Понятийный суд. КС разрешил немножечко нарушать Конституцию, если ...

Конституционный суд опубликовал постановление № 49-П от 25 декабря 2020 года о проверке распоряжения губернатора Московской области, посадившего граждан в самоизоляцию , несмотря на конституционную норму, позволяющую ограничивать конституционные же права (в том числе право на свободу передвижения) только федеральным законом. В праве губернатора в упор не видеть Конституцию усомнился даже Протвинский городской суд, куда обратился один из оштрафованных за нарушение режима гражданин. Суд направил запрос в КС — соответствует ли Конституции требование самоизоляции , введенное постановлением губернатора? Конституционный суд уверенно сказал, что соответствует. Поскольку требование было продиктовано объективной необходимостью оперативного реагирования на экстраординарную опасность , вводимые меры были кратковременными , а возможность их установления получила своевременное подтверждение в федеральном законодательстве . Иначе говоря, в случае объективной необходимости и на короткое время нарушать Конституцию можно. Вообще — нельзя, но если очень хочется... Замечательная позиция для органа, который должен стоять на защите Конституции. Это как если бы уголовный суд сказал: в случае объективной необходимости и на короткое время можно воровать.

Многостраничное постановление КС содержит многократно повторяемые заклинания о важности защиты жизни и здоровья граждан и об ответственности властей за обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения, в том числе путем принятия и исполнения законов, направленных на предотвращение и устранение рисков для жизни и здоровья граждан, возникающих в связи с эпидемическими заболеваниями .

И о том, что необходимость защиты жизни и здоровья граждан при возникновении чрезвычайных ситуаций или угрозе их возникновения и осуществлении мер по борьбе с эпидемиями и ликвидацией их последствий ... предполагает принятие таких правовых актов, которые не исключают возможности ограничения прав и свобод человека, в том числе и свободы передвижения .

Также многократно повторяются заявления об экстраординарном характере ситуации , беспрецедентных угрозах , временных мерах и вынужденном опережающем правовом регулировании , которое в конкретно-исторической ситуации не может рассматриваться как противоправное ...

Вот только в Конституции (на соответствие которой надо было проверять постановление областного губернатора) нет таких понятий, как экстраординарная ситуация или беспрецедентные угрозы . И о возможности опережающего правового регулирования , то есть о возможности принимать незаконные, но кратковременные меры, там тоже ничего не написано.

Зато есть совершенно недвусмысленно сформулированная часть 3 статьи 55: конституционные права и свободы граждан могут быть ограничены только федеральным законом. А не постановлением губернатора.

И есть статья 56, допускающая временные ограничения прав и свобод, но только в условиях чрезвычайного положения, которое не было введено.

А лукавый режим повышенной готовности , вводимый при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации , который был объявлен во всех регионах, не дает властям полномочий ограничивать права и свободы граждан: это прямо прописано в Федеральном законе О защите населения от чрезвычайных ситуаций .

Но все это не помешало Конституционному суду рассуждать, используя принципиально неконституционные (более того, не определенные в законодательстве) определения. По сути, принимая решение не по Конституции, а по понятиям.

А еще в постановлении КС есть удивительная конструкция: мол, принятие государством в отношении права на свободу передвижения вынужденных временных ограничительных мер имеет направленность на самоорганизацию общества перед возникновением общей угрозы и тем самым является проявлением одной из форм социальной солидарности, основанной на взаимном доверии государства и общества .

То есть, запрещая гражданам выходить из дома под угрозой штрафов, власти стремятся к самоорганизации общества . А сами запреты — это, оказывается, форма социальной солидарности .

Фото: Петр Ковалев / ТАСС

Одно дело — когда сами граждане, видя реальные угрозы, ограничивают свои передвижения. Но объявить властные запреты формой социальной солидарности — это уже Оруэлл какой-то: рабство — это, оказывается, не рабство, а свобода...

Конечно, Конституционному суду — так же, как и Кремлю, и как губернатору Московской области, — было прекрасно известно, что существовали абсолютно законные способы ограничить свободу передвижения: введение чрезвычайного положения, введение режима чрезвычайной ситуации и введение официального карантина (в соответствии с Федеральным законом О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения ).

Ничего из этого не было сделано.

И понятно, почему (мне приходилось писать об этом в Новой газете еще весной): власти хотели, с одной стороны, вводить множество ограничений и штрафов за нарушение этих ограничений, а с другой стороны — не нести при этом определенные законом затраты.

Потому что в режиме чрезвычайной ситуации, карантина или чрезвычайного положения закон обязывал компенсировать гражданам убытки от введенных ограничений и принимаемых чрезвычайных мер.

Но как федеральные, так и региональные власти хотели иметь права запрещать и ограничивать. И не иметь при этом перед гражданами никаких обязанностей.

Вот такому бы циничному поведению властей, с точки зрения конституционно значимых ценностей, дал бы конституционно-правовую оценку КС. Тогда ему, что называется, цены бы не было. Но суд пошел по другому пути — адвоката нарушителей прав человека, легализуя беззаконие под предлогом экстраординарности .

Фото:URA.RU / TASS

Последнее. Полезно напомнить, что четверть века назад Конституционный суд уже использовал в своем постановлении слова экстраординарная ситуация . Когда рассматривал конституционность указов президента Бориса Ельцина, на основании которых началась война в Чечне. С применением армии, возможным только в рамках режима чрезвычайного или военного положения, которое не было объявлено.

КС тогда заявил, что на территории Чечни сложилась экстраординарная ситуация . И потому действия президента были оправданы.

На это в своем особом мнении ответил один из судей КС.

Согласившись с тем, что ситуация действительно была экстраординарной , судья заявил, что экстраординарность бывает разного рода и предполагает, соответственно, применение разных мер реагирования на нее .

Что у президента и всей системы исполнительной власти для реагирования на экстраординарные ситуации имеется весьма широкий круг полномочий, прямо предусмотренных в Конституции и действующих законах , в том числе введение чрезвычайного или военного положения, но весь этот набор полномочий не был применен, Президент прибег к способам и методам, непосредственно не закрепленным Конституцией и законом . И что если президент полагал, что нельзя было действовать по существующим законам, почему он не выступил с законодательной инициативой о внесении нужных поправок к этим законам?

Наконец, еще одна цитата из особого мнения судьи КС.

Если рассматриваемые акты, как признал Конституционный суд, конституционны, тогда массовые нарушения прав человека и огромные разрушения гражданских объектов (о чем упоминалось на процессе) — это тоже конституционно или это результат отдельных эксцессов исполнителей, прежде всего действий армии, которая вышла из подчинения своему верховному главнокомандующему? Но ведь, приняв указ об использовании Вооруженных сил в Чечне, Президент специально обратился к воинам, что они находятся под защитой Конституции. И тогда что же?

Имя этого судьи — Валерий Зорькин.

Борис Вишневский

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Александр Юречко     #1     +4  

    Нужно понимать, что, так называемая "конституция", на основании которой создан, так называемый "конституционный суд", не была принята россиянами. Зорькин прекрасно об этом знает, знает о своей бутафорской и преступной роли в этом фарсе псевдозаконности.

    ответить  
  2. Станислав Швед     #2     -2  

    Какова функция федеральных судов? В процессуальном порядке и на основании материального закона рассмотреть и разрешить судебное дело, т.е. разрешить конкретный спор сторон.

    Совсем иная функция у Конституционного Суда (КС). КС, В СИЛУ ЗАКОНА О КС РФ, не вправе вникать в суть, в конкретику, в спор сторон. Он рассматривает лишь вопросы права. Т.е. Для данного случая. КС должен был ответить на вопрос противоречит или нет Постановление губернатора нормам действующего законодательства (в т.ч. и Конституции РФ). В обоснование же своего постановления КС НЕ ВПРАВЕ рассматривать конкретные обстоятельства спора сторон. Он обязан рассматривать лишь законность правоприменения Губернатором норм материального права при вынесении им своего Постановления. Т.е. На основании какой нормы права (закона) Губернатор вынес своё Постановление. И вот тут-то и выясняется, что ПРАВОВЫХ оснований у губернатора НЕ БЫЛО. От слова "совсем".

    Но КС этот имеющий для него значения факт проигнорировал своим умолчанием, и пустился в объяснения линии поведения губернатора. Это явное нарушение закона о КС.

    Но КС РФ, как и все Суды в РФ зависим от Президента, особенно в свете новых поправок к Конституции РФ

    Не устаю повторять марксистов. Право есть возведённая в закон воля господствующего класса. В России господствующий класс какой? БУРЖУАЗИЯ. Через буржуазные институты власти - ГД, СФ, СУды и Президента РФ, буржуазия и реализует свою ВОЛЮ - АНТИНАРОДНУЮ ВОЛЮ.

    ответить  
  3. Станислав Швед     #3     -1  

    Но незаконченность вашего (правильного) суждения в том состоит, что "понимание" (ваше, моё, народа) и "знание" (Зорькина) никакого юридического значения не имеют. Де-юре Конституция была принята. Другой вопрос, что, да. Принята с нарушением действующего на тот период законодательства. Посему есть основания для признания её ничтожной. Но в установленном порядке этого не произошло.

    Ваши слова имеют лишь политическое значение и то лишь в тех обстоятельствах, о которых я вам уже ранее писал здесь. Вы этого по своему умолчанию не хотите учитывать (уподобляясь Зорькину) и продолжаете говорить об отсутствии Конституции (да и государственности). Поэтому вольно или невольно выступаете не в пользу народа России.

    ответить