Антиковидный кокон Путина — это признак его сильнейшего страха

Хотя Владимир Путин был вакцинирован, он все же решил уйти на самоизоляцию как минимум на неделю после того, как десятки представителей его окружения заболели covid. По всей видимости, никаких симптомов заболевания у президента России нет. Это вряд ли может кого-то удивить: даже по меркам обычной системы обеспечения безопасности президента с начала пандемии Путин живет в режиме, позволяющем обеспечить ему мощную защиту от биологической угрозы.

Те, кто планирует встретиться с Путиным лично, должны сдать анализы на коронавирус, пройти карантин и — если они встречаются с президентом в Кремле или в его подмосковной резиденции — пройти через туннель, в котором распыляется дезинфицирующее средство и работают ультрафиолетовые лампы, убивающие все болезнетворные организмы.

В марте прошлого года Путин надел полный защитный костюм, чтобы посетить главный коронавирусный госпиталь Москвы, что показалось немного излишним. Тем не менее, Путин снял перчатки, чтобы пожать руку главврачу этого госпиталя Денису Проценко. Когда после визита президента Проценко заболел covid, Путин на некоторое время перестал появляться на публике и стал управлять страной посредством видеоконференций.

Возникает вопрос, насколько это было хорошо для России в смысле ежедневного управления страной. Такой режим означает, что Путин попадает в еще большую зависимость от президентской администрации в вопросе передачи актуальной информации о состоянии дел в стране (кроме того, кое-где ведутся споры о том, сколько именно информации ему сообщают). Однако та прошлогодняя ситуация ярко продемонстрировала, насколько четко элита — далеко не все ее представители на самом деле любят Путина, — понимает, что ей необходимо волноваться о состоянии его здоровья.

Для своего возраста Путин находится в очень хорошей физической форме. Известно, что он плавает каждый день. Он также продолжает заниматься дзюдо и довольно часто играет в хоккей. Тем не менее, ем уже 68 лет, а коронавирусная инфекция, как выяснилось, совершенно непредсказуема и беспощадна.

В любом случае речь здесь идет не просто о вполне понятной осторожности человека, сталкивающегося с вирусом, который наносит наиболее сильный удар по представителям старшего поколения. Это также является для России важнейшим вопросом национальной безопасности.

В конце концов Путин стал краеугольным камнем персоналистической системы, которая сложилась в России. Разумеется, там есть множество других политиков и публичных фигур, однако во многих смыслах степень их значимости определяется их отношениями, их близостью и уровнем их влияния на одного человека — на Путина.

Стиль руководства Путина на удивление часто характеризуется отстраненностью и невмешательством. Вопреки расхожему мифу о том, что Путин — гроссмейстер в области геополитических шахмат, он предпочитает ставить очень широкие и расплывчатые цели, а затем наблюдать за тем, как его министры, чиновники и разнообразные политические предприниматели — от олигархов до медиамагнатов — суетятся в попытке найти способы угодить своему боссу.

Важный момент касательно этой разновидности адхократии — которая временами может демонстрировать поразительную эффективность — заключается в том, что она целиком основана на единоличном и беспрекословном авторитете фигуры, находящейся в ее центре. Вся эта система опирается на Путина как на главную фигуру, принимающую решения , как на главного арбитра в часто вспыхивающих и весьма ожесточенных спорах между ключевыми представителями окружения президента.

Бывали моменты, когда Путин исчезал из поля зрения. Иногда это, возможно, случалось по медицинским причинам — по слухам, у него хронические проблемы со спиной. В другие моменты так происходило, потому что он хотел уклониться или отложить момент принятия сложного решения, — к примеру, когда в 2015 году убийцы застрелили оппозиционного политика Бориса Немцова. Но даже пары недель его отсутствия достаточно, чтобы спровоцировать поток слухов: он умер, у него случился приступ, произошел госпереворот и так далее.

Для президента, чей публичный авторитет настолько сильно привязан к его образу сильного и энергичного руководителя, любая серьезная болезнь — особенно такая болезнь, которая может иметь долгосрочные тяжелые последствия, — станет настоящим политическим ударом.

На систему, которая полностью зависит от Путина, это может оказать разрушительное воздействие, особенно учитывая парламентские выборы, которые стартуют в пятницу, 17 сентября. Согласно конституции, в случае необходимости премьер-министр должен занять место президента, однако действующему премьер-министру Михаилу Мишустину не хватает авторитета, чтобы это сделать. Его рейтинг одобрения среди населения страны достаточно высок, однако он по сути является просто компетентным технократом: премьер-министр — это главный администратор президента, а не его замена.

Исчезновение Путина — особенно если он окажется не в состоянии управлять процессом перехода власти, — может спровоцировать борьбу за власть в рядах элиты, а также придать храбрости критикам системы и врагам России. Неудивительно, что Путина держат в таком крепком и безопасном коконе.

Интересна статья?

0 комментариев *