Внук Сталина и подлецы "Комсомольской правды"

Юрий Мухин

К Дню Победы Комсомольская правда , понятное дело, не удержалась, чтобы не облить своим дерьмом хоть какого-нибудь ветерана https://www.kp.ru/daily/27274.3/4407266/, посему выбрала для этого ныне уже умершую участницу Великой Отечественной войны Ольгу Павловну Голышеву.

Выбрала за то, что Голышева была женой сына Сталина Якова и родила Сталину внука Евгения.

Пара слов о предложенной вам для ознакомления мерзости, написанной журналистками Комсомольской правды - женщинами как бы высокой социальной ответственности .

Во-первых, их словесный понос о том, что сын Ольги Голышевой, Евгений, не является сыном Якову Джугашвили, не знаешь, как и расценить. Этот факт рассматривался ещё в 2010 году Пресненским судом Москвы в ходе рассмотрения иска Евгения Джугашвили к Эхо Москвы в защиту чести и достоинства деда, на котором дебильный Мотя Ганапольский с визгливым подвыванием Венедиктова тоже кричали, что Евгений Яковлевич не внук Сталина, и требовали экспертизы ДНК. И суд бы пошёл им навстречу и не признал бы Евгения Джугашвили внуком Сталина (судья изворачивался, как мог, и даже потребовал доказать, что сам Яков Джугашвили был сыном Сталина, для чего пришлось разыскивать церковную книгу с записью о крещении Якова), но судье просто деваться было некуда при виде документов о рождении Евгения, в которых отцом был указан Яков Джугашвили, при виде постановлений Совета Министров СССР, в которых Евгений Джугашвили был безоговорочно назван внуком Сталина.

Во-вторых, поскольку я, в той или иной мере, являюсь биографом Якова Джугашвили, и в книге Трагедия Сталина и его сыновей собрал данные и о его мирной жизни, и о его гибели в бою, и о фальсификации немцами пропагандисткой лжи о том, что Яков, якобы, сдался им в плен, то считаю себя обязанным дать пояснения к этой мерзкой клевете Комсомольской правды .

Если говорить о жёнах сына Сталина, Якова (который из-за особенностей биографии был очень сложным подростком, к примеру, по приезду в Москву Яков практически не знал русского языка, а учиться должен был в русской школе), то начать надо с 1926 года. В том году 19-летний Яша, окончив среднюю школу (тогда 9 классов), а также электротехническую школу в Сокольниках и работавший простым электриком в Ленинграде, объявил о своем желании жениться на 16-летней девушке Зое Гуниной. Разумеется, Сталин был против этого глупого поступка, глупого со стороны Якова, который еще не стал тем, кто может обеспечить семью, и которому, по мысли Сталина, надо было еще получить высшее образование.

Но Сталин не учёл, что его сын самолюбивый грузин.

Представьте положение Якова - с одной стороны, его честь и достоинство в глазах любимой девушки, которой он уже пообещал жениться, а с другой стороны, сыновья невозможность пойти против воли отца. Положение было безвыходное, и Яков находит единственный для себя выход он застрелился. Правда, большинство не связанных с медициной людей уверено, что сердце находится в груди слева (оно там стучит сильнее). На самом деле сердце практически посредине груди (если точно, то одна треть справа от оси и две трети слева), посему, стреляя просто в левую половину груди, можно промахнуться. И Яков промахнулся. Тем не менее, Яков находился в больнице очень долго три месяца.

Нельзя определенно сказать, кто был виноват в последующем, но первая семья Якова распалась, - может, в этом виновата одна Зоя (винят и её), а может и (чего уж тут скрывать) повеса Яков сам добавил к этому разводу оснований. Как бы то ни было, но Яков возвращается из Ленинграда в Москву и поступает на рабфак, а потом и в Институт инженеров железнодорожного транспорта.

Сведений о каких-либо успехах Якова в учебе, нет, кроме тех, что Яков, как и в школе, по-прежнему лидирует только в футболе и в шахматах. В доме Сталина Яков жить не захотел, но своей семьи не сторонился: Очень часто к отцу домой приходил. У Василия комнатка была, Яша обычно приходил и сидел на стуле в комнатке Василия, дожидался отца, если мог дождаться , - вспоминает приёмный сын Сталина, А. Сергеев.

А в начале 30-х в Москву из Ленинграда перебирается тесть Сталина, отец его жены Надежды, Сергей Яковлевич Аллилуев, он получает квартиру в правительственном доме, и Яков живет у него.

А у С.Я. Аллилуева был брат Михаил, живший в Урюпинске с женой Матреной, дочерью Ниной и двумя взрослыми внучками Августиной и Конкордией. Этот М.Я. Аллилуев в Урюпинске жил в половине дома, а вторую половину занимала семья столяра П.А. Голышева, состоявшая из жены-портнихи и четырех дочерей. Третья по возрасту дочь Голышева Ольга (1909 г. рождения) дружила с Августиной. Около 1934 года Августина и Ольга вместе оказались в Москве Августина остановилась у своего двоюродного деда С. Аллилуева (у которого и жил Яков). А Ольга, приехав поступать в авиационный техникум, остановилась у своей тёти (сестры матери) на Большой Полянке. Как-то подруги договорились вместе провести вечер и назначили встречу в Александровском саду, с Августиной пришел и Яков, здесь он и познакомился с Ольгой.

Ольга и Яков начали встречаться и полюбили друг друга. Яков представил Ольгу отцу и семье, и невестка всем понравилась девушка была красива, умна, скромна, образованна и продолжала учёбу, любила музыку и чуть ли ни самоучкой хорошо музицировала (денег на консерваторию у ее отца-столяра не хватило). Сам ли Сталин этим занимался или подсуетились понимающие товарищи , но молодые получили маленькую двухкомнатную квартиру на Большой Никитской, что для Москвы уже было очень много, если учесть, что Яков и Ольга были всего лишь студентами и, к тому же, лично весьма нетребовательными к бытовым удобствам. Молодые жили, но брак не регистрировали, скорее всего, не придавая этому значения, поскольку по тем временам, скажем, члены Правительства СССР и руководители партии редко были официально зарегистрированы со своими женами. Но сам факт получения Яковом и Ольгой квартиры уже говорил о том, что их все считали безусловными супругами.

Однако в это же время Яков знакомится с женщиной, которая из-за обилия предшествовавших мужей больше известна под девичьей фамилией Мельцер.

По одной из версий, Яков в ресторане подрался с ее очередным мужем, на тот момент помощником начальника УНКВД по Московской области Николаем Бессарабом, и это послужило поводом для знакомства с его женой Юлией. Есть и другие версии. Как бы то ни было, но Яков становится любовником Юлии Мельцер (или Бессараб).

Василий Сталин видится мне эдаким д’Артаньяном, а с кем можно сравнить Якова? Думаю, с эдаким гусаром, в мирной жизни простодушным и добрым повесой и гулякой, бескорыстным товарищем, честным, не рвущим звезд с неба, хотя самолюбивым и гордым. Кем-то вроде гусара Николая Ростова из Войны и мира Толстого.

Возможно, Яков смотрел на эту связь с Юлией, как на очередную, привычную и побочную победу в своих амурных делах, но Ольга на это смотрела по-другому. Она обиделась, резко прервала отношения с Яковом, бросила учёбу в техникуме и уехала к отцу в Урюпинск. Не сильно она ценила родство с вождём народа. Видимо в это время ее беременность была еще в начальной стадии, допускающей аборт, поскольку в семье Голышевых возникли сомнения, что делать? Сомнения, которые разрешил отец Ольги, настоявший на том, чтобы она рожала. И 11 января 1936 года она родила сына Евгения. Голышевы были единодушны, и Ольга записала сына в ЗАГСе на фамилию Голышев.

Как только Ольга выехала из московской квартиры в Урюпинск, Юлия Мельцер начала ковать железо, не отходя от кассы : уцепилась за него (Якова) мертвой хваткой и, по существу, женила его на себе: в один прекрасный день она заявилась к нему с чемоданами и осталась жить. 11 декабря 1935 года вопреки воле отца брак их состоялся и был зарегистрирован в загсе Фрунзенского района Москвы , - сообщает внучатый племянник Сталина Владимир Аллилуев. Надо думать, что Юлия очень спешила оформить брак официально, ведь через месяц у Якова в Урюпинске должен был родиться сын, и Яков мог и передумать жениться на Юлии.

Ольга не видела свою жизнь чем-то примечательной и не оставила воспоминаний, но ее сестра Вера написала о своей семье и об Ольге 10 страничек тетрадки в клеточку. Об этом случае в своей семье она вспоминает: Оля с Яковом переписывались, и Оля сообщила, что родился сын Евгений, но имея на Якова обиду, она записала его на свою фамилию. Яков стал высылать деньги, и чтобы не пререкаться с Ольгой в письмах, обратился непосредственно в Урюпинские органы и ЗАГС с требованием дать сыну его настоящее имя Джугашвили Евгений Яковлевич. …Когда Евгений подрос до 4 лет, отдали в детсад, отец помогал иногда, далеко не регулярно , - попрекает Якова свояченица.

Ладно. Началась война, советский народ испытывал колоссальное напряжение в стремлении одолеть врага советские женщины становились к станкам и надевали военную форму, воюя зенитчиками, санитарками. связистками, лётчиками. И не только советские женщины. Дочь британского премьер-министра У Черчилля Сара пошла в армию и служила в ВМС, принцесса Елизавета, нынешняя королева Великобритании, настояла перед отцом-королём на разрешении поступить в армию, и служила автомехаником.

И только женщин в окружении Сталина эта война как-бы не касалась. Дочь Сталина Светлана, не нашла никакого лучшего личного участия в войне своего народа, чем поступить на филологический факультет и выйти замуж. Матери внуков Сталина от сыновей тоже были заняты сами собой. И только Ольга осознавала себя частицей своей Родины. Оставив сына на попечение матери и старшей сестры, она окончила курсы медсестер и ушла на фронт, провоевала всю войну, была тяжело ранена, лечилась в госпитале в городе Сочи, была награждена медалями.

После войны Ольга вернулась уже в Москву, поселилась у родной тёти на Большой Полянке, забрала сына сначала в московскую школу, а затем ее сын, Евгений Джугашвили, был принят в Калининское суворовское училище. Сама Ольга пыталась в это время устроить и личную жизнь, и даже некоторое время была замужем, но второе замужество тоже не сложилось.

С назначением Василия Сталина командующим ВВС Московского военного округа, Ольга перешла на работу в финотдел штаба этого округа. В эти годы окрепли родственные отношения между Ольгой и семьей Василия Сталина - дядя Евгения Джугашвили, Василий Сталин, очень тепло относился к своему племяннику-суворовцу.

Но вернёмся в предвоенные годы.

Юлия Мельцер была дочерью еврейского купца второй гильдии из Одессы. Еврейская энциклопедия сообщает, что Юлия (Юдифь) Исааковна Мельцер родилась в 1911 году, то есть, энциклопедия омолодила девушку на 5 лет. Ее отец после революции пытался вместе с капиталом вывезти семью за границу, но ГПУ помешало и тому, и другому, тогда отец отдал Юлию замуж. Кстати, единственная профессия Юлии, о которой упоминается, - танцовщица. Та же энциклопедия сообщает, что: От первого брака (муж — инженер) имела ребенка , - но куда делся этот ребенок, не сообщает. Надо думать, что при следующем замужестве Юлия оставила ребенка инженеру на память о себе.

Закрепив в ЗАГСе Якова за собой, Юлия начала превращать свой статус невестки вождя в нечто более осязаемое и материальное: ее уже не устраивает старое корыто , и семья совершенно непритязательного к быту Якова Джугашвили переезжает в четырехкомнатную квартиру в престижном доме на улице Грановского. Как потомственной интеллигентке ей требуются поездки за границу, и она перед войной посещает Германию, она добивается права пользования автомашиной из правительственного гаража, у нее, совершенно нигде не работающей и ничем не занятой, появляются в доме няня и кухарка. Юлия совершенно явственно в повестку дня поставила девиз: Даешь изячную жизнь! . А поскольку на все это требуются деньги, то, как вы прочли выше, помощь Якова сыну стала нерегулярной. Мало этого, Юлия предлагает Ольге отдать ей сына Евгения на воспитание, мотивируя это тем, что у Ольги нет средств его растить. И Юлию как-то не смущало, что одного своего ребенка она уже бросила, другого поручила няне.

Однако, о чем уж тут говорить, Яков сам ее выбрал.

Опять немного отвлекусь. Дочь Юлии Мельцер, Галина Джугашвили, оставила такое воспоминание об объяснениях Юлии Мельцер относительно единокровного брата Галины, Евгения: У меня нет оснований считать этого человека братом… Мама мне рассказывала, что однажды ей в руки попало письмо от некой женщины из города Урюпинска. Она сообщала, что родила сына и что ребенок этот от папы. Мама опасалась, что эта история дойдет до свекра, и решила этой женщине помочь. Она стала посылать ей деньги на ребенка. Когда отец случайно об этом узнал, он ужасно рассердился. Кричал, что никакого сына у него нет и быть не может. Вероятно, эти почтовые переводы от мамы и были расценены загсом как алименты. Так Евгений и получил нашу фамилию .

Нужно очень любить маму, чтобы полностью отключить мозги, повторяя ее наглую и глупую ложь, по сути дела, хуцпу. Можно, конечно, пожать плечами от сообщения, что женщина, сидящая на шее мужа, бросившая своего ребенка, не имевшая никаких собственных доходов, вдруг начала помогать незнакомой ей женщине деньгами, не поинтересовавшись мнением мужа. Можно пожать плечами от наивного представления Галины о том, что такое алименты. (Ведь по этой лжи, переводы были от Юлии, почему же ЗАГС не вписал отцом Евгения того, от кого шли деньги, - саму Юлию Мельцер?) Но в ее-то годы быть уверенной, что женщине достаточно показать в ЗАГСе квитанцию о получении денег и работники этого учреждения впишут в свидетельство о рождении отцом того, кого эта женщина пожелает (и потом сядут за это в тюрьму, когда мужчина возмутится), - это уже слишком! Не гоже ныне покойной Галине было быть таким глупым кукушонком.

Ну и момент, который никем, кроме меня, пока не рассматривается (выделено мною):

…доктор исторических наук Сергей Девятов, который по совместительству является начальником Центра по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны (ФСО), сообщил, что отечественные и зарубежные архивы, в том числе личный архив семьи Сталина, косвенно подтверждают версию о том, что его старший сын Яков Джугашвили никогда не был в немецком плену в годы ВОВ. По мнению Девятова, немцы могли инсценировать плен сына Сталина.

Девятов озвучил такие данные на прошедшем недавно круглом столе Проблемы публикации источников по истории России ХХ века , посвященном рассекречиванию материалов из архивов ФСБ России. По словам Девятова, проведенные объективные криминалистические исследования, в том числе почерковедческие, говорят о том, что, скорее всего, это было активное пропагандистское спецмероприятие немецких спецслужб .

Существует около 10 фотографий Якова Джугашвили в плену, - пояснил историк. - Специалисты одного из центров Минобороны проанализировали их. Это очень грамотный фотомонтаж. Скорее всего, были использованы те фотографии, которые были найдены на теле погибшего старшего лейтенанта Джугашвили . А когда фотографии кончились, они допустили ошибку, дав зеркальное изображение одного из фото - на нем застежка на мундире с другой, женской стороны , - поясняет историк .

Вдумайтесь. Можно согласиться, что Яков взял на фронт и носил в кармане или в походном чемодане фотографии Юлии или маленькой Галины, но зачем ему на фронте 10 собственных старых фотографий? На одной из фотографий в немецких листовках Яков Джугашвили как бы сидит в окружении немцев, но сидит в своей старой охотничьей куртке, которая у него осталась в Москве.

Но немцы-то эти сугубо семейные фотографии Якова Джугашвили имели! Откуда?

Поэтому как тут не вспомнить, что Юлия Мельцер перед войной ездила в Германию, как не вспомнить, что после того, как немцы начали разбрасывать листовки с якобы сдавшимся Яковом , Юлию арестовало НКГБ и два года она находилась под следствием. Только ли как жена сдавшегося в плен? Или у неё пытались выяснить, откуда у немцев семейные фотографии Якова?

Ну и, чтобы допеть эту песню до конца, вспомним и то, как относилась к Юлии Мельцер семья Сталина.

Артем Сергеев пишет: Когда они жили на Б. Никитской, мы с Васей из школы на большой перемене бегали к ним домой. Яши, как правило, не было, а Юля кормила нас яичницей-глазуньей. Юля была очень хорошей женой для Яши. Что бы о ней ни говорили сейчас. И Яша очень любил свою семью: жену, дочку .

Как видите, детям Сталина Юлия нравилась, ну, а взрослые… Взрослые помалкивали.

Жена родного дяди Якова, Мария Сванидзе, жившая в семье Сталина и тоже, кстати говоря, еврейка, об этой жене своего племянника оставила в дневнике запись: ...она хорошенькая, старше Яши — он у нее пятый муж... разведенная особа, не умная, малокультурная, поймала Яшу, конечно, умышленно все подстроив. В общем, лучше, если б этого не было . Артем Сергеев вспомнил подслушанный разговор Сталина с этими тетушками, но, наверное, так и не понял всю горечь слов Сталина: Когда они только ещё встречались, сидели как-то на даче какие-то тётушки-родственницы и говорили, что вот Яша собирается жениться. Она - танцовщица из Одессы. Не пара. Сталин сказал: Кто-то любит принцесс, а кто-то - дворовых девок. Ни те, ни другие от этого ни лучше, ни хуже не становятся. Вам что, мало того, что уже было? . Да, Сталин помнил, что было, попытка Якова покончить с собой, начисто парализовала Сталина, как отца.

Не могу не отдать должное дочери Якова Галине в ее борьбе за честное имя отца (она доказывала, что Якова не было в плену и что он убит в бою), однако ее единокровный брат Евгений Джугашвили вспоминает такое: Примерно в 1956 году мне позвонила Светлана Аллилуева и сообщила, что у отца нашли сберкнижку на которой числилось 30 тыс. рублей и она приняла решение поделить их между детьми И.В. Сталина по 10 тыс. каждому .

Прерву Евгения Яковлевича. После смерти Сталина на его сберегательной книжке было обнаружено 900 рублей. А 30 тысяч - это Правительство СССР компенсировало семье Сталина стоимость личных вещей Сталина, которые были изъяты в музей. Продолжу.

Но так как Якова уже не было в живых то эту сумму она предложила поделить между двумя детьми Якова т.е., мной и Галиной. Ввиду того что Вася сидел в тюрьме то его доля была поделена между его четырьмя детьми. 10 тыс. доставалось ей. Когда она спросила моё мнение по этому поводу, то я просто поблагодарил её. После этого мне Светлана рассказала, что когда она рассказала об этом Галине, то та закатила ей истерику, так как считала, что вся доля Якова должна была достаться ей .

Евгений Джугашвили на полученные деньги купил маме, Ольге Павловне Голышевой, пианино, о котором она давно мечтала, но у неё раньше не было для этого денег. Однако, так уж случилось, что Ольга Павловна Голышева после этого прожила ещё недолго и умерла в 1957 году. На похоронах, кроме её родственников и сослуживцев, была и Анна Сергеевна Аллилуева сестра Надежды Сергеевны Сталиной (второй жены Сталина) свояченица Сталина, одна из тех, кто в своё время подружился с Ольгой и надеялся, что Ольга останется женой Якову навсегда.

При жизни у Сталина было восемь внуков, но если бы Сталин вернулся в наше время и его спросили, сколько их у него, то он бы ответил, что у него всего один внук Евгений Джугашвили.

Не потому, что он и внешне вылитая копия своего деда, а потому, что из всего довольно многочисленного потомства Сталина, только Евгений Яковлевич выступил на защиту чести и достоинства своего деда, только Евгений Яковлевич остался верен идеалам Сталина.

Вот именно это подлецы Комсомольской правды и не могут ему простить.

P.S. Вот ещё информация к размышлению :

https://www.kp.ru/daily/27094.3/4165962/

Ну и какое отношение эти люди имеют к Сталину?

Интересна статья?

0 комментариев *