И звать его никак. Светлана Стивенсон – о пацанах и лохах

Одна из загадок, на которую многие ищут ответ, это почему Владимир Путин не упоминает имя Алексея Навального. Из наиболее принятых версий мистические табу, нежелание делиться популярностью, а также личное крайне неприязненное отношение президента России к Навальному (о чём, кстати, упоминал Дмитрий Песков, отвечая на волнующий общественность вопрос). Если Путин и говорит о своем политическом конкуренте, то называет его "блогером" или "берлинским пациентом".

Но дело здесь не в мистике, и не в нежелании создавать пиар конкуренту, и уж никак не в личном раздражении и нелюбви. В путинском речевом поведении мы видим отражение мировоззрения человека, который считает себя принадлежащим к суверенной группе властителей страны. Согласно этому мировоззрению, имена, достойные называния, по крайней мере в политическом контексте, имеют лишь он и члены этой группы. Не входящий в неё Навальный поэтому принципиально "никто, и звать его никак".

Парадоксальным образом презрительное неназывание Путиным своего невесть откуда взявшегося политического конкурента "из низов" можно сравнить с речевым поведением членов уличных криминальных группировок. У членов бандитских шаек есть жесткие классификационные схемы, разделяющие мир на "реальных пацанов", считающих себя хозяевами территории, и всех остальных (простолюдинов, "лохов"). Пацан при вхождении в группировку получает имя и становится членом привилегированной касты. На равных он может общаться только с членами других таких же группировок или с представителями воровского сообщества, но никак не с лохами, не с теми, кто не принадлежат к местной аристократии. Кстати, и в воровской среде, в которой применяются похожие статусные разделения, воры лишь себя считают "людьми".

В моём исследовании провинциальных уличных группировок пацаны, всегда готовые к драке, рассказывали о том, что они не могут принять вызов от кого бы то ни было. По понятиям они не могут вступать в драку с членами уличных компаний, не являющимися группировками. Пацаны могут драться только с равными по статусу. Как сказал один из них, "с кем-то из пацанов дружим, с кем-то воюем... Пацаны ссорятся и мирятся, но по-любому это пацаны, и только с ними ты можешь иметь дело". Пацаны не могут забить стрелку с простолюдинами, а встретившись с группой обычных подростков, даже готовых к драке с ними, могут, опять же по понятиям, лишь вычленить одного или двух и побить в назидание другим.

Сама природа путинского режима отвечает на вопрос о "неназывании Навального"

Спорить с простолюдином пацан не может ведь "пацан всегда прав". Этот императив подразумевает, что власть пацана не может быть оспорена. Пацан является источником права. Пацан должен уметь всегда обосновать свою позицию или мнение ссылками на понятия. Более того, "группировщик" не может извиниться перед не-пацаном, не рискуя потерей лица. Как сказал мне в интервью другой пацан, "когда я виноват, я готов извиниться перед пацаном; если передо мной не пацан, то извиняться не буду".

Бросив вызов власти, Навальный внёс нестабильность в её классификационную схему. Поэтому в понимании правящей касты Навальный это смутьян, "баламут", как и высказался Путин в беседе с президентом Франции. Он пытается занять место среди серьезных людей, правящих страной, то место, которое ему не принадлежит. Это место не может принадлежать никому, пока его туда "не поставят". Поэтому упоминать его по имени нельзя.

Интересно, что и Светлана Тихановская воспринимается кремлевскими правителями как выскочка, простолюдинка, нелепо претендующая на власть и, стало быть, на то, чтобы серьезные люди называли ее по имени. Комментируя встречу президента Франции Эммануэля Макрона с Тихановской, Песков назвал ее просто "гражданкой Белоруссии".

Не пережитки магии и не правила коммуникации, а сама природа путинского режима отвечает на вопрос о "неназывании Навального". Мы имеем дело с политической системой, в которой права на власть и собственность были присвоены достаточно узкой квазимилитаристской группой, своего рода силовой аристократией, пришедшей к власти в результате потрясений 1990-х годов. Эта аристократия считает равными лишь членов своего клана. Простолюдин не может иметь имени, которое аристократ мог бы назвать, в этом случае он был бы признан равным.

Светлана Стивенсон профессор социологии университета Лондон Метрополитан, автор книги "Жизнь по понятиям. Уличные группировки в России"

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Станислав Швед     #1     0  

    В таком специальном вопросе спорить мне, непрофессионалу с профессором социологии, неразумно. И не буду. Отмечу лишь узость объекта исследования. Профессор рассматривает Путина относительно Навального в дилемме пацаны- лохи. Т. е. Путин, априори не лох, след пацан по психотипу, т.е. урка, вор, асоциальный типаж ( драчливый пацан из питерской подворотни, эта его часть биографии общеизвестна и даже автобиографична). Повторяю, не спорю с профессором. Хотя и странновато в кресле Президента огромной страны двадцать лет ощущать себя «пацаном» в указанном профессором смысле.

    Хочу лишь напомнить историю. В царской России вышколенное высшее сословие относилось к плебсу, как к быдлу аналогично. В ранней Руси простолюдин даже фамилии не имел. И обращались к нему аристократы, как не имеющему имени, обезличенно. Моветоном у знати считалось показать свою обиду, гнев на плебса. Он был для них не человеком. Думаю, это не было особенностью только России. Так вот. Почему бы профессору не посмотреть на психотип Путина с этих позиций. Да и Горького бы надо вспомнить, великого русского писателя, говорившего о психотипе раба, ставшего хозяином.

    Успехов Вам Светлана из Лондона. Продолжайте изучать. Может когда- нибудь объект ваших познаний «удостоиться» «чести» быть помещённым в Питерскую Кунсткамеру «примечательных» экспонатов.

    ответить  
  2. Виктор Шмакин     #3     +2  

    Блестящий анализ - серьёзный, не политический, а научный - и потому убийственный своей неопровержимой логикой. Доказано: Нами правит обычное ворьё!

    ответить  
  3. Виктор Шмакин     #5     0  

    Мнение - одно, а научное доказательство - это уже сильно. Кстати, около половины населения России - очень даже сомневаются! А ещё большему числу просто насрать на проблемы Родины и власти.

    ответить  
  4. Вова     #6     0  

    Когда в кармане образуется большая дыра, то уже не насрать, а сейчас число таких растет. А насчет половины вопрос спорный, так как все эти подсчеты разными конторами зависят только от вливания в них денег.

    ответить  
  5. Виктор Шмакин     #7     0  

    Я не знаю подсчётов, сужу по себе и окружению. А общаюсь много, и с очень разными людьми, от глухой деревни до московских манагеров. К сожалению, примерно 2/3 насрать на политику вообще и на патриотизм тем более. И проблемы кармана, холодильника и кастрюли есть, но большинство почему-то никак их не увязывает с властями, выборами, коррупцией, протестами и т. д.

    Вообще население очень успешно, профессионально оболванено за 20 лет! Не зря первое ЕГО дело было - разгром НТВ и последующий зажим свободы СМИ (и слова вообще).

    ответить