В бой идут одни старики. Андрей Мальгин – о геронтократии

Есть такой закон, называется "О государственной гражданской службе Российской Федерации". Принят в 2004 году. Согласно этому закону, предельный возраст чиновников в стране не должен превышать 65 лет. Потом в отставку. Замечательная норма, гарантирующая приток в руководство свежих мозгов. Дмитрий Медведев под конец своего срока даже заговорил о том, чтобы этот закон исправить и отправлять чиновников отставку уже в 60 лет. И даже был подготовлен соответствующий проект.

Но не срослось. Как только Путин вернулся в своё кресло, он развернул возрастные нормы в обратную сторону, медведевские поправки отозвал, но внёс свои. Путинские поправки, которые кое-где в прессе прозвали "законом о кремлевских старцах", были приняты Государственной думой 19 декабря 2012 года и одобрены Советом Федерации 26 декабря 2012 года. Отныне федеральному служащему срок службы мог быть продлен по решению президента, но не выше чем до достижения им возраста 70 лет. После того, как поправки в закон были подписаны Путиным, в официальном сообщении Кремля разъяснялось, что "введение данной нормы будет способствовать сохранению на федеральной государственной гражданской службе высококвалифицированных и опытных государственных гражданских служащих, относящихся к руководящему кадровому составу".

Но шло время, а время неумолимо: Путин стареет, а с ним стареет и его окружение. Сначала пришлось "обнуляться" самому президенту, пересидевшему все мыслимые сроки пребывания у власти. Затем настала очередь "обнуляться" его окружению, и вот 24 марта 2021 года Путин подписал ещё одно дополнение к закону от 2004 года, на этот раз снимающее все возрастные ограничения с тех, кого назначил он сам. Так и вписали в новую редакцию, чёрным по белому: "На гражданских служащих, замещающих должности гражданской службы, назначение на которые и освобождение от которых осуществляются Президентом Российской Федерации, при продлении срока гражданской службы не распространяется ограничение, связанное с достижением ими возраста 70 лет".

А на прошлой неделе Госдума утвердила закон, позволяющий оставлять на службе после достижения ими 70-летнего возраста маршалов, генералов армии и адмиралов флота. Почти одновременно пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сообщил, что президент принял решение оставить на прежних должностях после достижения 70 лет секретаря Совета безопасности Николая Патрушева и директора ФСБ Александра Бортникова. Бортников отпраздновал 70-летие 15 ноября, и это был ему подарок на юбилей.

Надо сказать, что и раньше кое для кого в Кремле делали исключения. Но это были скорее курьёзы, прямо-таки веселья ради. В 2013 году неожиданно откуда-то достали, отряхнули от пыли и назначили сенатором уже мало что соображавшего 88-летнего Владимира Ивановича Долгих. Бывший секретарь ЦК КПСС, назначенный еще Л. И. Брежневым и снятый М. С. Горбачевым, Долгих стал представлять в Совете Федерации столицу нашей Родины Москву. И представлял до осени 2018 года, можете себе представить. Критикам этого назначения говорили: а сенатор это не чиновник, но член парламента, это выборная должность. Вот только кто его, Долгих, выбрал-то?


Забудем про этот казус, приглядимся лучше к нынешним кремлевским старцам. Что у нас нынче выполняет функции советского Политбюро? Правильно, после всех поправок в Конституцию и обнулений это Совет безопасности во главе с самим нашим верховным правителем Владимиром Владимировичем Путиным, до 70-летия которого осталось, кстати, менее года. Кто там ещё состоит? 70-летний секретарь Совета безопасности Патрушев в органах КГБ СССР с 1974 года, таким опытом пренебрегать никак нельзя. 70-летний постоянный член Совета безопасности Бортников в органах КГБ СССР с 1975 года. Тоже носитель бесценных для управления современным государством знаний. Так что Долгих не одинок, эти тоже из 1970-х, смотрите, какая преемственность: "Это наша с тобою судьба, это наша с тобой биография", как пелось в одной советской песне. Первый заместитель секретаря Совета безопасности Аверьянов Юрий Тимофеевич 71 год. Заместитель секретаря Совета безопасности Попов Михаил Михайлович 70 лет. Другие замы это уже молодежь: Рашид Нургалиев 65 лет, Сергей Вахруков 63 года, Александр Гребенкин 67 лет, Олег Храмов 66 лет, Юрий Коков тоже 66. Кто все эти люди? Подробные биографии их нигде не опубликованы. Это, так сказать, аппарат.

Почитаешь последние интервью Патрушева или Сергея Иванова какого-нибудь они как будто проспали полвека, проснулись и заговорили

Как и в советском Политбюро, здесь сохранена двухэтажная структура. Члены современного Политбюро теперь именуются "постоянными членами Совета Безопасности Российской Федерации", кандидаты в члены Политбюро это просто "члены Совета безопасности". Кто там среди "постоянных", помимо уже перечисленных? Сергей Борисович Иванов 68 лет, в КГБ СССР с 1975 года. Владимир Колокольцев 60 лет. Сергей Лавров 71. Ещё там состоит бывшая начальница долгожителя Долгих Валентина Ивановна Матвиенко неловко напоминать женщинам о возрасте, но ей 72 года. Сергей Нарышкин 67 лет. Сергей Шойгу 66 лет. Пробежимся и по рядовым членам Совбеза, хотя это уровень пониже, судьбоносные вопросы решают без них: Беглов (65), Булавин (69), Герасимов (66), Золотов (67), Собянин (63), Трутнев (65), Устинов (68), Чайка (70). Настоящим мальчишкой выглядит среди них наш бывший президент Дмитрий Анатольевич Медведев. Если бы прошло в своё время его предложение о предельном возрасте, то ему теперь пришлось бы в этом руководящем органе заседать, наверное, одному. Остальные бы сидели на персональных пенсиях, внукам сказки на сон грядущий читали.

Пока Путин не пришел к власти, стенограммы некоторых заседаний Политбюро ЦК КПСС удалось опубликовать. Что-то буквально вынес на себе из архива Владимир Буковский, что-то вошло в сборники серии "Россия. ХХ век", начало которой положил Александр Николаевич Яковлев. Потом, конечно, эти публикации прекратились, уж слишком они были красноречивыми. Читаешь сейчас дошедшие до нас стенограммы например, когда решался вопрос о высылке Солженицына или о вводе войск в Афганистан, или о том, вводить или не вводить войска в Польшу, когда там разгулялась "Солидарность", и поражаешься убогости этих людей, небожителей, решавших судьбу страны и не одной только страны. Какая-то безнадежная дремучесть, нежелание или неспособность смотреть вперед, ностальгия по крепкой сталинской руке.

Дорого бы я отдал, чтобы посидеть над стенограммами заседаний нынешнего Политбюро, этого собрания кремлёвских старцев. Боюсь, не доживу. Но мы можем почитать то, что дошло из прошлого. Не думаю, что образ мысли и кругозор у этой публики, пришедшей к нам прямо из эпохи застоя, сильно изменился. Почитаешь последние интервью Патрушева или Сергея Иванова какого-нибудь они как будто проспали полвека, проснулись и заговорили. Как это раньше называлось? Динозавры холодной войны.

Вот стенограмма заседания Политбюро ЦК КПСС 12 июля 1984 года под председательством Константина Черненко (за пять месяцев до этого похоронили генерального секретаря Ю. В. Андропова; через восемь месяцев похоронят самого председательствующего К. У. Черненко):

Черненко: Молотов сказал, что он не понимает людей, которые в силу обиды становятся в оппозицию. Он заявил, что осознал свои ошибки и сделал необходимые выводы. После нашей беседы Виктор Васильевич Гришин в горкоме партии вручил Молотову В. М. партийный билет.

Тихонов: В целом мы правильно сделали, что восстановили его в партии.

Черненко: Но вслед за этим в ЦК КПСС поступили письма от Маленкова и Кагановича, а также письмо от Шелепина, в котором он заявляет о том, что он-де был последовательным борцом против Хрущева и излагает ряд своих просьб…

Устинов: А на мой взгляд, Маленкова и Кагановича надо было бы восстановить в партии. Это всё же были деятели, руководители. Скажу прямо, что если бы не Хрущев, то решение об исключении этих людей из партии принято не было бы. Вообще, не было бы тех вопиющих безобразий, которые допустил Хрущев по отношению к Сталину. Сталин, что бы там не говорилось, это наша история. Ни один враг не принес столько бед, сколько принес нам Хрущев своей политикой в отношении прошлого нашей партии и государства, а также и в отношении Сталина.

Громыко: На мой взгляд, надо восстановить в партии эту двойку. Они входили в состав руководства партии и государства, долгие годы руководили определенными участками работы. Сомневаюсь, что это были люди недостойные. Для Хрущева главная задача заключалась в том, чтобы решить кадровые вопросы, а не выявить ошибки, допущенные отдельными людьми.

Тихонов: Может быть к данному вопросу вернуться в конце года начале будущего года?

Чебриков: Я хотел бы сообщить, что западные радиостанции передают уже длительное время сообщение о восстановлении Молотова в партии. Причем они ссылаются на то, что до сих пор трудящиеся нашей страны и партия об этом не знают…

Тихонов: Да, если бы не Хрущев, они не были бы исключены из партии. Он нас, нашу политику запачкал и очернил в глазах всего мира.

Чебриков: Кроме того, при Хрущеве ряд лиц был вообще незаконно реабилитирован. Дело в том, что они были наказаны вполне правильно. Возьмите, например, Солженицына…

Романов: Да, люди эти уже пожилые, могут и умереть.

Устинов: В оценке деятельности Хрущева я, как говорится, стою насмерть. Он нам очень навредил. Подумайте только, что он сделал с нашей историей, со Сталиным.

Громыко: По положительному образу Советского Союза в глазах внешнего мира он нанес непоправимый удар.

Устинов: Не секрет, что западники нас никогда не любили. Но Хрущев им дал в руки такие аргументы, такой материал, который нас опорочил на долгие годы.

Громыко: Фактически благодаря этому и родился так называемый "еврокоммунизм".

Тихонов: А что он сделал с нашей экономикой! Мне самому довелось работать в совнархозе.

Горбачев: А с партией, разделив ее на промышленные и сельские партийные организации!

Устинов: Мы всегда были против совнархозов. И такую же позицию, как вы помните, высказывали многие члены Политбюро ЦК. В связи с 40-летием Победы над фашизмом я бы предложил обсудить и еще один вопрос, не переименовать ли снова Волгоград в Сталинград. Это хорошо бы восприняли миллионы людей…

Тихонов: Недавно вышел очень хороший документальный фильм: "Маршал Жуков", в котором достаточно полно и хорошо показан Сталин.

Черненко: Я смотрел его. Это хороший фильм.

Устинов: Надо обязательно его посмотреть.


Черненко: Что касается письма Шелепина, то он, в конце концов, просит для себя обеспечения на уровне бывших членов Политбюро.

Устинов: На мой взгляд, с него вполне достаточно того, что он получил при уходе на пенсию. Зря он ставит такой вопрос.

Черненко: Я думаю, что по всем этим вопросам мы пока ограничимся обменом мнениями. Но, как вы сами понимаете, к ним еще придется вернуться.

Тихонов: Желаем вам, Константин Устинович, хорошего отдыха во время отпуска.


* * * * *

Андрей Мальгин журналист и блогер

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Интересна статья?

0 комментариев *