Почему в России разразился вакцинный бунт

• Коронафейк

На днях "Левада-центр" и "Открытые медиа" выпустили результаты совместного опроса, согласно которому 58% граждан РФ не поддерживают идею обязательной вакцинации от коронавируса, а 66% уверены, что прививки в принципе должны быть добровольными. Одобряют принудительную вакцинацию всего 20% опрошенных.

Вакцинный бунт

Среди противников обязательной вакцинации 18% не доверяют именно российской вакцине, а еще 10 вакцинам вообще. Так или иначе, больше половины (54%) опрошенных честно признают, что не готовы сделать прививку. При этом процент готовых вакцинироваться, согласно опросам "Левада-центра", постепенно падает. Интересно, что количество людей, надеющихся вакцинироваться за рубежом, составляет всего 2%. Все остальные, даже не видя для себя альтернативы в виде зарубежной вакцины, тем не менее, не готовы прививаться российской. Треть из них опасается побочных последствий, 20% респондентов согласны вакцинироваться только после окончания всех испытаний, а 16% в принципе не видят смысла делать прививку от COVID-19.

Схожие цифры приводят и Центр социального проектирования "Платформа" и компания Online Market Intelligence. При этом социологи утверждают: принципиальных "антипрививочников" меньшинство среди тех, кто не намерен вакцинироваться от коронавируса (11%). Среди основных причин и здесь на первом месте наблюдается страх перед побочными эффектами, "недоверие любым препаратам, которые выходят на рынок в такой короткий срок" и неверие в эффективность вакцины.

Показательно, что отдельные религиозные деятели, выступающие против вакцинации столь яро, что сравнивают ее с вторжением фашистов и концлагерем, при этом подчеркивают, что не являются убежденными антипрививочниками. Более того, они ставят в пример прививочные кампании, проводимые в Советском Союзе, и приводят в защиту своей нынешней позиции вполне политический аргумент: "нынешняя власть не заинтересована в здоровье собственных граждан". Самое поразительное, на первый взгляд, здесь то, что именно эта мысль стала особенно популярной у тех, кого еще недавно считали абсолютными лоялистами.

Самоубийственный конформизм

Впрочем, подобные откровения не должны удивлять. Уровень недоверия "глубинного народа" к постоянно обманывающей его власти всегда был высок, однако лишь малая его часть выплескивалась наружу в виде уличных протестов. Еще больше пяти лет назад я отмечала, что основной реакцией российского большинства на любое ухудшение их жизни является желание любой ценой вернуть себе ощущение утраченного комфорта, чувство защищенности и стабильности, а главным средством здесь выступает конформизм. Можно выделить три стадии примирения российских обывателей с каждой новой выходкой правительства.

Во-первых, это попытка по возможности отмежеваться от основной группы, против которой был направлен очередной удар. До тех пор, пока репрессии властей касались отдельных категорий людей, все остальные пытались радоваться тому, что не относятся к Свидетелям Иеговы, сторонникам Навального, дальнобойщикам, пенсионерам, выселяемым жителям московских пятиэтажек и другим пострадавшим категориям, а значит, очередные нововведения и запреты не коснутся лично их. Россияне привыкли к тому, что в их стране с кем угодно в любой момент может случиться что угодно, и самого факта того, что сегодня это произошло не с ними, многим уже достаточно для счастья.

Вторая стадия, наступающая в случае, если отмежеваться не получилось, это попытка убедить себя, что ничего, в сущности, не изменилось, и нововведения вполне терпимы. Если же и этот прием потерпел фиаско, наступает третья стадия попытка убедить себя в правильности и необходимости очередных ограничений и запретов, и поверить, что очередной удар по нормальной жизни был вынужденным, верным и предпринятым для их же блага.

Таким образом, пассивность, апатия, желание максимально отдалиться как от власти, так и от "проблемных" групп в сочетании с почти самоубийственным конформизмом долгое время создавали видимость лояльности. Однако у всех перечисленных тактик было одно важное основание: невмешательство государства в бытовую сферу. В стране, где были максимально зачищены политические свободы, а малейшая экономическая активность возможна только под крышей бандитов или спецслужб, только бытовая сфера оставалась тем пространством свободы, благодаря которой люди могли возвращать себе "иллюзию нормальности". Привычная повседневность позволяла закрывать глаза на беспредел и убеждать себя, что "ничего не изменилось", "нас это не коснется" или "так было нужно".

Реакция на вакцинацию показала: россияне вовсе не готовы подпускать государство так близко к себе и воспринимают попытки регламентировать быт и, уж тем более, телесную целостность как прямую агрессию.

Словом, ситуация с вакцинацией вскрыла все давно зреющие гнойники современной России: тотальная уверенность в злонамеренности властей и неприятие их вмешательства в повседневную жизнь, а также недоверие российской продукции и заверениям чиновников, парадоксальным образом сочетающееся с верой в антизападную пропаганду и ростом радикально-патриотических настроений. Ксения Кириллова
Собянин объявил, что Москва преодолела пиковые значения заболевания коронавирусом и сейчас ситуация стабилизировалась, даже наблюдается небольшое снижение количества заражений.

Всё, как говорится, идёт по плану.

Вождь в мае высказал недовольство низкими темпами вакцинации и, естественно, что мэр Москвы, как главный по борьбе с враждебной заразой, тут же ощутил угрозу своему положению.

Тут же была изменена методика подсчёта заболевших, когда всех чихнувших стали моментально записывать в ковидные больные, если не доказано обратное. Получили всплеск и обоснование для новой волны террора.

Стандартная практика любого нормального террориста: берём заложников и выдвигаем требования. Получаем требуемое — отпускаем трёх-четырёх заложников, а с остальными пробиваемся к самолёту.

Чем Московская Мэрия отличаются от террориста — да ничем. На волне террора удалось повысить процент вакцинированных, теперь идёт подготовка к частичному снятию ограничений под вывеской: "мы победили, заболеваемость идёт на спад!"

Когда ты сам считаешь, кого считать заболевшим, а кого нет, то возможности манипулировать всеми этими "пиками", "подъёмами", "плато" и "спусками" практически безграничны.

Понятно, что до 60 % вакцинированных Собянин ни при каком терроре дотянуть не в состоянии — и люди категорически не желают, и вакцины хилая российская промышленность не может произвести в необходимых количествах, но рвение проявлено, а это в Путинской системе гораздо важнее результата.

Теперь предъявить Собянину нечего — обвинить в преступном бездействии после того погрома, который устроен в Москве его просто невозможно.

По последним данным, в Москве вакцинировано хотя бы одним уколом всего около 3 млн человек. При столь беспрецедентном терроре это примерно пятая часть населения. Даже до сниженного показателя в 35% уколотых ещё очень и очень далеко.

Сейчас на первый план выходит новый аврал — выборы. Значит, карантинные мероприятия сворачиваем, приступаем к подготовке к этому мероприятию. Далее — по обстановке.

Путинский террор работает именно так. Собственно цели у него нет и быть не может. Его единственный смысл существования — в имитации бурной деятельности, а то, что после этого остаются руины, то, что бурная имитация в прямом смысле убивает тысячи людей — это вообще не тема для беспокойства. Здесь другие критерии успеха.

Если же учесть, что в вопросах борьбы с ковидом дана новая установка на ревакцинацию, то процесс выглядит практически бесконечным. Причём методики уже отработаны: в любой момент можно чисто статистически предъявить новый "подъём" заболеваемости, включить террор и привить 5-7%.

После чего релаксация и новый период спада. И так — по кругу сколько угодно раз. Путинизм бессмысленный и беспощадный. Share on Facebook! Share on Twitter! g+ Reddit Digg this story! Del.icio.us StumbleUpon

Интересна статья?

0 комментариев *