Рост без инноваций — топтание на месте

  • 676     0
  • источник: gazeta-pravda.ru
Олег ЧЕРКОВЕЦ, доктор экономических наук.

Правительство РФ объявило об очередном выделении значительных средств из Резервного фонда на, как сказано, развитие экономики и устранение последствий, вызванных коронавирусом. Речь идёт о дополнительном выделении 1 триллиона 250 миллиардов рублей.

ЧУТЬ ЛИ не в тот же самый день обнародуется доклад Счётной палаты РФ за первое полугодие нынешнего года, в котором сообщается: оказывается, расходование ранее выделенных средств из того же самого фонда и на те же цели происходит на крайне низком уровне . То есть, в переводе на нормальный русский язык, получается, что выделяемые деньги вроде как вовсе и не нужны вконец ослабленной кризисом российской экономике...

Как же такое может быть? — спросит любой здравомыслящий россиянин, материально пострадавший за время пресловутой самоизоляции и прочих прелестей, связанных с коронавирусом. Уж он-то и его семья нашли бы, на что расходовать дополнительно выделенные средства ! Если бы, конечно, им таковые кто-нибудь выделил... Но тогда что же всё-таки происходит с экономикой?

А происходит очень простая и объяснимая вещь: российская экономика, скроенная усилиями Ельцина, Гайдара и их подельников по колониально-сырьевым лекалам, продолжает находиться в таком же состоянии все 20 с лишним лет правления В. Путина. То есть остаётся подчинённой интересам нефтегазовых олигархов и кровно связанных с ними госчиновников — а следовательно, отторгает как ненужное ей всё, что не касается прокладки очередных новых многокилометровых трубопроводов. Которые не сегодня-завтра потянут не то что в Арктику, а даже в Антарктику...

На всё остальное, повторимся, — и прежде всего на высокие технологии — деньги, выходит дело, в сегодняшней России не нужны. И кто же после таких новостей поверит в откровенно показушные бодрые репортажи на каналах государственного телевидения о каком-то там открытии нового производства в некоем регионе? Да, пропагандистскую показуху можно выдать за реальность раз-другой, но даже никакой старик Хоттабыч не изобретёт способ развивать передовую промышленность в масштабе всей страны без масштабных же инвестиций. А в таких инвестициях, получается, российское руководство вовсе не заинтересовано. И никакой устойчивой политики, поощряющей их, по-прежнему не проводится.

Что и подтверждается, в частности, последними официальными данными Росстата, согласно которым инвестиции в основной капитал российской экономики за первое полугодие нынешнего года упали на 4 процента. Полный провал! А между тем, согласно с треском разрекламированным целям национального развития и президентскому плану увеличения инвестиций к 2030 году, вложения в нашу экономику должны ежегодно расти не менее чем на 5,5 процента. Расти, а не падать!

Складывается впечатление, что значительно легче пробить головой бетонную стенку, нежели заставить это руководство осознать всю пагубность и уязвимость продолжающейся зависимости страны от экспорта нефти и газа и корыстных интересов тех, кто этим экспортом живёт. А уязвимость эта видна буквально во всём. Вот лишь один из последних наиболее ярких примеров. По оценке Высшей школы экономики, только за второй квартал нынешнего года доходы федерального бюджета в годовом выражении упали на 12 процентов. А ведь влияние коронавируса ощущалось уже и в первом квартале, и каковы будут общие потери нашего бюджета за год, можно только предполагать!..

При этом, если брать только нефтегазовую составляющую доходов российского бюджета, то за тот же второй квартал она сократилась почти на 60 (!) процентов. Это ли не пример чрезвычайной уязвимости всей нашей экономики и её экспорта, запредельной зависимости от переменчивой мировой конъюнктуры? Что подтверждается уже и официальными данными — в частности, докладом Счётной палаты РФ, который мы упоминали выше. Согласно ему, одной из наиболее существенных составляющих уменьшения нефтегазовых доходов бюджета — причём не только за второй квартал, но и за целое первое полугодие — является как раз сокращение вывозных таможенных пошлин на сырую нефть, газ и нефтепродукты. Спрашивается, что же ещё должно произойти, чтобы власть наконец осознала всю бесперспективность опоры только на Газпром с Роснефтью и повернулась лицом к инновационным технологиям?..

При этом необходимо сделать важное замечание. Без масштабного использования таких технологий рост — даже если его каким-то чудом удастся вытянуть на пару процентов — будет не движением вперёд, а по-прежнему топтанием на месте, точнее — барахтаньем во всё том же нефтегазовом болоте. Потому что по-настоящему прогрессивным, инновационным ростом экономисты считают такой рост экономики, который вовсе не обязательно достигает двузначных цифр, но который, во-первых, является устойчивым, то есть в малой степени зависящим от колебаний цен на сырьевые товары, во-вторых, базирующимся на широком применении передовых технологий и использовании прогрессивных управленческих решений. Именно на широком, а не на ограниченном количестве показушных объектов.

Чем же примечателен инновационный рост? Тем, что он обеспечивается не изобилием природных богатств, которых в национальном хозяйстве может попросту не быть (классические примеры — Япония и Швейцария и даже во многом — соседняя с нами Белоруссия), а имеющимися в экономике квалифицированными человеческими ресурсами, научными и образовательными системами конкретного государства.

Что касается двузначных или околодвузначных цифр экономического роста, который не является инновационным и базируется лишь на использовании природных факторов, то таких примеров много, и среди них, увы, — наша страна. Все мы хорошо помним, как в первые годы президентства Путина экономика России, получая подпитку в виде неприлично-запредельно высоких цен на нефть, росла среднегодовым темпом в 7 процентов, а в иной год и подбиралась к двузначной цифре. Что и позволяло власти бить на весь мир в пропагандистские барабаны. Но был ли этот рост хотя бы отчасти инновационным? Ничуть не бывало, и как раз отсутствие инновационности ударило по нашей экономике в ходе глобального финансово-экономического кризиса 2007—2008 годов, когда, в частности, — в который уже раз! — рухнули мировые цены на нефть.

И опять обратимся к вопросу, который Правда регулярно поднимает. Ещё один из основоположников буржуазной классической политэкономии Адам Смит указывал на два источника ( причины ) богатства народов : численность трудоспособного населения страны и производительность его труда. Развивая точку зрения А.Смита, Карл Маркс в своём основном труде Капитал назвал факторы, обеспечивающие уровень и возможности роста производительности труда. Так, по Марксу, производительная сила труда определяется многосложными обстоятельствами, между прочим, средней степенью искусства рабочего, уровнем развития науки и степенью её технологического применения, общественной комбинацией производственного процесса, размерами и эффективностью средств производства и, наконец, природными условиями .

Как видим, К. Маркс как выдающийся диалектик отнюдь не сбрасывал со счетов такой важный фактор, как природные условия (включая сюда и наличие природных ресурсов). Однако основоположник научного социализма не случайно поставил его на последнее место среди прочих факторов, влияющих на рост производительности труда и, соответственно, прогресс всего общества. Этим как раз и подчёркивается приоритет таких определяющих общественный прогресс составляющих, как научное, технико-технологическое развитие, наконец, искусство управлять и строить экономические отношения в интересах всего общества, а не кучки самозваной элиты . Только тогда и возникает подлинный интерес государства к инвестициям, и только тогда триллионы даже уже выделенных рублей не остаются неосвоенными .

Интересна статья?

0 комментариев *