Юрий Болдырев: «Не торопитесь хоронить США и американскую демократию

О реакции в России на выборы в США и захват протестующими Капитолия

С удивлением обнаружил некоторое, как это ни парадоксально, сходство в оценке ситуации по событиям в США ряда непримиримых оппозиционеров по отношению к нашей власти (со стороны патриотической оппозиции) и … телевизионных пропагандистов самой этой нашей власти. А именно: и те, и другие сходятся в том, что налицо некоторый крах американской демократии . Но в чем же этот крах? И, не менее важно: если крах , то по сравнению с чем? По сравнению с чем иным, вроде как, более совершенным?

С пропагандистами нынешней российской власти все понятно: наконец-то и в Америке, смотрите, народ берет штурмом Капитолий! А перед этим, опять же, смотрите: бессовестные нарушения и подтасовки на выборах! И затем тоталитарная американская политическая машина начинает мстить сторонникам Трампа: все, нет больше ни в какой степени образца, все оказалось лицемерием!

И, неожиданно, позиция ряда представителей патриотической оппозиции власти в этой части практически сомкнулась с пропагандой нынешней российской власти: честных выборов в Америке, как выяснилось, нет, а демократия в Америке, и еще более миф о ней — рухнули! Вывод (все же отличающий видение части нашей патриотической оппозиции от того, что вещают провластные пропагандисты): теперь и у российских властей развязаны руки…

Но так ли это?

Сразу давайте оговорим две вещи.

Первое: США — противник. Чтобы с ним не воевать, но и ему не подчиняться, надо быть очень сильным. Подробнее — ниже.

Второе: обсуждаем не абсолютный идеал, а реальную жизнь, в которой, с одной стороны, все даже лучшее, тем не менее, еще не абсолютно, не божественно, зачастую, страдает серьезными изъянами; но, со стороны другой, есть все основания сравнивать ситуации и события в разных странах и в разное время. И именно на основе этих сравнений делать какие-либо выводы. Так что же и с чем уместно сравнивать?

Народ (точнее, небольшая его часть) ворвался в Капитолий — в здание американского парламента. Вроде, действительно, беспрецедентно. Но действующий президент Трамп, в поддержку которого, вроде как, были осуществлены эти действия, немедленно отмежевался и осудил. Порядок был восстановлен в течение суток. Виновные, безусловно, будут наказаны. Есть погибшие — 6 человек. С чем это уместно сравнивать?

Не народ, но вооруженные силы обстреляли из танков, а затем силой взяли российский парламент в октябре 1993-го года. Людей погибло на два-три порядка больше. Руководил переворотом и разгромом парламента непосредственно действовавший президент Ельцин. Порядок не восстановлен до сих пор. Виновные не наказаны, а обласканы и награждены.

У кого же крах ?

Кстати, руки у российских властей окончательно развязаны были именно тогда — демократические США поддержали очевидную узурпацию власти в России.

Что ж, американская демократия — не собес в интересах третьих стран, а инструмент исключительно эгоистический — для себя, для США. Понимание этого — тоже не свидетельство краха американской демократии, а учет ее подлинного характера.

Это требует от нас трезвого понимания: США — противник. Не именно наш, но любого крупного государства, стремящегося к подлинному суверенитету и самостоятельности. Но даже и это — не основание ставить крест на американской демократии. Просто, применительно к России, американская демократия — не в интересах демократии в России, а, напротив, как со всей ясностью и убедительностью это продемонстрировали события 1993-го года, в интересах узурпации власти в России — с целью обеспечения нашей долгосрочной слабости и неконкурентоспособности.

Так не торопитесь, при малейшем сбое, скороспело радостно объявлять о похоронах противника — он себя еще покажет…

Более того, даже и применительно к нашей стране, России: расстрел здания Парламента осенью 1993-го года — это крах демократии в России? Или же переворот, узурпация, в которой и в плодах которой мы живем и по сей день? Но кто и на каком основании берется утверждать, что эта узурпация и ее нынешние плоды — навсегда?

Победа Франко и его режима в Испании чуть менее века назад — это был крах демократии в Испании? Или победа узурпаторов, как затем выяснилось, победа на исторически весьма длительный промежуток времени, но, тем не менее, победа все равно временная, сменившаяся затем иной формой правления? Формально — монархией, но современной, конституционной, по сути — фактической все же демократией?

Победа анти-демократической диктатуры Пиночета в Чили, кстати, при активной поддержке демократических США — это был крах демократии в Чили? Или же лишь временное поражение, сменившееся затем торжеством, пусть еще не идеальной, но все же формы народовластия?

Примеры можно множить, но нет ни малейших оснований рассматривать нынешнее российское устройство, особенно, после Поправки в Конституцию образца лета 2020-го года, как неизменное не то, что на тысячу лет, но даже и на ближайшую пару поколений.

Но вернемся к событиям в США.

Есть существенная разница в оценке этих событий российскими либеральными силами (в своем большинстве) и силами патриотическими, парадоксальным образом в некоторой части совпадающими в этой оценке с основными телепропагандистами нынешней российской власти.

Либеральные силы делают основной акцент на том, что американская конституционная машина, включая независимый парламент и независимую судебную систему, перемолола попытки узурпации и организации мятежа со стороны Трампа и его сторонников, оказавшихся неспособными предъявить в судах сколько-нибудь серьезные доказательства нарушений при подсчете голосов на выборах.

Российские провластные пропагандисты и в некоторой степени совпавшие с ними в своей оценке ситуации оппозиционеры на патриотическом фланге делают акцент на противоположном: мол демократы , глубинное государство и оторвавшиеся от народа элиты в США осуществили мятеж, искусно сфальсифицировав итоги выборов — украли победу у Трампа.

Кто же прав?

Отвечу честно: достоверно ни мне, ни большинству занявших ту или иную позицию наших российских наблюдателей — это не известно. Достоверно это не известно даже и большинству американцев.

Но что можно утверждать уверенно?

Трамп пытался осуществить некоторую революция в США — не сейчас, а с момента своего похода во власть и в течение своего президентского срока. Что-то ему удалось, в том числе, в части попытки возвращения реального производства в США, реиндустриализации страны, а также в попытке противостояния навязывания стране и народу некоторого набора явно фальшивых ценностей. А что-то — нет. Сейчас на этих выборах и по итогам подсчета голосов (честного или нечестного — достоверно не знаем) в этой революции произошел либо разворот назад, можно сказать, контрреволюция, а, может быть, и всего лишь некоторый временный откат.

Но в чем же тогда крах американской демократии? Пусть не идеальной, но реальной — той, что есть? В которой и ранее бывало, что, например, чуть более полувека назад президент США Джон Кеннеди был убит в Далласе на глазах у массы непосредственных наблюдателей и миллионов телезрителей. Затем его брат Роберт был убит даже еще только на подступах к посту президента. Хорошо ли это? Разумеется, плохо. Но даже это не убило американскую демократию. Не как абсолютный идеал, но как реальный механизм, заставляющий власти прислушиваться к интересам и голосу народа.

Избрание Трампа — было реакцией на зашкаливший отрыв прежних элит от интересов большинства жителей, как минимум одноэтажной Америки : как в части недоучета экономических интересов большинства, так и в части непринятия этим большинством зашкаливше толерантных ценностей . Неперизбрание Трампа (повторю, независимо от того, идеально ли честно или же с существенными нарушениями) — реванш прежних элит, которые, тем не менее, вынуждены будут либо корректировать свою политику, либо через какое-то время опять уступить место следующему представителю интересов традиционного американского большинства.

Сравним с нашей ситуацией: что бы там ни было у них, наши-то выборы — вообще на что похожи? Особенно после летнего всероссийского голосования по поправке в одном флаконе и последовавших изменений в избирательное законодательство, сделавшее его окончательно не имеющим никакого отношения к сколько-нибудь демократической процедуре?

Добавим к этому еще пару важнейших составляющих американской демократии — в отличие от российской ситуации.

Первое: реальная самостоятельность штатов, вплоть до существенных различий в налоговом и уголовном законодательстве. Скажете: хорошо ли это? Соглашусь: иногда не слишком удобно, хлопотно. Но, с другой стороны, разнообразие — двигатель прогресса.

Штаты реально конкурируют между собой за привлечение людей, которые хотели бы жить именно здесь, а не где-то еще. И ограничителем принятия таких абсурдных и явно антидемократических норм налогового или уголовного права, которые легко проходят у нас в России, в США являются не только радикально более честные по самой своей процедуре выборы в федеральный парламент, но и реальная конкуренция между штатами за людей, которые могут просто отказаться жить там, где им элементарно некомфортно. Чтобы выразить свой протест против явно антидемократического закона американцу, зачастую, вовсе нет необходимости эмигрировать из страны — достаточно просто переехать в другой штат.

Второе: подлинное местное самоуправление, да с полицией, реально подотчетной местному населению (в большинстве штатов еще и вооруженному) — то местное самоуправление, которое последней поправкой в Конституцию у нас окончательно добито.

Перечисленные две важнейшие составляющие того, что является сутью американской демократии — совершенно никак не затронуты весьма впечатляющими, но, все же, верхушечными для большинства американцев событиями вокруг Капитолия.

И последнее. А есть ли что-то на самом деле важное, что не получило столь яркого отражения в картинке на экране телевидения, как захват Капитолия, но является существенно более важным и определяющим, борьба вокруг чего всерьез только начинается?

Есть — ситуация с социальными сетями, интернет-платформами и вокруг них.

Но об этом — в отдельной статье.

Юрий Болдырев

Интересна статья?

0 комментариев *