О воспитании ненависти к полицейским

Андрей Нальгин

В России сбывается мечта криминального мира.

Россиян приучают бояться и ненавидеть правоохранительные органы. Полицию в первую очередь.

Приучают не доверять полицейским, не контактировать с ними и даже близко не подходить, на всякий случай.

Какая от этого выйдет опасность для государства, пояснять не надо.

Но кто же такие учителя? Неужто ещё оставшиеся иноагенты , работающие на вражескую закулису?

Ответ вас может удивить очень сильно.

Два года назад Мосгорсуд оставил в силе приговор Кириллу Жукову, якобы дёрнувшему росгвардейца за шлем.

Такой была версия обвинения, а пострадавший, сотрудник Росгвардии Аскарбек Мадреймов, заявил, что от действий обвиняемого испытал сильный дискомфорт и резкую боль.

По версии защиты, Кирилл Жуков просто прикоснулся к шлему, а затем махнул рукой перед забралом, чтобы привлечь внимание росгвардейца...

Впрочем аргументы защиты даже не были выслушаны судом. Все ходатайства с её стороны были отклонены.

И даже продемонстрировать вещественное доказательство аналогичный защитный шлем чтобы убедиться, насколько сильные физические и нравственные страдания были причинены лёгким прикосновением, судья не позволил.

Итог три года колонии общего режима.

И контрастом к этому другой приговор.

Тоже октябрьский, только уже нынешнего года.

Раменский городской суд назначил условные сроки шести сотрудникам местного управления МВД, обвинённым в превышении должностных полномочий и фальсификации доказательств.

По приказу начальника раменского отдела МВД по борьбе с наркотиками Дмитрия Понкратова трое полицейских фабриковали уголовные дела против местных жителей и подбрасывали им наркотики.

Потерпевшими от их произвола признали пять человек, из них трое получили реальные сроки. Ещё один пострадавший почти год провёл под арестом до того, как его дело прекратили.

И вот хотя прокурор запрашивал для фигурантов до 13 лет колонии, всех оставили на воле. Гуманный в России суд… для некоторых.

Нет, разумеется, никаких оснований сомневаться в законности вынесенного Татьяной Суворовой сурового приговора оборотням в погонах .

Ведь можно учесть и хороший послужной список обвиняемых, и раскаяние в содеянном, и наличие поощрений за высокую раскрываемость, и много чего ещё… Чтобы на этих основаниях приговор постановить условным.

Но только именно такие приговоры, внешне законные, а по сути представляющие натуральное издевательство над Законом, порождают в обществе не только страх, но и злость и ненависть…

К судьям, к самим полицейским, ко всей правоохранительной системе, воспринимаемой все чаще в качестве стопроцентно враждебной силы.

И особенно клокочет эта ярость, когда возникает такой контраст: за шитое белыми нитками дело , которое даже и на административку не тянет реальный срок, а за реальное преступление с использованием должностных полномочий условный.

Только потому что в одном случае на скамье подсудимых простой человек, а во втором господа полицейские.

Да, сейчас эта ненависть будет сдерживаться.

Но всё равно копиться.

А однажды вырвется наружу, как лавина с гор.

И тут просто нельзя не вспомнить, как после февраля 1917 года главными пострадавшими оказались не царская фамилия, не придворные генералы, не министры, а обычные городовые.

С которыми толпа расправлялась особенно охотно, не слушая никаких оправданий про я просто выполнял приказы .

Будь нынешняя российская власть поумнее, она старалась бы жёстко пресекать подобные приведённым выше зигзаги кривосудия.

Но сейчас силовики взяли верх над пиджаками , потому и пропихивают повсюду свою повестку, чисто силовую.

Более того, поскольку эта группа как правило лучше организована и теснее сплочена, чем оппоненты, такой уклон в политике сохранится надолго, а маятник качнётся в обратную сторону не скоро.

Но тем мощнее окажется его разрушительная сила в итоге…

Кому же так неймётся-то снова столкнуть Россию на тропу, ведущую прямиком в незабываемый 1917-й?

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Борис Житарь     #1     +1  

    Буржуи и обслуга снова и неотвратимо собственными ручонками копают себе братскую могилу ... .

    ответить