Путину — пожизненное. Странности президентского самбо

Похоже, наш главный начальник верит в силу собственных слов. Возможно, даже, слишком сильно верит

Сначала Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, который гарантирует для бывших президентов Российской Федерации пожизненное сенаторство. Затем сразу два видных единоросса из обеих палат — сенатор Андрей Клишас, автор карательного закона о неуважении к власти и многих прочих идей в том же роде, и депутат Павел Крашенинников предложил еще один законопроект — о неприкосновенности экс-президентов РФ. Собственно, и по ранее действующему закону осудить бывшего президента было непросто, но теперь, если законопроект Клишаса и Крашенинникова будет принят, это станет почти невозможным делом. Причем речь — о преступлениях, совершенных и до, и во время, и после исполнения президентских обязанностей.

Впрочем, правильнее, конечно, говорить не если , а когда : авторы законопроекта, во-первых, очень серьезные люди — Крашенинников возглавляет Комитет по государственному строительству и законодательству в ГД, Клишас — Комитет по конституционному законодательству в СФ. А во-вторых, понятно ведь, что никакие они не авторы. Разве могла сама идея о том, что вечный президент РФ может стать бывшим, возникнуть в головах столь опытных государственников? Не о будущем Медведева они, в конце концов, беспокоятся! Помните, был такой человек, тоже в президентах числился? Не помните? Ну и не важно, никто не помнит, он и сам, возможно, себя не очень помнит.

Если уж такой законопроект появился, значит, опытным государственникам дана отмашка: можно и даже нужно задуматься о гарантиях полной неприкосновенности для бывшего президента. И дать команду здесь мог, собственно, только один человек. Сам вечный президент РФ, который, получается, все-таки допускает мысль, что он на самом деле не вечный. Это, кстати, радует. Это значит, что слово адекватность главному российскому начальнику знакомо, и он его даже иногда вспоминает.

На самом деле, появление обоих законопроектов связано с поправками в Конституцию. И пожизненное сенаторство, и неприкосновенность для своих бывших Россия прописала в обновленном Основном законе, утвердив инновации в ходе летней всенародной присяги у пня. Вы, скорее всего, тоже за эти поправки голосовали. Ну, что значит — нет ? Если вы не знаете, что проголосовали, это еще совсем не значит, что вы не голосовали. Такое даже, поговаривают, и в Америке случается, а уж про родину что и заикаться.

В общем, еще зимой, когда конституционная реформа только-только затевалась и обеспокоенные граждане писали письма Валентине Терешковой, президент, как и положено бывшему разведчику, продумывал пути отхода и планировал обустройство запасного аэродрома. Теперь пришло время конкретики.

Как раз конкретика и важна. Первый, путинский законопроект, не особенно интересен: из него получается, что вождю-отставнику достаточно будет просто написать заявление, чтобы получить пожизненное сенаторство. Ну, если затоскует на пенсии. Пожизненное сенаторство — это кабинет, авто с мигалкой, почетная должность, приличное содержание, возможность раздавать комментарии для СМИ по поводу и без. В общем, такой вариант нескучного заслуженного отдыха. И да — дело это сугубо добровольное. Экс-президент может пойти в сенаторы, а может и не ходить.

Фото: Bp Miller/Unsplash

Куда позамысловатее — законопроект Крашенинникова и Клишаса (ну, давайте для простоты будем их считать авторами, держа при этом в уме, что не в ГД и не в СФ такие проекты пишутся). Есть закон 2001 года, гарантирующий бывшим президентам сравнительную неприкосновенность. Согласно этому закону, чтобы осудить президента за тяжкое преступление , совершенное им во время исполнения обязанностей главы государства, СК должен завести дело и направить материалы в Думу. Если Дума решит, что доказательства убедительны, следователям можно работать. Ну, а для ответственности за преступления, совершенные до того, как президент стал президентом, или после того, как он перестал им быть, никакой специальной процедуры не предусмотрено.

Новый законопроект, как уже отмечено, во-первых, убирает из закона все временные ограничения. А во-вторых, невероятно усложняет процедуру заведения уголовного дела против экс-президента. Обвинение в госизмене или совершении иного тяжкого преступления должна выдвинуть Дума. Причем необходимо, чтобы инициаторами были не менее трети депутатов. Если две трети депутатов поддержат обвинение — оно переходит на рассмотрение в СовФед. И снова — нужна поддержка двух третей сенаторов, чтобы дать делу ход. Но и это не все. Подтвердить обвинение должны Верховный и Конституционный суды. И вот только после этого бывший правитель может превратиться в обычного подозреваемого.

То есть, отставнику можно будет, наверное, даже детей на площади поедать при большом стечении народа без особого риска, если вдруг придет ему в голову такая фантазия, — пробиться через все баррикады, которыми законопроект Клишаса-Крашенинникова прикрывает бывших от правосудия, практически невозможно.

Опять не то слово, извините. Теоретически, конечно, теоретически.

Крашенинников любопытным образом обосновывает свой проект, и говорит, как это часто с государственными людьми случается, больше, чем хотел бы сказать: Любой президент принимает решения и правильные, и неправильные с точки зрения разных граждан, полиции и так далее. И он должен понимать, что он может действовать без оглядки на это, не опасаясь, что его могут преследовать за какие-то решения, и работать на страну, на народ .

Сказать депутат хочет, видимо, что законопроект разрешает действующему президенту творить вообще все, что ему придет в голову. Потому что президент наш мудр, справедлив и тд, и в голову ему в принципе могут прийти только идеи, ведущие страну от процветания безудержного к процветанию совсем уж невообразимому. И никакие соображения о последствиях не должны его сдерживать: не будет последствий. Никто не сможет судить его (буквально) ни за что из того, что он теперь учинит.

Но говорит-то другое. Рассказывает о напуганном почему-то (интересно, конечно, почему, но не будем гадать) человеке, который сидит у себя в бункере, тоскует и опасается даже собственных придворных. Он ведь верит наверняка, что после него в главное кресло сядет кто-то из его же ближних, а не какой-нибудь так называемый блогер из Шарите. Да и нам приходится верить.

И вот он стучит кулаком по столу: Мне нужна настоящая бумажка! Дайте мне такую бумажку! Чтобы это была окончательная бумажка! Броня! И бегут, пугаясь в свою очередь, Шариков со Швондером в парламент, и пишут бумажку, чтобы гнев главного успокоить.

Это все вполне по-человечески понятно. Непонятно только, откуда у напуганного человека, который не раз вытирал ноги и о Конституцию нашу многострадальную, и о международные договоры, эта странная вера в окончательность бумажки. Слабенький довольно прием с точки зрения искусства самообороны без оружия.

Очевидно ведь, что как только он из главного кресла пересядет в какое-нибудь кресло попроще, — да хоть бы и в сенаторское, — все эти бумажки перестанут иметь хоть какое-то значение. И новую бумажку, если понадобится напишут молниеносно (тот же Шариков в соавторстве с тем же Клишасом, то есть, пардон, Швондер с Крашенинниковым, и опять пардон, совсем зарапортовался). И судьи забудут благодеяния, и депутаты не вспомнят, и члены Совета Федерации проголосуют в едином порыве…

Пока дописывал, наткнулся на новость: Лидер КНДР Ким Чен Ын на предстоящем в январе съезде Трудовой партии Кореи (ТПК), по данным южнокорейской разведки, получит звание генералиссимуса . Это вам не какое-то там пожизненное сенаторство. Уверенные в себе политики не мелочатся. Надо бы и нашему так же. Пора уже сознательным трудящимся садиться за новую партию писем к Валентине Терешковой.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Петербужцев     #1     0  

    Сколь веревочке не виться все равно - лысому будет невыносимо...

    Кадафи и Чаушеско отдыхают...

    ответить