Торговец Путин. Александр Рыклин – в ожидании саммита

В минувший вторник вице-президент США Камала Харрис, выступая в Брюсселе на форуме Германского фонда Маршалла, затронула тему соблюдения прав человека в мире. Говорила она и о судьбе лидера российской оппозиции Алексея Навального, о том, что США самым пристальным образом следят за развитием этого сюжета. Впрочем, мы и раньше понимали, что во время встречи в Швейцарии Владимиру Путину не удастся избежать обсуждения проблемы Навального Белый дом говорил об этом прямо еще пару недель назад. О чем же еще станут беседовать два президента?

По словам помощника Путина Юрия Ушакова, который, кстати, тоже упомянул Навального, среди важнейших тем Беларусь и Украина, борьба с пандемией, с киберпреступностью, вопросы ядерного сдерживания, изменения климата, ну и, разумеется, "проблемы в отношениях России и США". Думаю, примерно из этих пунктов и будет состоять итоговое коммюнике. Переговоры продлятся около пяти часов, потом запланированы раздельные пресс-конференции.

Историческое уже общение по телефону между президентом Байденом и президентом Путиным состоялось 13 апреля. Его результат очевиден для всего мира Россия (по крайней мере, на тот момент) отказалась от планов вторжения в Украину и отвела свои войсковые подразделения от границ с соседней страной. Это был несомненный и весомый успех новой американской администрации на международной арене, её лидеру удалось предотвратить военный конфликт в Европе. Нынче ситуация, конечно, не столь кризисная и драматичная. Смею предположить, что для президента Путина встреча в Женеве имеет гораздо большее значение, чем для президента Байдена.

Ну, во-первых, для российской стороны крайне важен сам факт очных переговоров с лидером свободного мира. Российские граждане по итогам этого саммита смогут воочию убедиться в том, что президент России по-прежнему на коне, что он всё ещё весьма влиятельная персона. В большинстве российских СМИ ситуация будет интерпретирована следующим образом: президент Путин, несмотря на отчаянное противостояние с Западом, продолжает жестко гнуть свою линию, защищать интересы отечества по всему миру, так что президент США вынужден с ним встречаться и обсуждать серьёзные международные проблемы. То есть с одной стороны санкции и угроза растущей изоляции, а с другой саммит в Женеве, многочасовые сложные переговоры двух равных партнеров-соперников.

Однако на этот раз для Путина важен и содержательный итог встречи, условия проведения которой он, возможно, выторговал ещё во время того самого телефонного разговора. И тема Украины, и судьба Навального, что бы ни говорилось на итоговых пресс-конференциях, по замыслу Путина, не должны стать главными в ходе беседы с американским президентом. Путин станет их купировать, отвечать односложными фразами и ясно даст понять своему визави, что содержательный конструктивный разговор на эти темы может быть только после обсуждения перспектив объединения России и Беларуси.

Именно этот проект для Путина абсолютно ключевой и приоритетный, и не просто способ пролонгации властных полномочий, гораздо более достойный, чем позорное конституционное обнуление. Путин, очевидно, полагает, что таким образом он впишет себя в историю истинным собирателем русских земель, строителем империи, которую разрушил его предшественник. В этом, по мнению Путина, заключается его историческая миссия и главное содержание последнего президентского срока, сколько бы он ни длился. Но полноценной весомой победы не добыть в условиях конфронтации с остальным цивилизованным миром.

Ни о каких реальных результатах переговоров мы на итоговых пресс-конференциях, разумеется, не услышим

Поэтому на женевской встрече Путин постарается объяснить Байдену: любая деэскалация, затухание российской экспансии в принципе возможны только после того, как Запад официально признает новое государственное образование на политической карте мира. И тут же обрисует все преимущества, которые и США, и их европейским партнерам сулит сценарий реального слияния двух государств. Во-первых, исчезает проблема непредсказуемого Александра Лукашенко нет больше никакого Лукашенко, во-вторых, Москва, в случае благожелательной реакции Запада на реальное создание нового Союзного государства, запустит реальный же процесс нормализации отношений. Который уже на первом этапе выльется в конкретные решения Россия уйдет из Донбасса, отпустит Алексея Навального, перестанет травить людей по всему миру и даже, возможно, пойдет на некоторую либерализацию внутриполитического пространства.

Но эти шаги будут увязываться с постепенным отказом от санкционной политики. Вопрос Крыма останется вне повестки, Путин не станет его обсуждать ни при каких условиях. Но и без решения проблемы аннексированного полуострова возврат России к предсказуемой и неагрессивной внешней политике будет расценен в мире как огромная победа администрации США и "всего прогрессивного человечества". Потому что в этом новом мироустройстве не будет места кибератакам на американские выборы, гибридным войнам, бряцанию оружием у соседских границ и безумной антизападной риторики. Мы как бы перелистнём ужасную страницу тяжелых отношений и возвратимся к конструктивному диалогу и взаимовыгодному сотрудничеству.

Вот товар, которым может торговать Путин на встрече с Байденом, и у меня нет никаких сомнений в том, что такой товар, по крайней мере, способен заинтересовать американского президента. Но ни о каких реальных результатах переговоров мы на итоговых пресс-конференциях, разумеется, не услышим. Нам расскажут про определенный прогресс в ходе обсуждения климатических проблем, про схожесть позиций по вопросам борьбы с пандемией, про общую озабоченность в связи с отсутствием стабильности в международных отношениях… Ну и про остающиеся серьезные разногласия тоже, конечно, упомянуть не забудут.

Александр Рыклин московский журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Интересна статья?

0 комментариев *