Михаил Гуревич — о формировании новой белорусской конституции

Александр Лукашенко заявил, что перестанет быть президентом Белоруссии, когда в стране примут новую конституцию. Он отметил, что является сторонником обновления основного закона не потому, что верит в демократию, а потому, что считает угрозой ситуацию, при которой руководить страной с нынешней редакцией конституции будет другой человек. Лукашенко также пообещал не допустить фальсификаций при голосовании за основной закон. Сроки принятия документа неизвестны. Обозреватель “Ъ FM” Михаил Гуревич рассуждает о том, когда белорусский президент все-таки решится на перемены.

Лучше всего логика поведения Александра Лукашенко после августовских выборов описана психологом Элизабет Кюблер-Росс в далеком 1969 году. Речь идет о тех самых хрестоматийных пяти этапах осознания горя или смертельной болезни — отрицание, гнев, торговля, депрессия и, наконец, принятие. На данный момент белорусский правитель продолжает упорно окапываться на стадии торговли, хотя депрессивные нотки в его словах с каждым днем звучат все заметнее.

Вот и в минувшую пятницу, выступая перед врачами 6-й не палаты, но целой больницы, он сообщил, что по итогам принятия изменений в конституцию больше не будет править страной. Однако анонсировав перемены, тут же вернулся к торговле и принялся объяснять, почему не готов уходить прямо сейчас. Так и сказал: не в демократии дело , а в том, что незнакомому президенту такую конституцию отдавать нельзя. Беда будет . Что это за беда, белорусы каждый день видят по телевизору, а сам Александр Григорьевич — прямо в зеркале. И прекрасно понимает, что до последнего этапа времени остается совсем немного.

Похоже, что проблема, только в том, что без мотивации и какой-то поддержки со стороны он просто психологически не в состоянии решиться.

И тут на авансцену выходит Москва. Привет от Владимира Путина, переданный Сергеем Лавровым в ходе минского визита звучал практически как черная метка из Острова Сокровищ . Парадоксально, но, если присмотреться, получается, что Запад и Москва работают в негласном тандеме, исполняя роли хорошего и плохого следователя. Европейские лидеры встречаются со Светланой Тихановской, накладывают на минский режим санкции и требуют соблюдения прав человека, а Кремль, напротив, молчит про страдания белорусов, поддерживает антизападную риторику батьки, но одновременно напоминает про сочинские договоренности и предлагает всемерную поддержку в их реализации.

Причем если в августе и сентябре речь шла о неопределенном периоде, и последнему диктатору Европы давали даже некий карт-бланш на успокоение своих граждан, то сейчас сроки звучат все конкретней. Чуть ли не в открытую говорится про конституционную реформу в январе и проведение выборов весной или в начале лета следующего года. Таким образом, Лукашенко остается согласиться с одним из двух — сдаться недругам из Польши и Литвы или сохранить остатки лица под крылом восточного соседа. Думается, выбор тут очевиден.

Впрочем, до финального аккорда белорусской трагикомедии нас ожидает еще немало событий. Будут и попытки переиграть все сначала, и новогодние погони за бело-красно-белыми игрушками на елках, но итог уже понятен. 100 дней народного протеста не прошли бесследно. И если не с 2021-м, то с 2022-м жителей союзной республики будет поздравлять какой-то другой, новый президент

Интересна статья?

0 комментариев *