Кого-то утопить, кого-то — расстрелять. Чтобы никто не подумал про КГБ

Наш собкор Ирина Халип и ее муж Андрей Санников тоже опознали голос возможного заказчика убийства Павла Шеремета: он же угрожал убить их сына

Голос бывшего председателя КГБ Зайцева, требующего взорвать Павла Шеремета, на записи, попавшей в редакцию EUobserver, верифицировали не только западные криминалисты. Его верифицируем и мы с мужем. Этот человек угрожал убить нашего сына.

Белорусские силовики сейчас боятся не столько народа, сколько самих себя: что ни день, то кто-нибудь оказывается разоблаченным. То неизвестные выкладывают в интернет записи разговоров пресс-секретаря Лукашенко Натальи Эйсмонт о подготовке вечерних набегов на минские дворы для срезания бело-красно-белых ленточек. То телеграм-каналы публикуют аудиофайл, где голоса, похожие на голоса главы хоккейной федерации Дмитрия Баскова и боксера Дмитрия Шакуты, обсуждают, был ли еще жив Роман Бондаренко после того, как они его избили.

Беларусь — страна победившего деанона.

Слева Дмитрий Басков, справа Дмитрий Шакута

К счастью, никто не забыт, и ничто не забыто. И если прежние палачи, которых уволили еще до августа прошлого года и которые не участвовали в убийствах и пытках, еще встречали Новый год спокойно и с некоторым высокомерием по отношению к палачам нынешним ( Мы-то в свое время не засветились, а у вас, молодежи, мозгов нет ), то теперь и они будут с ужасом вспоминать, кому и что говорили, будучи уверенными в полной безнаказанности и анонимности. Оказывается, не только рукописи не горят. Устные высказывания тоже сохраняются где-то в космическом эфире, чтобы в нужное время стать доказательствами.

Бельгийское издание EUobserver опубликовало

запись разговора от 11 апреля 2012 года, в котором тогдашний председатель КГБ Беларуси Вадим Зайцев обсуждает государственные планы ликвидации.

Речь идет о журналисте Павле Шеремете, бывшем начальнике СИЗО № 1 Минска Олеге Алкаеве, бывшем командире 5-й отдельной бригады спецназа Владимире Бородаче, бывшем начальнике отдела по борьбе с коррупцией в органах государственной власти при центральном аппарате МВД Вячеславе Дудкине.

Автомобиль после взрыва бомбы. За рулем был журналист Павел Шеремет. Фото: Getty

Все бывшие силовики, о которых говорит Зайцев (на этой записи — всего три голоса, два других предположительно принадлежат сотрудникам контртеррористического подразделения Альфа ), в разное время уволились или были уволены, а связующим звеном между ними был именно Павел Шеремет. Он одним из первых взял интервью у начальника СИЗО Олега Алкаева, который рассказал, как выдавал расстрельный пистолет по приказу тогдашнего министра внутренних дел накануне бесследных исчезновений Юрия Захаренко, Виктора Гончара и Анатолия Красовского. Алкаев стал одним из главных персонажей книги Павла Шеремета и Светланы Калинкиной Случайный президент . Это Шеремет нашел Вячеслава Дудкина, который бежал из Беларуси и попросил политического убежища во Франции. Позже Дудкин публиковал свои коррупционные разоблачения на сайте Белорусский партизан , созданном Павлом. Полковник Бородач тоже регулярно публиковался на Партизане .

Вот что говорит председатель КГБ Вадим Зайцев о Шеремете:

Вот по Шеремету нужно сработать, который … [затрахал], … [блин]. Сделаем закладку какую-то и так далее, чтоб эту крысу, … [блин], совсем, … [блин], ни рук, ни ног не соберут. Все чтобы было как натуральным образом, но это не так воздействует на сознание людей .

По поводу убийства Шеремета они обсуждали именно взрыв. Двое собеседников Зайцева обещают, что никаких проблем с закладкой не будет. Остальных планировали убирать, маскируя убийства под несчастные случаи. Вспоминали некоего профессора-токсиколога в Витебске, который занимается ядами, чтобы искусственные, как натуральные . Для меня важно, чтобы никто даже не думал о КГБ, — говорит Зайцев. — И понятны методы, которыми мы должны будем где кого утопить, где кого расстрелять, — это понятно. А как спровоцировать естественный подрыв, как спровоцировать естественный пожар, убийство и все остальные вещи...

Зайцев говорит, что Лукашенко ждет этих операций .

Интересно, он всерьез думал, что этот разговор никогда нигде не всплывет или на всякий случай сдавал заказчика, чтобы потом ссылаться на выполнение приказа?

И конечно, председатель КГБ и альфовцы обсуждают финансовые затраты на свои спецоперации. Зайцев говорит, что деньги есть — на спецсчете полтора миллиона долларов , — но сначала президент должен увидеть результат . А то ведь может получиться и так, по мнению Зайцева: Сейчас говорить дайте мне, мы поедем туда-сюда, мы потратим [фигову] сумму денег и результатов не достигнем. Президент скажет: ну вы … [охренели], мало того что вы обещаете, так вы еще деньги растырили, … [блин], а результатов нету ни … [хрена] .

Александр Лукашенко. Фото: пресс-служба Кремля

Аудиофайл изданию EUobserver предоставил бывший сотрудник спецподразделения МВД Алмаз Игорь Макар, который с 2006 года является политическим беженцем. По словам Макара, он получил эту запись от своих источников в Беларуси еще в 2012 году.

Вадим Зайцев верифицирован не только западными криминалистами. Я тоже его верифицирую. Меня водили к Зайцеву, когда я сидела в СИЗО КГБ,

прямо в рождественскую ночь 2011 года. Он рассказывал, будто все давно уже дали показания против меня и все арестованные 19 декабря пойдут под суд по статье 293 — массовые беспорядки , — а мое обвинение будет переквалифицировано на статью 357, заговор с целью захвата власти , и это уже 25 лет или вышка . Я обещала в этом случае даже признать вину, потому что это станет лучшим доказательством бредовости всех обвинений, выдвинутых против декабристов .

И еще один человек верифицировал этот голос. Мой муж Андрей Санников побывал в кабинете Зайцева еще раньше, чем я: 31 декабря 2010 года, через 12 дней после ареста. Вот как он описывал их разговор.

ОТ ПЕРВОГО ЛИЦА

Кандидат в президенты Беларуси, бывший политзек Андрей Санников — о допросах у Вадима Зайцева, главы КГБ
Экс-глава КГБ Беларуси Вадим Зайцев

Говорил он тихим голосом. Такая манера была в советские времена у партийных функционеров. Так они поднимали свою значимость, заставляя собеседника невольно напрягать слух и пытаться различить невнятное бормотание какого-нибудь надутого индюка. Зайцев говорил тихо, в усы. Смотрел преимущественно в стол, изредка бросая на меня взгляд, который, видимо, должен был казаться проницательным. Курил. Правда, тут он дал маху. Не может Сталин курить тонкие дамские сигареты.

Я бы и не знал, что меня привели к председателю КГБ, если бы накануне в камеру услужливо не подкинули газету с фотографиями всех членов лукашенковского правительства. До этого мне и в голову не приходило интересоваться, как выглядит тот или иной министр . Я газету просмотрел и поэтому Зайцева узнал. Иначе подумал бы, что это какой-то очередной гэбэшник рангом повыше.

Зайцев предлагает кофе. Не отказываюсь. Надеюсь, что начальственный кофе будет качественный. Оказался дерьмовым, под стать учреждению.

Зайцев начал говорить, и я с трудом верил своим ушам. Полилась такая совковая чушь, знакомая по плохим пропагандистским фильмам, что с трудом верилось в реальность происходящего. Партийно-сталинская манера говорить еле слышно в данном случае была кстати. Не надо было прислушиваться, ничего важного для себя, для дальнейшего общения с карателями в словоизвержении Зайцева быть не могло.

Шпионаж... Иностранные агенты... Государственный переворот... Терроризм... Миллионы долларов... Гусинский... Березовский... Взрывчатка... Боевики... Оружие... Остальные раскололись... Из тюрьмы можно и не выйти... Чистосердечное признание... Подумайте о семье... Нам все известно... Миллионы долларов... Измена Родине... Кто руководит...

Иногда Зайцев просто умилял и обескураживал.

— Знаете, что всем шпионам и агентам у нас нужно? Какова их цель?

— Может, безопасность? — предположил я, ошибочно думая, что имею дело с ответственным за эту самую безопасность.

— Их цель — наш народ. Вот наше главное богатство и наш секрет.

— ???

Вываливая на меня весь свой бред, Зайцев в какой-то момент вышел из себя и забыл про то, что должен говорить тихим и внушительным голосом. Когда я, возражая ему, сказал Это мой город и моя страна , Зайцев перешел на крик. Много себе позволяете, да кто вы такой, да кто дал право! — орал он. Это было понятно, он-то пришлый, как и большинство из моих палачей.

Во второй раз, 16 января 2011 года, Зайцев показался еще отвратительней. Он требовал признаний, заметно нервничал, даже срывался на гневные тирады в мой адрес, забыв о своей сталинской маске. Видимо, нужны были результаты раскрытия заговора , а их не было.

Зайцев угрожал моей жене и сыну. Его выкрик о том, что с ними поступят самым жестким, крайним образом, нельзя было не принять всерьез. Куда уж жестче, если Ира рядом в камере американки , а Даньку собираются отдать в приют? Понятно стало, что Зайцев угрожал физической расправой над ними.

На мой ошеломленный вопрос Как вы можете? он прошипел что-то вроде Хватит уже церемониться .

Трудно представить, чтобы министр, да еще носящий генеральское звание, открыто угрожал убийством женщины и ребенка.

Я с трудом выдержал эту вторую встречу с председателем КГБ, подумал, что при следующей встрече сорвусь. Но, к счастью, третьей встречи не было.

Несмотря на общий угрожающий тон бесед, Зайцев два раза прокололся . Первый раз, когда он спросил, что означает лозунг моей кампании Пора менять лысую резину! . Произнеся его, он не выдержал и засмеялся, тут же испуганно закашлявшись. Он хорошо знал, что и главного гэбэшника тоже прослушивают, и наверняка нас снимали на камеру.

Второй прокол был существенный: он сообщил мне, что необходимое количество подписей собрали только два кандидата. Позднее я даже пытался вызвать его в суд в качестве свидетеля, чтобы он это подтвердил. Конечно, он не явился и, конечно, не подтвердил бы, даже если бы явился. Ведь получается, что уверенный в своей безнаказанности и в прочности режима Зайцев откровенно признался мне в том, что власти сфальсифицировали выборы. Из 10 кандидатов в президенты необходимые 100 000 подписей собрали всего двое. Значит, и зарегистрированы должны были быть двое. Думаю, что Зайцев выносил Лукашенко за скобки и имел в виду двух оппозиционных кандидатов. Но он не погрешил бы против истины, если бы говорил обо всех десятерых кандидатах. Лукашенко подписей честным образом не собрал бы .

Если Зайцев откровенно угрожает убийством, да не в тайном разговоре, который записывает какой-то жучок , а глядя в глаза, можно лишь предположить, сколько еще таких операций он обсуждал с Лукашенко и с альфовцами.

Павел Шеремет был убит летом 2016 года, спустя четыре года после того разговора, который на днях опубликовал EUobserver. А Вадима Зайцева уволили с должности председателя КГБ в 2013 году. Возможно, именно потому, что целый год прошел, а результатов не было. Не сумели организовать ни закладку , ни кого утопить, кого расстрелять . И приказ убрать Шеремета выполняли уже совсем другие люди под руководством совершенно другого председателя КГБ. Или все те же и под руководством все того же, но уже в роли гражданского куратора.

Кстати, с 2013 года Зайцев занимает уютное и беспроблемное кресло руководителя компании Космос-ТВ — теле- и интернет-провайдера. В феврале 2016 года с него и еще 169 белорусских чиновников сняли санкции Евросоюза. В этом — вся мерзость realpolitik. С самого Лукашенко сняли санкции, потому что в то время он освободил политзаключенных (как будто и не было сотен лет заключения на всех, кого он посадил). А с большинства чиновников санкции снимали, потому что они уже не занимали прежние должности и, с точки зрения ЕС, переставали быть палачами и карателями.

Так и Зайцев — был палачом, а теперь интернетом торгует, дело богоугодное.

Вот только те, кем Лукашенко был недоволен, как правило, лишались должностей не переводом, а изгнанием без выходного пособия. Многие сразу после этого уезжали искать работу в Россию, где к тому времени успевали обрасти нужными связями. А Зайцев аккуратно, без травм, был перенесен из гэбэшного кабинета в гражданский. Значит, не так уж сильно и накосячил. Или — накосячил в мелочах, но выполнил главное. Или просто имеет такой уровень интеллекта, что позволяет даже Лукашенко чувствовать себя умным и образованным. Все 24 минуты разговора меня не покидало ощущение, что это вообще не разговор, а просто набор звуков, издаваемых неандертальцами. Если бы они так и разговаривали где-нибудь в пещере или в загоне, а не убивали людей, то и черт бы с ними. Но нас убивают именно такие, и это особенно обидно.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Демокрит     #1     0  

    Белорусский лука не Батька , лука убийца , пахан . Так же как и его дружбан питерский пахан вова кремлёвский .

    ответить