Ложная дилемма Зюганова

Идеологическое пространство оппозиции статично. Геннадий Зюганов в стартовом предвыборном интервью, данном Коммерсанту , прогнозирует: нас ждет либо реставрация социализма, либо движение к фашизму. На мой взгляд, мир стоит у политической развилки: или идти по пути социалистических преобразований, или двигаться в сторону фашизации , - говорит лидер коммунистов. Странная дилемма, не правда ли?

Откуда здесь альтернатива в виде фашизма? Из соображения, что класс собственников не сможет использовать демократические институты для сохранения своего статуса и поэтому прибегнет к сильной руке . Примерно так строилось смысловое пространство левых и 100 лет назад - новые технологические уклады и новая социальная реальность совершенно не затронули ключевых подходов.

Интервью Зюганова показывает, что для левых собственность в России остаётся под вопросом, ее легализация мыслится через силовое удержание привилегированного класса.©

Позиция КПРФ отражает постоянно идущий гул слева: право на частный бизнес - временное явление, подобие затянувшегося НЭПа, который пора сворачивать - иначе к власти придут фашисты в лице мелкого лавочника, при поддержке капиталов фон Круппа.


Кто идеологически готов сегодня оппонировать левым с позиции собственников? Бизнес, сам по себе лишенный политической субъектности, собственного партийного и идеологического проекта, резервирует это пространство за властью - президентом и Единой Россией .

Парадокс России в том, что власть здесь, часто апеллируя к консервативным ценностям, оказывается при этом гораздо либеральнее своего базового электората, но при этом не может оторваться от него радикально. Поэтому Единая Россия - это партия центра, растянувшее понятие своей центральности максимально широко.

Кремль неоднократно обвиняли в том, что он не помог бизнесу сформировать правую альтернативу.

В защиту сложившейся политической конструкции можно привести такой аргумент: лишая бизнес в силу ряда причин (основная - разделение власти и капитала после травмы 90-х и эксцесса ЮКОСа) политической субъектности, власть взяла на себя функцию его политического представительства, в ряде случаев идя на электоральные издержки.

Могла бы, к примеру, Единая Россия набрать к текущим 30 ещё условные 10% голосов за счет усиления левой риторики? С высокой степенью вероятности да, могла. Но этот сдвиг станет нарушением социального контракта между властью и предпринимательским слоем.

Поэтому, анализируя политические настроения деловой среды, мы видим довольно сложную картину.

На эмоциональном уровне значительная часть этой группы готова поддержать более либеральные силы, чем средний уровень Единой России . Однако на рациональном этапе возникает понимание, что такой опоры в настоящее время нет. Попытка собрать конструктор под названием Новые люди пока на начальной стадии, шансов на прохождение в Думу у этой партии немного.

Остается, в духе Realpolitik, делать ставку на либеральное крыло в Единой России , выраженное такими фигурами, как, к примеру, председатель бюджетного комитета Госдумы Андрей Макаров.

Рейтинг партии власти в предпринимательской среде, по замерам социологов, колеблется в районе 31-33% (данные ЦСП Платформа , без учета неопределившихся). При этом относительно неплохо смотрятся позиции КПРФ - на уровне 16%, но здесь основной базой является пострадавший региональный малый бизнес, который несет запрос на патернализм - усиление мер поддержки со стороны государства. А вот рейтинг Новых людей остается на отметке 3%, Партии роста - 1%.

Таким образом, альтернатив и правда немного: для Зюганова - социализм или фашизм, для бизнеса - Единая Россия или карликовые партии.

Автор — основатель Центра социального проектирования Платформа

Интересна статья?

0 комментариев *