История Ивана Павлова - "прецедентная и очень страшная"

Российские адвокаты комментируют "Голосу Америки" подоплеку дела против руководителя неформального правозащитного объединения юристов и журналистов "Команда 29"

На сайте Адвокатской палаты Санкт-Петербурга опубликовано открытое заявление петербургской адвокатуры на имя Генерального прокурора РФ Игоря Краснова, директора ФСБ России Александра Бортникова и председателя Следственного комитета РФ Александра Бастрыкина.

В заявлении выражается озабоченность адвокатского сообщества города фактом уголовного преследования адвоката Ивана Павлова. И далее отмечается: "Адвокатское сообщество не может смириться с откровенно противозаконной практикой следственных властей по принудительному изъятию из обладания адвокатов конфиденциальной информации, обеспечивающей реализацию защитительной функции по уголовным делам. Мы уверены, что указанная позиция будет поддержана всеми адвокатами Российской Федерации. Сознательное нарушение представителями следственных властей уголовно-процессуальных законов нашей страны, обеспечивающих конституционный принцип состязательности в уголовном судопроизводстве, неизбежно приведёт к разрушению правовых основ нашего государства".

"Это - новый способ внеправового произвола в условиях диктатуры"

Доктор юридических наук, профессор Свободного университета Елена Лукьянова, к которой корреспондент Русской службы "Голоса Америки" обратилась за комментарием по поводу уголовного преследования Ивана Павлова, прежде всего, отметила, что в данном случае заступничество за адвоката является всеобщим делом. "Эта история - прецедентная и очень страшная. Ее нельзя оценивать только как историю Ивана Павлова, сегодня все в мире должны обратить внимание на эту историю", - убеждена Елена Лукьянова.

И поясняет, что в данном случае налицо абсолютное попрание закона. "Что происходит? Они берут любое дело, где человек в той или иной степени им мешает. Это может быть оппозиционер, либо чиновник, которого хотят убрать с должности, либо адвокат, участвующий в серьезном деле и обладающий компетенцией - и тогда они засекречивают дело, потому что там у них нет доказательств, ибо все "шито белыми нитками". И под видом секретности они возбуждают уголовные дела. На любого!", - подчеркивает профессор Свободного университета.

На уточняющий вопрос, кого она подразумевает под местоимением "они", Лукьянова ответила: "Конечно, это - российская власть во всех ее ипостасях. Мы не знаем, откуда идет приказ, мы не знаем, кто все инициировал, но исполнителями являются правоохранительные органы".

И напомнила: "Когда было дело ЮКОСа, они против адвокатов возбуждали другие уголовные дела, такие, как "участие в организованной группе". Сегодня достаточно засекретить любое дело, причем, вне зависимости - есть там секретные материалы, или нет. Вот, был обвинен журналист Иван Сафронов - мы не знаем, что внутри уголовного дела, и таким образом полностью исключен общественный контроль за правосудием, за следствием и дознанием. Это - новый способ внеправового произвола в условиях диктатуры, который начала применять власть".

Особую остроту ситуации, по мнению собеседницы "Голоса Америки", придает тот факт, что в центре нынешних событий - адвокат, в отношении которого производятся любые процессуальные действия с нарушением процедур. "На самом деле, - продолжает Елена Лукьянова, - я думаю, что это связано с противостоянием "Команды 29" совершенно странному уголовному делу о признании ФБК экстремистской организацией. И я считаю, что это - очень опасная новая методика, которая категорически противоречит всем существующим в сегодняшнем мире правилам в отношении защиты прав человека. То есть, люди становятся полностью беззащитными".

"На защите наших доверителей это не отразится"

Неформальное правозащитное объединение юристов и журналистов "Команда 29", которым руководит Иван Павлов, с момента своего образования в феврале 2015 года поставило своей целью сопротивление растущей закрытости государственных органов в России.

Старший юрист "Команды 29" Максим Оленичев в беседе с корреспондентом Русской службы "Голоса Америки" отметил, что на его взгляд существует ряд причин произошедшего с Иваном Павловым: "Первая состоит в том, что "Команда 29" уже много лет занимается делами о госизмене и шпионаже, эти дела расследует ФСБ, и, конечно, грамотная защита по таким делам не устраивает тех, кто поддерживает обвинение. Потому что цель таких дел - оперативно быстро осудить на долгие сроки лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, а не придавать гласности эти процессы".

Вторая причина, по мнению юриста, связана с внесенными в феврале этого года изменениями в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре (ФЗ № 63). Изменения сводятся к тому, что если адвокат совершил преступление и это факт установлен вступившим в законную силу обвинительным приговором суда, то такой адвокат лишается права дальше заниматься своей профессией даже в качестве юридического консультанта.

Кстати, осенью прошлого года следователь ФСБ, ведущий дело Ивана Сафронова, потребовал от его адвокатов Ивана Павлова и Евгения Смирнова подписку о неразглашении данных предварительного расследования. В свою очередь, Павлов и Смирнов такую подписку не дали, поскольку не были обязаны делать это по закону. И даже адвокатские палаты, к которым обращалось следствие, подтвердили правомочность отказа давать такую подписку. Однако, это было до внесения поправок в ФЗ № 63.

Теперь, наложенные на Ивана Павлова ограничения к получению информации, не смогут не сказаться на тех делах, которые он ведет как адвокат. "Тем не менее мы ("Команда 29" - А.П.) эти дела продолжаем, мы наращиваем нашу активность, мы перестроили свою работу в части согласования наших правовых позиций. И поэтому на защите наших доверителей это никаким образом не отразится", - убежден Максим Оленичев.

"С этим может столкнуться каждый адвокат"

Адвокат Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Александр Передрук отмечает, что случай Ивана Павлова (разглашение данных предварительного расследования) - далеко не единичный. "Такие ситуации периодически повторяются, как и попытка получить от Павлова подписку о неразглашении. И это нужно рассматривать, как давление на защиту, ведь тот кто ведет следствие, заставляет дать подписку для того, чтобы адвокат не имел возможности публично высказываться и комментировать дело, которое он ведет в своем производстве. И тем самым он лишается одной из своих возможностей, связанных с защитой, ведь в отличие от следователя он может защищать своего доверителя всеми способами, которые не запрещены законом", - поясняет Передрук.

Кстати, действующий Уголовно-процессуальный кодекс не обязывает адвокатов давать подписку о неразглашении данных предварительного расследования. Ограничения в этой части касаются лишь сведений, составляющих государственную тайну, если таковые в деле имеются.

"Что же касается обысков, производимых на даче Ивана Павлова с изъятием данных, в том числе, связанных с адвокатским производством, и которые относятся к адвокатской тайне, это, как минимум, вызывает большое количество вопросов, и с этим, безусловно, может столкнуться каждый адвокат. При этом я бы не стал делать акцент на том, ведет ли он политические дела, или нет. Потому что подобное случалось и с адвокатами, защищавшими по сугубо уголовным делам чиновников разного уровня", - предупреждает член Адвокатской палаты Санкт-Петербурга Александр Передрук.

Интересна статья?

0 комментариев *