«Дать рынку сделать свою работу».

Федеральные и городские чиновники вышли на скользкий путь планирования закупок и реализации населению основных продуктов питания. Отсюда два шага до воссоздания госплана. Фонтанка спросила у человека, в свое время ломавшего основы плановой экономики Советского Союза, — есть ли логика в их действиях.

После того, как российские власти решили начать формирование четких объемов продуктов, необходимых для удовлетворения нужд граждан, и софинансировать их производство, в воздухе повис вопрос: что станут регулировать после сахара и растительного масла? И как далеко зайдут.

Андрей Нечаев работал министром экономики России в правительстве Егора Гайдара в 1992 1993 гг., в те самые трудные времена, когда весь мир госплана уже был разрушен почти до основания, а новый мир рыночной экономики большинство граждан знали только по американским фильмам и учебникам.

— При СССР вы окончили экономический факультет МГУ и работали в институте прогнозирования научно-технического прогресса. Как раз планированием экономики в те годы занимались?

— Нет, я такое уже ликвидировал. В рамках рыночной экономики такое делать нельзя. С сахаром и растительным маслом уже случился конфуз, когда после попытки установки квот и регулирования цен они подорожали еще где-то на 15%.

Первым в современной России на эти грабли наступил еще Виктор Степанович Черномырдин, который через неделю после своего прихода (на пост председателя правительства в 1992 году, на смену Егору Гайдару. — Прим. ред.) подписал постановление правительства о регулировании — даже не цен, а торговых надбавок. И товары сразу стали исчезать из торговли. Здесь, боюсь, будет ровно все то же самое.

— Теоретики плановой экономики неизменно находили в ней положительные моменты и преимущества перед рыночной. И сейчас это находит отклики в сердцах людей — слышно много ностальгических слов о советской эпохе. Вы с научной точки зрения близко знакомы с обеими системами. Какое-то здравое зерно, в теории, в плановом подходе есть или одно сплошное мракобесие?

— Если мы говорим о советской системе, планово-административного типа, то я вполне разделяю тезис Маргарет Тэтчер о том, что это искусственная и выдуманная система. И она, конечно, была совершенно нежизнеспособной. Что, в принципе, не отменяет саму по себе необходимость индикативного планирования. В той части, где государство занимается какими-то крупными проектами. А если это какие-то долгосрочные планы, то такое планирование одновременно задаст и некие ориентировки для бизнеса.

Но это должны быть именно индикативные планы, и только там, где государство само распоряжается своими деньгами. Например, как это было в СССР с планом по территориальному размещению производительных сил. Такие же планы были в сфере подготовки и трудоустройства молодежи. Кстати, в Советском Союзе эта система неплохо работала.

— Есть ли ошибка в нынешней логике чиновников: Чтобы обеспечить такую-то потребность населения в масле, надо точно ее подсчитать, а затем выдать конкретным производствам деньги для его производства по конкретной цене ? На первый взгляд, звучит довольно правдоподобно.

— Все технологические цепочки действительно в теории можно рассчитать. Хотя Госплан СССР регулярно жаловался на то, что им не хватало мощности вычислительных машин, чтобы сделать планы точными. Потому что они рассчитывали десятки тысяч различных коэффициентов затрат и никак не могли посчитать обратную матрицу в рамках модели отраслевого баланса.

Но основная беда плановой экономики — в потребителях. Все хорошо работает в ГУЛАГе, где каждому выдают известную пайку, и дальше надо только спрогнозировать число заключенных. А реальный потребитель, он, подлец, как раз плох тем, что хочет выбирать. Вы вот запланировали некое количество мяса, а он вдруг стал вегетарианцем. Или наоборот — стал больше мяса есть. И у нас сразу возникает либо дефицит, либо переизбыток. И надо либо наращивать резервные мощности, либо возникает их недогрузка, а это в любом случае означает впустую потраченные средства.

— А либеральная модель учитывает непрогнозируемую переменную в виде потребителя?

— Либеральная модель подразумевает, что все эти вопросы решает частный бизнес. И, кстати, надо признать, он отлично с этим справляется. В силу своей гибкости и большей подвижности, мобильности и так далее. Мне нравится фраза: Социалистическое соревнование так и не смогло стать капиталистической конкуренцией . Это чистая правда.

— Если пытаться найти здравое зерно... может, такие планово-административные меры оправданны в экстренных случаях? Вот смотрите, растительное масло подорожало на 15%!

— Ну это ведь не экстренный случай. В демонстрируемом росте ничего запредельного нет, и ответ на вопрос, почему так происходит, всем специалистам известен — выросли цены на мировом рынке. Вместо того, чтобы идти по пути плановой экономики, правительство могло бы поставить задачу перед Федеральной антимонопольной службой и выяснить, нет ли какого картельного сговора.

Хорошо, что наши производители наконец-то вышли на мировой рынок, и Россия стала, например, одним из крупнейших в мире экспортеров зерна. И неправильно теперь пенять на то, что часть внутреннего продукта уходит за границу. Но если вы все же хотите оградить внутреннего потребителя от влияния мирового рынка за счет производителя, давайте временно введем экспортные пошлины, чтобы уравнять условия внешнего и внутреннего рынков. В арсенале чиновников огромное количество других косвенных методов регулирования, не в ущерб производителю, включая те же самые дотации, которые уже упоминались.

Но есть и принципиально другой подход. Если вы так беспокоитесь о населении, о бедных, по которым рост цен на масло действительно ударил, давайте просто наладим систему адресной социальной помощи.

— Продуктовые карточки? А это не противоречит либеральной идее в экономике?

— Это не в этих терминах меряется. Либерализм ведь не отменяет социальную ориентацию в экономике и борьбу с бедностью. Дайте просто бедным людям денег напрямую — и они купят подорожавшее подсолнечное масло. Речь не о разбрасывании денег с вертолета, а об адресной помощи. Можно спорить по вопросам оценки и критериев помощи, но система социальной поддержки должна существовать в принципе.

— Разве забрать у богатых и отдать бедным — лозунг либералов?

— Либеральная теория говорит о том, что должен отдаваться приоритет частной собственности. Она выступает за низкие налоги, за защищенность частной собственности при минимизации роли государства как хозяйствующего субъекта. И она ничего не говорит о том, что нельзя помогать бедным.

— Как бы вы оценили усилия Эльвиры Набиуллиной и Центробанка по сдерживанию инфляции? Стоит ли это вообще делать?

— Таргетирование инфляции — нормальная цель для Центробанка. Другое дело, что в целом политика наших финансовых властей при активном участии ЦБ абсолютно нелогична. Ведь ослабление рубля, на которое они идут последний год, — это сильный инфляционный фактор. В наших условиях, когда нет конкуренции, а есть только огосударствление экономики и монополизация на многих рынках, у нас инфляционный эффект девальвации оказывается выше, чем можно было ожидать, наблюдая долю импорта в потреблении.

То, что правительство покупает валюту для формирования валютной части Фонда национального благосостояния в условиях, когда рубль и так испытывает давление за счет геополитических и санкционных рисков, — это такое… странное решение. Потому что это усугубляет инфляционные последствия. Выходит, вы одной рукой боретесь с инфляцией, а другой ее разгоняете. И вот это точно уже никакого отношения к либерализму не имеет.

— Что делать с этими маслом и сахаром, которые почему-то вызвали наибольший интерес у российских властей в плане регулирования?

— В первую очередь я бы посадил специалистов анализировать состояние рынка с точки зрения производства, запасов и так далее. Если какими-то чисто финансовыми вливаниями можно сильно увеличить предложение, значит, нужно на это пойти. Если действительно есть какая-то острая конкуренция с экспортом — вводил бы пошлины, вплоть до заградительных. Или стимулировал бы импорт. Для этого надо, например, снять те пошлины, что есть, или ввести отсрочку уплаты НДС.

— Есть ли, по вашему мнению, в ситуации с ценами на продукты какой-то пожар, который надо срочно тушить? Или лучше подождать, когда невидимая рука рынка все отрегулирует?

— Я не видел никаких исследований и не видел результатов опроса, которые бы оценивали степень социального недовольства конкретно в связи с ростом цен на подсолнечное масло и то, как это влияет на уровень жизни — на 1% или на одну тысячную. Надо просто активно мониторить ситуацию, и если это не просто какие-то сбои в логистике, а реально рыночная проблема, нужно применять методы косвенного регулирования.

— Что бы вы сказали чиновникам, у которых руки чешутся чего-нибудь порегулировать?

— Я бы им посоветовал расслабиться и заняться чем-нибудь другим. И дать рынку сделать свою работу. Главное — его не портить, чем наша власть занимается последние лет десять.

Беседовал Денис Лебедев, Фонтанка.ру

© Фонтанка.Ру

Интересна статья?

0 комментариев *