Под этот закон подпадает любой гражданин, имеющий страницу в соцсетях

Суд отказался снять с псковского журналиста статус иноагента

"Коммерсантъ" от 08.05.2021, 10:32

Граждане России, первыми внесенные в реестр физлиц-СМИ-иностранных агентов, продолжают попытки оспорить этот незаконный и оскорбительный , по их мнению, статус. На этой неделе суд уже отказался исключать из реестра журналистку Людмилу Савицкую. Она в ходе заседания произнесла целую речь о том, что считает себя агентом России , а иноагенты — это те, кто каждый день принимает репрессивные законы, отбирает у людей права на нормальную жизнь и свободу, запрещает под страхом тюрьмы говорить правду . В том же Псковском городском суде в пятницу рассматривался иск главного редактора Псковской губернии Дениса Камалягина. Он избрал другую тактику и дотошно указывал суду на все ошибки, допущенные, по его мнению, чиновниками. На решение суда это не повлияло.

Господин Камалягин начал с заявления о том, что Минюст не уведомил его в законные сроки о внесении в реестр. Журналист сообщил, что получил официальную бумагу только 25 января 2021 года, хотя в реестре он числится с 28 декабря 2020 года. Представитель Минюста заявила, что уведомление было подписано 30 декабря 2020 года. Но на уточняющий вопрос А когда отправлено? сотрудница министерства ответить не смогла. Она лишь предположила, что начинались новогодние праздники, поэтому уведомление могли отправить позже.

Денис Камалягин продолжил жаловаться на неповоротливость Минюста. Так, первый финансовый отчет о своих расходах он сдавал наугад 15 января — и только в судебном заседании министерство сообщило, что он был принят. Я вообще узнаю об обстоятельствах решения Минюста благодаря этому суду ,— отметил журналист.

В качестве повода для внесения в реестр Минюст указал три материала, опубликованные на сайте Север.Реалии (внесен в реестр СМИ — иностранных агентов). Журналист сообщил суду, что два из них вообще не являются продуктом его творчества. Их написала Людмила Савицкая (которая позже была внесена в реестр физлиц-СМИ-иноагентов), а Денис Камалягин лишь давал комментарии для нее.

Тут представители Минюста почувствовали себя увереннее и сообщили, что для получения статуса необязательно быть автором материала — достаточно участвовать в его создании.

Напомним, близкий к Минюсту источник “Ъ” ранее объяснял, что в реестр рискует попасть любое лицо, получающее иностранное финансирование и взаимодействующее в плане информационной политики со СМИ — иностранным агентом . По словам собеседника “Ъ”, участие в создании материала в качестве эксперта тоже расценивается законом как соавторство .

В документах Минюста было также указано, что у господина Камалягина есть страница в Facebook. Истец и его представитель Татьяна Мартынова заявили суду, что не понимают, почему ведомство обратило на это внимание, ведь на своей странице журналист не распространял материалы СМИ-иноагентов.

Представители Минюста охотно пояснили: закону и не нужно, чтобы гражданин распространял в соцсетях именно иноагентские материалы. Для попадания в реестр достаточно иностранного финансирования и публикаций любой направленности. Напомним, в законе действительно говорится лишь о предназначенных для неограниченного круга лиц… сообщениях и материалах — ими могут быть даже фотографии домашних животных в Instagram.

Тогда истец решил обсудить вопрос того самого иностранного финансирования . Зимой при внесении журналиста в реестр Минюст ссылался на данные Росфинмониторинга — там представили заключение, что господин Камалягин получил деньги от Радио Свобода . Когда журналист подал иск, министерство представило конкретику по суммам: более восьми тысяч (рублей.— “Ъ”) в ноябре 2019 года и более четырех в январе 2020 . При этом поправки к закону о физлицах-СМИ-иноагентах были опубликованы в декабре 2019 года.

Господин Камалягин заявил, что не помнит о январской трансакции. Но перевод 2019 года не может учитываться, настаивал журналист, так как закон не имеет обратной силы. Представители Минюста не обратили на этот аргумент внимания и сказали, что именно такие данные им представил Росфинмониторинг. Такой диалог еще не раз повторился в ходе заседания. Журналист и его адвокат требовали представить детальные доказательства, а сотрудники Минюста утверждали, что ЦПЭ МВД, прокуратура Москвы и Роскомнадзор не представили дополнительных сведений.

Согласно закону, решение о включении человека в список физлиц-СМИ-иноагентов должно быть согласовано с Министерством иностранных дел. Журналист спросил представителя МИДа: какие доказательства были представлены ведомству? Мы рассматриваем вопрос с точки зрения внешней политики. Но не в том смысле, занимаетесь ли вы внешнеполитической деятельностью. На МИД просто возложена обязанность согласовывать включение в реестр ,— ответила ему сотрудница ведомства. Как именно устроен данный процесс, она пояснить не смогла — лишь повторила трижды заявление о внешней политике , а затем добавила, что регламента процесса согласования просто нет.

На стадии прений господин Камалягин указал суду, что его оппоненты не представили ни одного доказательства.

По всем вопросам мы получаем только слова, не имея на руках фактов,— сказал господин Камалягин.— Сегодня я понял, что под этот закон подпадает любой гражданин, имеющий страницу в соцсетях. Я в принципе считаю его антиконституционным .

Минюст и привлеченный к делу МИД, как и на стадии судебного следствия, были кратки и просили отказать в удовлетворении иска. Что судья Татьяна Семенова и сделала, вернувшись после недолгих раздумий из совещательной комнаты.

Адвокат Татьяна Мартынова считает позицию оппонентов несостоятельной. Письма из ведомств не имеют конкретной информации. Минюст заявляет, что не уполномочен проверять факты, и принимает на веру все, что в справках написала прокуратура и другие. МИД, в свою очередь, вообще говорит, что нет порядка согласования включения в реестр ,— сказала она. Решение по иску будет обжаловано, сообщил “Ъ” истец.

Олег Дилимбетов, Псков; Александр Черных

Интересна статья?

0 комментариев *