Электронные страсти в баночке с мочой

Вспомнил старый анекдот. Любите ли вы томаты? Есть — да, а так — нет. То же с электронным голосованием. Верю ли я в электронное голосование? Да, за ним будущее. Верю ли я результатам электронного голосования? Нет, но по причинам, никак не связанным с технологией подсчета голосов.

На мой взгляд, дискутировать сегодня о каких-то мнимых преимуществах, которые якобы имеет бумажное голосование перед электронным — значит сознательно морочить людям голову. Этих преимуществ попросту нет. Если выборы честные, то они честные и в оффлайне, и в онлайне. Если не честные — то тоже везде. Если же кто-то думает, что переиграть живого шулера в казино проще, чем игровой автомат — удачи ему. Он быстро расстанется со своими пятью умными голосами на поле электоральных чудес в стране дорог и дураков.

Ни один оппозиционный кандидат в Москве в Думу не прошел потому, что было принято политическое решение никого туда не пускать, а не потому, что кто-то подтасовал электронное голосование. Если бы электронного голосования не было, то подтасовали бы бумажное, по старинке. Вот была бы беда для оппозиции — вообще не о чем бы было спорить. Фетишизация электронного голосования как причины поражения оппозиции смешна и убога одновременно. Плохому кандидату, как известно, электронные блокчейны мешают. Вот не было бы хитроумных кодов, сквозь которые утекли умные голоса, и оппозиция порвала бы Кремль как Тузик грелку с помощью электоральной революции . Ждите. Блажен, кто верует.

Сложившаяся система управления Россией не предполагает корректировку политического курса, не говоря уже о смене власти, с помощью электоральных механизмов. На этом можно поставить точку и прекратить истерику по поводу электронного голосования. Любые обещания того, что сегодня с помощью выборных инструментов можно достичь победы, есть в лучшем случае маниловщина, а в худшем — гапоновщина.

Тема электронного голосования как главный лейтмотив послевыборной дискуссии — это внутренние токи разобщенной и политически незрелой оппозиции, допустившей тактическую ошибку и, тем самым, немного (не надо преувеличивать) упростившая Кремлю задачу в нескольких крупных политических центрах. Это была классическая двухходовка. Во-первых, сами себе нарисовали иллюзию, что шулера можно переиграть по-умному и даже сорвать джекпот. Если действовать по системе . Возникло непонятно откуда взявшееся воодушевление и ложная надежда на невиданный электоральный разгром партии власти. Во-вторых, находясь под гипнозом от собственной смелости — мы же делаем электоральную революцию! — отвергли электронное голосование. То есть, не призывая к бойкоту выборов в целом, объявили бойкот их части — электронному голосованию.

Умно, смело, а чего ждали? Что Кремль расплачется? Против лома нет системы . Умной или глупой. Кроме другого лома. Я не знаю, как конкретно их кинули и кидали ли вообще. Может быть, там была левая программа, которая один голос считала, а два держала в уме. Может быть, какой-то дядька в бункере голосовал за себя и за того парня, копируя с флешки сотни паролей к аккаунтам мертвых избирательных душ. А может быть, этого ничего вообще не было, а местные власти пришли на оставленную без боя электронную площадку и собрали урожай голосов пенсионеров, бюджетников и прочих крепостных, зависимых от власти когорт.

Действительная проблема лежит совсем в другой плоскости. Демократия — это своего рода рынок. Только вместо товара на этом рынке власть, а вместо денег — доверие. Так что знаменитая формула Маркса товар — деньги — товар в приложении к демократии может звучать так: власть — доверие — власть . Естественно, что для внерыночных систем, где экономика и политика неотделимы друг от друга, эта формула не применима, но там и нет выборов, о которых надо спорить. При отсутствии доверия ко всем действующим псевдодемократическим институтам в целом частная дискуссия о честности или нечестности электронного голосования кажется мне абсурдом.

Что касается честности любой системы в России, то вопрос, как я полагаю, был раз и навсегда снят с повестки дня в 2014 году, когда хваленную систему международного допинг-контроля вскрыли, подменяя по ночам в кладовке баночки с анализируемой мочой. После этого любая дискуссия на тему прозрачности той или иной системы подсчета голосов в России — это буря в стакане мочи. Единственный вопрос, который заслуживает внимания — кто и зачем создает внутри в этой баночки волну?

Выскажу предположение, что тема эта возникла в процессе поиска козла отпущения, на которого можно было бы списать очевидные с самого начала изъяны системы умного голосования . Недостижимость обещанного результата ни при каких обстоятельствах в условиях зрелой и стабильной тоталитарной диктатуры — главный из этих изъянов. Разочарование результатами умного голосования , таким образом, было запрограммировано как часть эскиза проекта. Это разочарование надо куда-то срочно утилизовать. Ну не признавать же, что мы оказались не такими умными, как нам виделось. Или пока не такими сильными, как хотелось бы. Поэтому поражение списали на электронное голосование. А вот это уже по-настоящему умно…

Спорить о том, какая именно из мошеннических схем является более или менее мошеннической, можно бесконечно долго. Вот только зачем? Чтобы провести в России честные выборы, надо сначала выкупить контрольный пакет власти, а не наоборот. Споры о частностях приятно отвлекают от осознания этой нелицеприятной истины.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Илья Серебро     #2     0  

    Если народ перестанет слушать ПРОВОКАТОРОВ и КАПИТУЛЯНТОВ и начнёт действовать (массово приходить на выборы, думать за кого голосует, контролировать выборы повсеместно, отстаивать результаты), то честные выборы возможны.

    Если будет слушать ПРОВОКАТОРОВ и КАПИТУЛЯНТОВ, то будет каюк стране и народу.

    ответить