Страна как барское подворье

Странное дело, чем больше я читаю русских писателей девятнадцатого века, тем больше наша страна напоминает мне помещичье хозяйство. Эдакое барское подворье. Там ведь почти такое же устройство было, правда, в миниатюре. Ну и с учетом времени, естественно. Вот посудите сами.

Там был сам помещик. Хозяин, барин. Его никто не выбирал, он не выходец из народа, он не совершил чего-то такого, чтобы к нему заслали послов, вроде: Правь нами, Рюрик! . Нет. Запросто могла быть ситуация, когда старый помещик либо дарил свою усадьбу кому-то, либо проигрывал, а потом выходил перед челядью и говорил: Я на покой, притомился. Вот вам новый барин, ведите себя при нем хорошо! Или же на время путешествия оставлял вместо себя дружка, чтобы тот приглядывал, чтобы мужик не баловал. Чаще всего власть переходила по наследству, но и тут мы догоняем старую Россию, уже есть Патрушев-младший, Рогозин-младший, Сечин-младший, и еще множество младших, разных племянников… Лиха беда начало.

Вокруг барина (особенно богатого) постоянно крутились семья и всякие друзья-товарищи. Эта дружная компания любила веселье и торжества. Балы, ассамблеи, катания и маскарады требовали новых платьев, украшений, оригинальных забав. Поэтому от приказчиков постоянно требовали: Дай! Дай еще! Найди, где хочешь! Желание не отстать от соседей, пустить им пыль в глаза все это требовало больших расходов. Но это не останавливало эту свору, ведь важно было показать свой размах и поразить остальных, чтобы потом презрительно на них смотреть. Именья были заложены-перезаложены, ни на какие новшества не хватало денег, но устраивались фейерверки, строились арки и закатывались званные обеды.

Вникать, откуда берутся деньги, было неинтересно и попахивало мелочностью и дурным вкусом. Вид грязного работника или пыль в овине вызывали брезгливость.

Следили за всем приказчики. Барин зачастую ставил на эту должность не знающего человека, а преданного и послушного. От приказчика требовалось одно оградить от забот и дать денег. Если он это исполнял, то хозяин закрывал глаза на грешки самого приказчика. И те обворовывали всех, и работников, и хозяев. Схема была проста: разбирайся с крестьянами, как хочешь, но вот столько пришли к первому числу. Приказчики облагали крепостных такими данями, что сколько бы тот не работал, а все равно оказывался должным. Они готовы были перегрызть глотку любому, кто не выполнял урок, ведь хозяин недополучит денег, и возьмет на его место другого. А так вся власть в деревне у него, он вершитель судеб, он почти что бог!

Еще обязательно были дворовые. Это самая мерзкая группка крепостных. Из-за внешности, из каприза или счастливого случая они были отмечены барином и взяты в барский дом. Они такие же крепостные, но они не работают в поле, не носят рванье и могут почаще отдыхать. Иногда они могут доесть то, что осталось после барского обеда. Дворовые вышли из простых крепостных, но всячески стараются дистанцироваться от них, зачастую перестают даже общаться со своими чумазыми родителями. Поспав на мягком и поев вкусного, они больше всего на свете боятся вернуться обратно, в поле или в прачечную. Они лакействуют, чешут хозяевам пятки на ночь, ублажают их, как тем захочется и мечтают со временем стать ключником или младшим приказчиком. Они сделают все, чтобы не захотел барин. Дворовые первые доносчики, махинаторы и подтасовщики. Даже ничего за это не получая, они счастливы, если смогли потрафить хозяину. Они глумятся над простыми работниками, смотрят на них свысока только потому, что их самих когда-то барин по голове погладил.

Ну и сами крепостные, конечно же. Те, кто это все обеспечивает. Чумазые, как их презрительно называют хозяева. Их миссия проста, как дверь они должны работать. Выращивать пшеницу, косить сено, валить лес, гнуть дуги и копать руду лишь бы это приносило доход барину и позволяло оплатить все вышеперечисленное. При такой организации на них самих денег почти не остается. Они работают дедовскими методами, живут по-дедовски, в их жизни время остановилось. У них поколениями не меняется ничего.

Если краем уха они узнали, что где-то в немецкой экономии по соседству построили чудную машину для молотьбы, то роптать бессмысленно. те же дворовые и приказчики будут говорить всякий вздор, что машина эта дьявольское изобретение, что немец хлипкий, ему машину подавай, а настоящий русский мужик и цепом обмолотит, как от дедов повелось.

Конечно, можно сказать, дескать, сами виноваты, нужно бороться за свои права. Но тут ведь как. Такая жизнь идет поколениями, другой жизни эти люди просто не видели. Им с детства внушили, что именно так и должно быть. Бороться за что? За свободу? Так они о ней и не слышали никогда. За лучшие условия жизни? Они слаще морковки ничего не ели, а потому и не знают, что есть и другие лакомства. В барские покои их не пускают, сравнивать не с чем. А тут еще и приказчики с дворовыми рассказывают, как тебе с барином повезло. У других-то вон, порют с утра до вечера, на Пасху работать заставляют, поди проверь…

Обычно были еще прикормленный попик, который твердил крепостным, что вся власть от бога и приучал к смирению, и такой же прикормленный капитан-исправник, который был угрозой для тех, кто из смирения пробовал выйти.

Вот я и смотрю, разве толпы олигархов, ничего не создавших, но внезапно разбогатевших, не похожи на этих барских друзей? Разве у нас не устраиваются помпезные праздники и не строятся дорогие, огромные, но бесполезные памятники и храмы? Разве наши журналисты не оббили себе языки, рассказывая, как ужасно в других странах и как мудро все устроено у нас? Разве люди, лишь устроившись на крошечную, но должность, не задирают носы перед челядью и не заглядывают в глазки к вышестоящим в желании услужить?

И разве нет тех, кто это все оплачивает, оставаясь при этом виноватым в том, что у барина не самый дорогой камзол?

Интересна статья?

0 комментариев *