Трубецкой против врагов Дзержинского

Памятник первому председателю ВЧК следует поставить на историческое место одновременно с монументом предпоследнего русского императора

Осознав, что Росгвардия справится с разгоном очередного недомайдана без их одобрительного писка, красные и белые путинославцы занялись традиционной грызнёй друг с другом. Призыв установить на Лубянской площади статую товарища Дзержинского, снесённую 22 августа 1991 года либеральной общественностью, собрал больше сторонников, чем предполагалось. Поддержку идеи писателями Захаром Прилепиным, Александром Прохановым и Германом Садулаевым, а также режиссёром Владимиром Бортко можно было предсказать заранее (тем более двое последних члены КПРФ). Однако её одобрили даже журналистка Леся Рябцева и медиаменеджер Екатерина Рейферт бывшие подруги видных либералов редактора радиостанции Эхо Москвы Алексея Венедиктова и осуждённого губернатора Кировской области Никиты Белых.

Не меньше творческих личностей выступили против, и даже внутри редакции Комсомольской правды раскол. Ну а поскольку власть в отсутствии всенародного одобрения в подобных вопросах предпочитает не делать резких движений, скорее всего всё ограничится традиционной перебранкой в интернете. Не зря пресс-секретарь президента Дмитрий Песков дипломатично предложил решать вопрос с городскими властями, а председатель Мосгордумы Алексей Шапошников туманно пообещал решать вопрос с учётом мнения горожан .

Лично я восстановление монумента на прежнем месте поддерживаю прежде всего из эстетических соображений. Монумент одного из крупнейших советских скульпторов Евгения Вучетича чрезвычайно гармонично вписывается в архитектурный ансамбль Лубянской площади, да и сам по себе хорош. С Соловецким камнем, поставленным на площади в память жертв репрессий (далеко не всегда невинных), он сочетается идеально и навевает умные мысли о сложности российской истории.

Кроме того, как бы не относится к деятельности большевиков до прихода к власти, именно они собрали развалившуюся страну, когда все прочие политические силы оказались недееспособными. Альтернатива: развал страны на княжества и ханства, с долгими десятилетиями поддержанной из-за рубежа войны всех против всех, как в первой половине XX столетия в Китае. Считающим, что у нас это не возможно, рекомендую изучить отношения между адмиралом Колчаком, сибирскими социалистами и либералами (свергнуты сторонниками Колчака, потом взяли реванш), а также формально подчинявшимися адмиралу, реально самостийными атаманами Семёновым и Анненковым. Ну и вспомнить, что Китай объединили опять-таки коммунисты во главе с председателем Мао.

Если подписанты за Феликса Эдмундовича действительно хотят добиться своего, хотя бы в будущем, а заодно обезоружить оппонентов, им стоит поставить вопрос шире. Призвать вернуть на место не только Дзержинского, но и другого известного политика императора Александра III. Его конная статуя, воздвигнутая 23 мая 1909 года на Знаменской площади (ныне площадь Восстания) Санкт-Петербурга, была убрана советской властью и достойна возвращения по тем же причинам, что и московский монумент.

Наряду с Петром I Этьена Фальконе и Николаем I Огюста Монферрана лучшая работа Паоло Трубецкого входит в тройку главных конных памятников Петербурга. Каждый из них хорош не только сам по себе, но и как символ соответствующей исторической эпохи страны. Статуя Александра III, как и Дзержинского, идеально держит ансамбль площади. Что же до сменившего её обелиска в честь защитников Ленинграда, то я до сих пор помню, как называли его сидящие на лавочках нашего двора реально отстоявшие город ветераны. Среди прочих эпитетов присутствовало и прилагательное моржовый .

В качестве символа монархической идеи Александр III куда привлекательнее, чем его непутёвый сын. Хотя бы уже потому, что развивал промышленность, обеспечивал спокойствие в стране и не ввязывался в проигранные войны. Если же воевал, то достойно: в Русско-турецкой войне 1877-1878 гг. именно отряд будущего императора сдерживал главные силы турецкой армии.

Одновременный возврат на исторические места первого председателя ВЧК и предпоследнего русского императора мог бы стать красивым завершением векового конфликта между красными и белыми. И хотя я не верю, что их выродившиеся наследники способны на такое, почему хотя бы не помечтать?

Юрий Нерсесов

Материал опубликован на сайте Свободная Пресса и дан в авторском варианте

Интересна статья?

0 комментариев *