Трезво о мусульманском терроризме

Вадим Жартун

Об исламском терроризме

Не стоит бояться терроризма. Правда. Найдите себе какую-нибудь другую фобию — поинтереснее. Решайте другие проблемы — посерьёзнее. Боритесь с другими врагами — пострашнее. Чтобы понять это, достаточно взглянуть в глаза очевидным фактам.

Для начала: вы представляете, сколько людей в год убивают террористы всех сортов по всему миру? В рекордном 2014 году от их рук погибло 44492 человек. С тех пор количество жертв снижалось, и к 2018 году (последние полные данные) достигло отметки 22987 человек. Напомню: за год во всём мире.

Где в основном происходят все эти ужасы? В России, США, Великобритании или, может быть, во Франции? Вот же, буквально вчера по её улицам толпами бегали отмороженные исламисты с ножами!

Не совсем так. Из 22987 погибших в 2018 году почти половина (9812) приходится на Афганистан, 2574 — на Нигерию, 1547 — погибло в Сирии, 1432 — в Ираке, ещё 1144 — в Сомали. Итого — 16509 из 22987 смертей.

Если собрать статистику за последние доступные 10 лет (2009-2018), то окажется, что Франция по числу жертв терроризма находится на 43 месте с 28,6 погибшими за год в среднем. Великобритания занимает 56 место, США — 39, Россия — 27.

Вот о России давайте и поговорим, чтобы лучше представлять себе реальные масштабы террора. По итогам 10 лет в России кровожадные и страшные террористы убивают в среднем 107,7 человека в год.

Много это или мало? Не знаю. Знаю только, что всего в год в России убивают около 14000 человек. Ещё столько же травится палёным алкоголем. 19000 умирает от злоупотребления уже качественным алкоголем, схлопотав алкогольную кардиомиопатию, и 11000 — от алкогольного цирроза печени. 28000 кончает жизнь самоубийством. 13000 гибнет в ДТП на дорогах. От атеросклероза умирает 245000 человек в год.

Проще говоря, если вы в росстатовском списке причин смертности начнёте искать терроризм , то найдёте его в конце шестой страницы из семи с половиной, где-то между голодом и вирусным энцефалитом. Самый обычный грипп убивает почти в два раза больше, чем террористы, но почему-то не принято вызывать спецназ каждый раз, когда в офисе кто-то чихает.

В этом вся суть террора: раздуть из мухи слона, запугать, заставить принимать фантастические по масштабу и глупости меры безопасности, которые причиняют больше проблем, чем непосредственно сами террористы.

Теперь о том, кто же они — террористы. В период с 1983 по 1992 пальма первенства в области террора безоговорочно принадлежала коммунякам — всяким национально-освободительным движениям под соусом коммунизма-социализма-маоизма. Судя по тому, как быстро сдулась эта братия после распада СССР, без нас и эта мерзость не обошлась.

А вот с 2001 года и правда можно ставить знак равенства между понятиями террорист и исламист . В 2017 году на совести исламистов было не менее 80% жертв терактов, в 2015, 2016 и 2018 — 75%.

Первые три места по общему числу убийств с большим отрывом среди террористических организаций занимают ИГИЛ, Талибан и Боко Харам.

Ничего удивительного в этом нет: они базируются в странах с крайне низким уровнем жизни, а ислам в сочетании с бедностью и отсутствием образования это очень опасная штука. Коран — довольно токсичное чтиво, к тому же объявляющее себя полной и окончательной истиной в последней инстанции.

На его 654 страницах содержится 1531 упоминание неверных (неверующих). Вместе с синонимом многобожники — 2331. Больше трёх на каждую страницу, причём каждый раз это либо проклятия, либо прямые призывы убивать неверных.

Буквальное прочтение всего этого нищим пастухом без перспектив в жизни и доступа к мировому культурному наследию с высокой вероятностью порождает заготовку террориста, которую останется лишь немного направить на кривой, но короткий путь террора.

Коран в этом не виноват — это такой же литературный памятник своей эпохи, как Библия или Mein Kampf — своей. Но вот радикальный ислам в конечном итоге ждёт та судьба, что и кровавые культы Кали, Молоха, Тараниса или Уицилопочтли, нацистов или Аум Сенрикё: их больше нет, и никто по ним не плачет.

Не нужно паниковать, вводить военное положение, ограничивать гражданские свободы, запрещать Коран или выдворять из Европы всех мигрантов без разбора. В XXI веке достаточно лишь неукоснительно поддерживать иерархию прав и свобод: сначала — общие права человека, затем — светские законы, и только потом — религия.

Для тех, кто хочет калечить девочек обрезанием, приставать к прохожим потому что они не соблюдают шариат , резать баранов на площади, но при этом оскорбляться рождественской ёлкой, и убивать за карикатуры, есть закон, и точка.

Борьба с экстремизмом в России уже давно стала опаснее собственно экстремизма. В 2018 году по экстремистским статьям было возбуждено 1200 уголовных дел, из которых 80% — это призывы к осуществлению экстремистской деятельности в Интернете, причём 75% — за посты Вконтакте.

И если посадки за пост с нацистской татуировкой 10-летней давности или исторической фотографией времён WWII кажутся просто перегибом, то дела Сети и Нового величия , когда провокаторы из правоохранительных органов сами втягивают в них людей и калечат их жизни хуже терроризма, потому что делают это не ради высокой цели, а просто для палки в отчёте.

Так что не бойтесь терроризма. Бойтесь лучше тех, кто под соусом борьбы с ним и на волне ксенофобии пытается ограничивать гражданские права и свободы, кто взращивает из силовиков цепных псов, кто изо всех сил цепляется за власть, оправдывая это тем, что коней на переправе не меняют , хотя мы уже 20 лет как никуда не идём.

Интересна статья?

0 комментариев *