«Как предотвратить расстрелы в школах? Никак.

Но сократить количество жертв можно

Не надо требовать усилить охрану и вводить смертную казнь. Раз уж скулшутинг — новая реальность, стоит разработать алгоритм поведения на этот случай. Но именно этого, кажется, никто не предлагал .

Евгений Енин, телеведущий, блогер, автор рубрики Смотритель на DK.RU:

 Как предотвратить расстрелы в школах? Никак. Но сократить количество жертв можно  1— Давайте констатируем: массовые расстрелы в учебных заведениях в России происходят регулярно. Гораздо реже, чем в США, где school shooting или mass shooting случаются чаще, чем раз в месяц. Но и у нас нападают на школьников в школах регулярно, и это новая реальность.

Можно не говорить, насколько это ужасно, это и так понятно. Давайте поговорим о том, чего не следует делать в новой реальности.

Хорошо бы обойтись без истеричных, тупых и популистских инициатив.

Не надо проверять безопасность в школах по всей стране. Вы что проверить-то хотите? Ну сидят вахтеры на входе, а где-то ЧОПовцы сидят, и что?

Не надо требовать усилить охрану в школах по всей стране. Охрана в школах примерно одинаковая, системы не пускать посторонних . А в случае если посторонних несколько, — системы нажатия тревожную кнопку . И этого достаточно.

Охрана, которая гарантированно остановит вооруженного человека, идущего убивать, теоретически возможна, но тогда каждого входящего надо просвечивать, как в аэропорту, держа при этом на прицеле из-за бронестекла. Не будем даже фантазировать, насколько это возможно, потому что это бессмысленно, вход закроем, а окна? Поставить решетки на все окна МЧС никогда не разрешит, что совершенно правильно.

И даже если как-то обеспечить абсолютную, стерильную безопасность на территории школ, остаются дети за территорией, утром, перед уроками, в большом количестве, потому что всех досматривают. Это как идиотский тотальный досмотр в нашем метро, создающий в час пик толпы на входе к услугам потенциальных террористов. При этом пронести внутрь взрывчатку все равно можно, на взрывчатку без оболочки рамки не реагируют.

Не надо возвращать смертную казнь. Это предложил Сергей Миронов из Справедливой России , который, почуяв выборы, фонтанирует предложениями, как труба после опрессовки. Чтобы всерьез думать, что угроза смертной казни остановит скулшутеров, которые, как правило, собираются в конце покончить с собой, нужно быть или дебилом, или депутатом.

Не надо вводить запрет на разрешение владения оружием судимым россиянам и тем, кто был лишен прав за пьянку. Это предложил комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции. Это какое вообще имеет отношение к тому, что случилось?

Не надо ужесточать ответственность за выдачу фиктивных справок. Это предложил спикер ГД Вячеслав Володин. Он это о чем, он это к чему, если у казанского стрелка справка о психическом здоровье была самой настоящей?

Не надо повышать возраст разрешения на владение оружием с 18 до 21 года. Это предложила уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова. Ну, или тогда в армию призывать с 21-го.

Не надо вообще запрещать и ужесточать ничего связанного с оружием. Ну, бессмысленно, потому что. Тот же возраст — а что, в 21 с катушек не съезжают? А что, нет черного рынка огнестрела? А еще, не знаю, как сейчас, но любой советский школьник, освоивший курс неорганической химии хотя бы на 4, мог зайти в хозмаг, через 15 минут выйти, а еще через час взорвать школу. Ну и ножи с топорами никто не отменял, в 2018 году в Перми и в Улан-Удэ 21 человек был ранен, в сумме, в течение одной недели, ножами и топором.

Вот побольше школьных психологов — это здравая мысль, психологи — они полезные. Вот только и в Казани, и в 2018 году в Керчи, стреляли не школьники, а совершеннолетние. В США, родине скулшутинга, несравнимо больше случаев для изучения, и там изо всех сил пытались научиться выявлять потенциальных шутеров. В итоге пришли к выводу: невыявляемы. Никаких типичных заметных признаков.

А еще кто-то высказался с размаху, что нужна госидеология, как в СССР, потому что в СССР расстрелов в школах не было. Мысль, безусловно, тупая, в СССР хватало другого дерьма, госидеология и скулшутинг никак не связаны, да и расстрел в Колумбайне случился сильно после СССР, в 1999 году.

То, что произошло в Columbine High School, создало шаблон: вот как можно поступить, вот что можно устроить. Скулшутинг как регулярное, массовое явление начался тогда. И то, что одни расстрелы провоцируют другие, это правда. Другое дело, что с этим ничего не поделать, если хотите, это плата за Интернет, за то, что мы живем в открытом (пока еще) мире, а не в СССР, где после аварии в Чернобыле было можно проводить первомайскую демонстрацию под радиоактивными осадками.

Ровно так же — жертвы автомобильных аварий, которых несравнимо больше, чем жертв скулшутинга, — это плата за пользование автомобилями. Почему же никто не требует, например, запретить частное владение автомобилями, оставить все профессиональным водителям, ведь теоретически это возможно? Ну, потому что мы готовы идти на жертвы ради удобства. Больше скажу, большая часть аварий с трупами — это встречка за городом.

Но в стране нет никакой госпрограммы по физическому разделению потоков машин на загородных трассах. Как нет и запроса снизу к государству: Власть! Раздели потоки, я не хочу быть убитым выехавшим на встречную полосу идиотом .

И тоже понятно почему: то, что смерть собирает дань на автодорогах — это старая реальность, это привычно. Да и шуму куда меньше: чтобы новость про аварию гремела на всю страну, это не меньше автобуса со школьниками должно разбиться. Скулшутинг — это непривычно, слава богу, редко, и потому очень громко, потому и тянет людей с разной степенью интеллектуального развития вылезти с инициативой что-нибудь запретить.

Что можно сделать для полного предотвращения расстрелов в школах и прочих учебных заведениях? Глобально — ничего. Это началось, и это будет продолжаться. Но сделать кое-что для сокращения количества жертв можно. Пожары тоже иногда случаются, несмотря на все меры предосторожности. Но есть учебные пожарные тревоги и учителя знают, что делать в случае пожара, у них есть алгоритм.

Раз уж скулшутинг — новая реальность, стоит, наверное, разработать алгоритм поведения и на этот случай. Чтобы у учителей была четкая инструкция: услышали выстрелы, что делаем? Выводим детей? Куда? Или баррикадируем дверь и сидим тихо-тихо?

Но вот именно этого, кажется, никто не предлагал.

Интересна статья?

0 комментариев *