Разговор с колдуном

  • 196     0

Мы сидим на веранде летнего кафе и с моря дует ветер. Под вечер он уже не знойный, но и не прохладный, как в средней полосе. Мой собеседник явно проголодался, и с удовольствием ест ломтики ветчины с хлебом ( купили в недалёком от этого кафе магазине), и мы ожидаем заказ от быстрой девчонки официантки, которая уже одурела от клиентов за день, и даже путает заказы... - Ты знаешь, чем мне нравятся вот такие простенькие места, - говорит мой собеседник, поправляя широкополую шляпу - Тебя здесь никто не знает. Эти люди, они такие настырные. Я притихший жую очень жирную ветчину и заедаю её несвежим батоном. - Так вот здесь нет к тебе внимания, - лениво говорит собеседник. Он седой, небрежно одетый, через плечо сумочка - там деньги и документы. Он всегда носит эту сумочку с собой. Я помалкиваю. Я один знаю, кто он такой, мой собеседник - известный колдун. Магистр колдовства. Он понимает о чём я думаю. - А знаешь, за что я не люблю людей? Они всегда напоминают мне, кто я есть на самом деле! А я иногда это хочу забыть... Чайки алчно перекликаются, носясь над набережной, как угорелые. - Именно так - я хочу, я хочу быть иногда добрым. Он так внимательно поглядел на меня своими чёрными глазами-бусинками - один глаз у него чуть заметно косит, и мне от этого пронизывающего чёрного взгляда стало не по себе. Официантка принесла заказ, что-то пролепетала. - Ты знаешь, как она нас ненавидит! Ты даже представить себе не можешь, как может ненавидеть тебя человек, тебе прислуживающий. Он ведь вынужден тебе угождать... Мы стали есть. Иногда мне казалось, что я сижу один. Мой собеседник совсем затих, только губы его тихо что-то шептали. И, вдруг, с набережной в море упал мопед, кто-то заорал. - Итак не хватает свежего воздуха, нашёл место для катания! - зло сказал колдун. И снова посмотрел на меня, и я согласился, может излишне поспешно закивал головой.

2 - А знаешь, почему часто при работе знающие, - колдун очень внимательно посмотрел на меня чёрными глазами, один из которых заметно косил - Почему используют воск? - Может потому, что из него легче лепить фигуры, - негромко сказал я. - Воск - мягкий материал, соглашусь, но думаю, что воск такой же податливый, как человеческая психика, и поэтому знающий может в своём сознании легко слепить того человека, с кем работает. - Проговорил колдун - Это даёт знающему уверенность в результате, к тому же мягкий, тёплый воск при лепке так податлив! Соглашусь с тобой... Вот это единение с мыслями о человеке и даёт силу. Понимаешь? - Силу даёт и огонь. - Огонь даёт торжество! - глаза колдуна сверкнули, точно в них действительно зажглись искорки какого-то дьявольского огня. - Иногда ритуалы сопровождаются и более сильными атрибутами, - негромко сказал я Колдун промолчал. Такое было ощущение, что он снова как-бы не слышит меня, он подошёл к стене, посмотрел какие-то портреты в чёрных рамках, потом оглянулся, и сказал : - Думаю, что мне надо что-то почитать. Освежить память. Он проводил меня до двери своего красивого дома. Кивнул головой. Я шёл по улице и с наслаждением вдыхал летний тёплый воздух, и у меня было ощущение, что воздуха мне не хватает.

3 Я жил в небольшом русском городке. Он стоит на берегу Оки. До революции река была судоходна, и купцы были богаты. Было много церквей. Монастыри. И наряду с этим было много знахарок. Одной из таких ведуний была моя бабушка по материнской линии. Её звали Арина. Она и растила меня, пока родители работали. И лечила. Помню как сильно у меня заболело горло - была ангина, и мать повела меня к Арине. Мы шли по тихой вечерней улице на окраину города. Бабушка обогрела нас, потом посмотрела на меня, отвела в свою продолговатую маленькую комнату - посадила на высокую кровать, пальцы её были на моём горле - и она шептала молитвы. Горло прошло на следующий день. Знахарки убирали многие болезни - они могли лечить заикание, лечили детские неврозы... У них в домах были православные иконы, доставшиеся им от родителей. Молились ли они в одиночестве под образами. Были ли набожными. Я не знаю, но они умеди помогать людям. Вот такая смесь православия и изначального знахарства присутствовала в жизни. Но колдун, о котором я говорю, был другим, он не мог лечить, но он мог людей делать сдержаннее, задумчивее - он исправлял пороки через боль.

4 Он был всемогущ, и терпелив - этот колдун. Он не на кого не работал, и не выполнял просьбы под нажимом, а если это происходило, то человек наживал себе врага, и изменения в его судьбе шли чередом - трагические и непонятные по своей сути. Так действовала работа колдуна. Он очень внимательно наблюдал за этой жизнью, и делал свои выводы, и вершил свою кару. Это был меч, отточенный годами тренировки - меч, который превращал человека в игрушку непонятных сил. Но и сам колдун страдал от этих сил. Он взваливал эту тяжкую ношу своей жизни, как монах взваливает на себя жизнь монастырских правил. Но монах веровал при этом, веровал в дальнейшую Благодать, даруемую ему создателем. Колдун знал, что ему в будущем не будет ничего хорошего от Всевышнего. Знал, и жил по своим правилам.

5 Я, конечно, не мог задать своему собеседнику в общем-то простой вопрос. Ну это как спросить у кого-то из знакомых, почему тот стал комбайнёром, или, допустим, строителем. Спросить у седого высокого старца в неизменной белой широкополосной шляпе, в светлых одеждах, с амулетами на груди, почему он стал колдуном? Ну знаете, я не мог. Пока однажды он как бы вскользь не заговорил на эту тему. Мы шли под вечер вдоль моря, по камням, и с одной стороны нависали над нами разноцветные полоски - скалы, видимо, не одну сотню лет они формировались у моря. Колдун остановился, посмотрел на меня, и сказал : - Я знаю твой вопрос. Я ведь долго живу. Видел много несправедливостей. Желание оградиться от них - первый позыв. А потом появилось желание постоять за себя, потом желание постоять за слабого. В общем-то всё просто. Конечно, на это уходят годы, но в любом призвании даётся всё не за один день. - Другого пути нет, оградить кого то, что-то исправить? - Нет. Наше ремесло делает ответ неотвратимым.

6 - Как всё происходит между людьми, - стал мне объяснять колдун влияние приворота, - очень в общем-то просто, мы все имеем пространство во вселенной, это, как наша личная квартира. Туда входят близкие люди. Ритуал делает дверь в этой квартире открытой - туда теперь входят люди, которых человек не зовёт, но которые ему близки не по душевным качествам , а по порокам. В квартиру к пьянице, приходят дружки пьяницы, и он начинает пить, к болтунам приходят такие же болтуны, и он начинает постоянно врать. Пороки побеждают человека, и он начинает идти по- наклонной жизни, и если у него есть воля - он начинает борьбу. И те, кто побеждает становятся людьми иными, уходят пороки, и человек просыпается от сна. Он победитель. - А у кого не хватает воли? - спросил я. Видимо, спросил, очень печально. Колдун ничего не сказал в ответ. - Похолодало, - зачем-то сказал он после недолгой паузы - Видимо, шторм будет, ветер с моря очень сильный. И вправду ветер был прохладным, штормящим. Даль моря подёрнулась какой-то плёнкой. Точно и вправду вместе с непогодой приближался шторм.

7 Мы каркас для чего-то светлого, а в нас постоянно набираются сомнения, злоба, эгоизм. Человеческая психика постоянно желает чего-то нового, тянется к переживаниям, как путник в пустыне к благословенному роднику. Отсюда постоянное неудовлетворение идущей жизнью. Хотя по-сути для нормальной жизни человеку надо немного. Но мозг коварен - зависть, неискренность рушит любые благие намерения, как детский неумелый домик из песка сильный ветер. Отсюда все наши беды. Колдуны - это тоже беда порушенного когда-то кем-то счастья. Был ли он несчастлив, мой знакомый - трудно сказать, глядя на его худое лицо. Он никогда не улыбался. Лицо это было похоже на маску.

8 Колдун сегодня был беззаботен. Это происходило у него, когда он наконец решал какую-то задачу в хитросплетении человеческих судеб. - Негодяи часто очень внимательные люди, - рассуждал этот пожилой седой человек в широкополой шляпе ( мы были в неприметном приглянувшемся нам кафе ),- Сразу не поймёшь, кто виноват в той или иной беде человека, к тому же сам человек часто выгораживает причину своих неудач, почему, сам не пойму, - говорил скороговоркой колдун, - И только на грани жизни, когда дальше падение уже опасно, человек становится разговорчивым и правдивым и уповает на высшие силы. Часто так бывает, что и сам человек лжив, и его противник тоже лжив. Колдун потянулся к чашечке ароматного кофе. - Как тут быть? Он неожиданно улыбнулся, и улыбка эта была похожа га улыбку беззаботного подростка. Больше мы на эту тему не разговаривали. Я никогда не спрашивал его о работе - может поэтому мы общались просто, как хорошие знакомые.

9 - Мысли, как бродячие волны, всё мечутся и мечутся, образы, сравнения, - размышлял колдун - И ты во власти этого мельтешения, этой суеты сует, и всё до тех пор, пока не начат ритуал, тебя сразу отбрасывает, как катапультой в другой мир, и ты внутренне сосредотачиваешься, ты идёшь уже по знакомой дорожке, и вот стена, и ты обращаешься к Учителю за помощью, и отдаёшь ему самое дорогое мысленно, может и свою душу, и неимоверные силы наполняют тебя, и ты уже в другой Вселенной, и искры правды идут через тебя, и ты только проводник чужой воли и своего желания! Он отёр лоб. Поправил свою широкополую шляпу. Он молчал несколько минут. Я наблюдал за ним, и верил ему.

10 Повеяло осенью. Это было в общем-то незаметно и ещё были отдыхающие слоняющиеся по вечерам по-набережной, но часто под вечер издалека откуда-то из далёкого горизонта, где сливается чугунная гладь воды и серое небо плыли набухшие небесной чернью неприветливые тучи, точно напоминая о том, что лето не вечно. В один из таких часов, когда ещё не ранний южный вечер, но день уже катится к закату я со своим собеседником сидел в излюбленном кафе. - Ты спрашиваешь, тяжела ли была моя жизнь, - колдун пристально посмотрел на меня, точно проверяя, готов ли я выслушать. От проникающегося зоркого взгляда мне было не по себе. - Поверь, моя жизнь для простого человека покажется невыносимой - армия, тюрьма, девяностые с их жаром и новизной, когда ты всегда знал, что смерть твоя соседка. Это я всё прошёл, как в общем-то моё поколение, которое увидело распад великой державы, увидело, как рушится империя. И я тогда выживал, как все. Знания пришли гораздо позже, когда мир уже мне виделся адом. Но именно знания помогли понять, что в мире можно многое менять, когда ты сражаешься! Помнишь: " Не верь, не бойся, не проси! " Это прекрасный лозунг для нашей страны, и теперь он верен. - Именно так , - согласился я, думая при этом, что у меня и раньше не было мысли, что колдун работал где-нибудь на швейной фабрике наладчиком станков. Было необычайно тихо вокруг. Мир отдыхал, и казалось, что он прекрасен, и в нём нет никаких забот ни для нас, ни для парочек вальсирующих на набережной, ни для беспечных чаек реющих в бездонном сером небе.

Интересна статья?

0 комментариев *