачебную ошибку, выпустив его живым!

Но я все же нашел порядочного терапевта, молодого вьетнамца, которого очень хвалили пациентки: Он русскому хамству не обучен!

И тот, слегка смущаясь, сказал мне, что две трети выписанных мне лекарств я мог бы не принимать.

После чего месяца за три я почти полностью восстановился, оставив всего три из кучи назначенных мне снадобий.

Вьетнамца же, второго моего спасителя, явно пошедшего против нашей медицинской шерсти, в итоге выгнали с работы, о чем я узнал, когда пришел вручить ему кой-какую благодарность и потолковать еще кой о чем.

Попутно я напоролся еще на одну дичь.

Так как все в человеке связано, после моей тяжелой физической встряски у меня жутко разболелось правое плечо.

Потом прошло, но разболелось левое и уже само не проходило, не давая снова спать.

Пошел я по хирургам, которые после рентгена прописали мне всякие мази и таблетки из компьютера толку ноль.

Тогда меня направили к самому главному авторитету окрестных поликлиник (на каждого москвича теперь их целый куст), и он, глянув на рентген-снимок, заявил, что терапия тут бессильна, надо менять сустав.

Резко осек мою попытку возражения и выписал мне ордер на операцию в больницу № 67.

Я пришел туда на собеседование, принимала совсем зеленая девчонка, еще не охамевшая и не озверевшая, как старшие коллеги.

Мне удалось вступить с ней в человеческий контакт, рассказать несколько занятных баек о первом лекаре Востока Авиценне, слышанных когда-то на Памире.

И она чистосердечно призналась, что только окончила институт, опыта никакого, и может только на пробу предложить мне: поливать плечо горячей водой, а потом холодной.

Через полгода плечевая боль прошла благодаря ее совету без следа и как мне было относиться после этого к пославшего меня под страшный нож хирурга корифею?

Как к настоящему врачу-убийце, олицетворившему нашу нынешнюю медицину, совместившую в себе блеск дико дорогой техники, гешефты на дорогущих снадобьях и нищету убитого всем этим докторского духа?

На днях депутат Рязанской облдумы от ЕР прошумел на всю Россию его отчаянной заботой о жизни и здоровье россиян:

Сегодня покупают сертификаты от прививок. За это нужно расстреливать! Я бы сам принял участие в расстрелах. Обязательно это надо делать!

А может, расстреливать, во всяком случае морально, надо тех, кто их шкурным делом довел наше здравоохранение до усвоенного уже не одним мной заклинания: Если я заболею, к врачам обращаться на стану! ?

Потому что по факту эта нечисть в белых халатах работает у нас все больше не на исцеление, а на убиение посмевших захворать людей.



Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Вальтер Босс     #1     +1  

    Автор не прав. Врачи работают не на ... убиение посмевших захворать людей..., а на вытягивание ДЕНЕГ из посмевших захворать людей... И таких ,пожалуй, уже перевалило за 90%

    ответить  
  2. игорь грачев     #3     0  

    Подписываюсь, под каждым его предложением!! Это система российской медицины. Порочный круг. Выписывают кучу таблеток. Принимаешь. Получаешь побочки от принятых лекарств. Выписывают другие таблетки. Принимаешь. До тех пор, пока не попадёшь в реанимацию. Там как повезет,. 50 на 50.

    ответить  
  3. Владимир Соколов     #4     +1  

    А ещё в российской медицине есть "пугалки" Поясню. Почти 6 лет назад сделали мне ЭКГ. И напугали, дескать когда-то у меня был инфаркт. Сделал платно УЗИ сердца- следов инфаркта нет. А якобы инфаркт судя по всему диагностировали из-за имеющейся у меня блокады пучков ножек гиса. Эта блокада- довольно частое возрастное изменение. Но на ЭКГ даёт похожий на постинфарктный след. Почему врачи в поликлинике об этом не знают, не ясно. Но попугать могут.

    ответить