COVID-террор и фальсификация эпидемии в Германии

• Медики массово фальсифицировали Covid-19
• Цель коронафейковой паники опустить Китай
• Как Меркель врала про опасность COVID-19
• COVID-фашизм в Германии

Борис Райтшустер, один из немногих действительно независимых, неангажированных немецких журналистов рассказал своим читателям о прошедшей 1 августа в Берлине демонстрации, на которой он присутствовал. Акция была направлена против ограничений, введенных в рамках борьбы с коронавирусом. Считаю полезным познакомить с впечатлениями очевидца этих событий и русскоязычных читателей. Передаю близко к тексту изложение статьи Райтшустера.

Статья называется "Разгон демонстрации в Берлине: злоупотребление полицией в политических целях со стороны красно-красно-зеленого парламента" ("Demo-Auflosung in Berlin: Politischer Missbrauch der Polizei durch rot-rot-grunen Senat").

Вначале журналист приводит пример двоемыслия, двойных стандартов со стороны лидера Социал-демократической партии Германии Заскии Эскен, позицию которой он называет ярким образцом (Grandmesser) двойной морали и политического безумия страны. Он предлагает читателям сравнить две ее записи в твиттере.

Первая запись была сделана 6 июня, после 15-тысячной демонстрации против расизма, прошедшей также в Берлине, на которой протестующими игнорировались все ограничительные меры в связи с "короной", они стояли в жуткой тесноте и даже применяли насилие против полиции:

"Тысячи демонстрантов по всей Европе проявляют солидарность с Black Lives Matter и мирно протестуют против расизма и насилия со стороны полиции. Спасибо! А если „корона“ вынуждает нас держать дистанцию мы все равно будем стоять рядом и бороться против дискриминации".

А вот ее запись, сделанная после нынешней демонстрации, при существенно, отмечает Райтшустер, снизившейся за прошедшие два месяца опасности заражения:

"Тысячи ковидиотов празднуют в Берлине „вторую волну“, не соблюдая дистанцию, без масок. Этим они подвергают опасности не только наше здоровье, они ставят под угрозу наши успехи в борьбе с пандемией, в деле возрождения экономики, образования и общественной жизни. Безответственно".

Именно этой двойной моралью руководствовался министр внутренних дел Андреас Гайзель (Andreas Geisel) (SPD), принимая решение о прекращении демонстрации. Автор свидетельствует, что на акции было не больше и не меньше нарушений ограничительных мер, чем на демонстрации против расизма. С той разницей, что участники не нападали на сотрудников полиции, а, наоборот, мирно пропускали их к сцене сквозь свои ряды.

Журналист приводит снимки с других демонстраций, политически корректных, на которых так же, как на акции 1 августа, мало кто надевал защитные маски и соблюдал дистанцию. И полиция смотрела на это сквозь пальцы и демонстрацию не разгоняла (что, кстати, не привело к вспышке заболеваний).

Действия берлинской полиции можно было бы понять, пишет Райтшустер, если бы она всегда придерживалась одинаковых стандартов.

Но 1 августа ее использовали явно в политических целях. Это злоупотребление. Это прямая опасность для демократии. Было заметно, что многие полицейские неохотно выполняли приказы, и в разговорах они это признавали, что для госслужащих очень смело.

Демонстративный вывод полицией организаторов со сцены накалил ситуацию. С большим трудом удалось остановить раздраженных демонстрантов, которые хотели штурмовать сцену. Журналист отмечает, что на других акциях полиция действовала, руководствуясь принципом деэскалации, особенно когда имела дело с левыми экстремистами. А тут вдруг ставка была сделана на эскалацию.

Далее Борис Райтшустер пишет об искаженном освещении событий 1 августа в немецких (и не только) СМИ. Журналист свидетельствует: основная масса протестующих были те, кого обычно называют средним классом: семьи с детьми, молодежь, много иностранцев, много пожилых людей. Люди открытые и мирные. Но всегда при большом скоплении людей находится некоторое число сумасшедших и экстремистски настроенных (в то время как на демонстрациях левых картина, как правило, совершенно другая). А журналисты среди тысяч демонстрантов выискивали несколько человек с праворадикальными флагами и делали это главной темой репортажа, создавая впечатление, что участники демонстрации близки к национал-социалистам.

Независимо от того, пишет Райтшустер, как вы относитесь к ограничительным мерам в связи с "короной", любая критика этих мер законна. Когда митинг под девизом "Конец пандемии день свободы" преподносится СМИ как крайне правый и экстремистский, это позор для журналистики. Многие участники демонстрации, которых такие СМИ причислили к экстремистам, теперь будут смотреть на эти издания другими глазами. Эти СМИ просто пилят сук, на котором сидят.

В Morgenpost некто Jens Anker пишет:

"Это тревожный альянс крайнего невежества и нацистской символики, которые в субботу нашли друг друга. Под девизом „День свободы“, который режиссер Лени Рифеншталь использовала для фильма о съезде нацистской партии в 1935 году, через Берлин прошли более 10 тысяч демонстрантов".

Другие издания были не менее бесстыдны (и при этом обвиняли демонстрантов именно в бесстыдстве).

New York Times приравняла демонстрацию к неонацистскому маршу.

Даже заголовки статей вводят в заблуждение. Полиция де-юре прекратила демонстрацию. Но не де-факто. Разогнать такое количество людей без массового насилия было невозможно, поэтому сила была применена точечно против организаторов, которых вывели со сцены. Даже в десять часов вечера еще оставалось много демонстрантов. СМИ замалчивают это, чтобы не пришло еще больше людей? Почему так много дезинформации?

И в качестве финального аккорда Райтшустер приводит два снимка, сделанных с одного ракурса, одной и той же одинаково плотно запруженной демонстрантами улицы, идущей от Бранденбургских ворот. Первый снимок был сделан в 2001 году во время "Парада любви" ("Loveparade"), а второй 1 августа этого года. По данным ZDF/ARD, в Параде любви приняло участие 1 миллион человек, а в теперешней акции, по оценке тех же источников 20 тысяч.
Читатели могут сами сравнить оба снимка и сделать выводы в объективности и непредвзятости названных СМИ. Как говорится, найдите 10 отличий.

Ну, и мой небольшой комментарий к материалу Райтшустера.

Если коротко, то: все это было бы смешно, когда бы не было так грустно...

Можно по разному относиться к позиции людей, протестующих против ограничительных мер в связи с "короной", но причислять их чохом к правым экстремистам и нацистам, что стало хорошим тоном у многих немецких СМИ это значит пройти основательную выучку у путинских информационных войск, которые участникам оппозиционных акций тут же наклеивают ярлыки экстремистов, врагов народа и пятой колонны, агентов госдепа.

Обзывать людей, которые вышли на уличную акцию с позицией, с которой ты не согласен, нацистами и экстремистами это не проявление свободы мнений. Это вообще не журналистика.

Не прошли в нынешних не совсем ординарных условиях большинство немецких СМИ проверку на вшивость. Не погнушались откровенным враньем и передергиванием в лучших традициях как юсанского, так и путинского агитпропа.

Увы...

Лидер Социал-демократической партии Германии Заския Эскен, о двойной морали которой Борис Райтшустер очень ярко рассказал в начале статьи, упомянула об успехах правительства "в деле возрождения экономики, образования и общественной жизни", чему, с ее точки зрения, противостоят безответственные ковидоидиоты.

Расскажу об одном таком "успехе" правительства на примере из собственной деятельности.

У меня в Нюрнберге турбюро. В этом году по известным причинам не состоялась еще ни одной поездки. Но вот, наконец, 21 июня Испания сняла карантин и появилась надежда, что в летние каникулы удастся сделать хотя бы один-два заезда на море. Люди со скрипом, но стали потихоньку записываться.

Однако в минувшую пятницу, 31 июля, на сайте МИДа Германии появилась предостережение (Warnung) об опасности поездок в Испанию, конкретно в регионы Арагон, Каталонию и Наварру (а мы едем как раз в Каталонию, на Коста-Браву). За последние семь дней там зафиксировано 50 вновь инфицированных на каждые 100 тысяч жителей.

Дело здесь даже не в том, что 50 на 100 тысяч это капля в море. А дело в том, что немецкий МИД тупо сообщил эту усредненную цифру для трех провинций, не делая никакой деталировки по регионам. Я побеседовал с директором одной крупной русской турфирмы, которая возит людей со всей Германии в Испанию (и не только) каждую неделю в течение всего сезона. Он мне рассказал, что на аналогичном сайте бельгийского МИДа сделан расклад по регионам, из которого следует, что основная масса инфицированных приходится на несколько крупных городов: прежде всего, это Барселона, Льейда, еще один или два города. НА ПОБЕРЕЖЬЕ НОВЫХ СЛУЧАЕВ ЗАРАЖЕНИЯ ПРАКТИЧЕСКИ НЕТ!

Итог этой безответственной информации немецкого МИДа: люди стали массово отказываться от уже купленных путевок. Доходило даже до того рассказал мне шеф этой фирмы что туристы выходили прямо из автобусов и уезжали домой. Так напугали.

За эти дни и у меня несколько клиентов аннулировали поездки, и ни одного нового туриста не появилось.

Вот так под корень немецкие власти ударили по только-только воспрявшей туристической отрасли. В самый разгар сезона, когда она едва начала приходить в себя.

Более чем наглядные "успехи" немецкого правительства в деле оживления экономики.

Вадим Зайдман

Параллельно публикации моей статьи на Большом ФОРУМе о демонстрации против коронавирусных мер в Берлине 1 августа, я разместил этот текст и на своей странице в фейсбуке, поместив также в этот пост коллаж из двух фотографий. Подпись к первой фотографии гласит, что снимок был сделан в 2001 году во время "Парада любви" ("Loveparade"), в котором, по данным ZDF/ARD, приняло участие миллион человек.

А подпись ко второму фото сообщает, что это снимок Короно-протестов от 1 августа этого года, в которых, по данным тех же источников, участвовало всего 20 тысяч человек. Между тем, "невооруженным" глазом было видно, что одна и та же улица на обоих снимках была одинаково по максимуму запружена народом.

Не успел я оглянуться, как коллаж в моем фейсбучном посту администрацией фейсбука был помечен черной меткой, залит серой краской так, что картинка стала почти неразличима, и сопровожден надписью:

"Ложная информация. Рассмотрено независимыми экспертами по проверке фактов".

Ниже располагалась кнопочка: "Узнать почему". Я пожелал узнать, нажал. Вышло сообщение:

Заключение: Ложь.

Основные утверждения, которые содержит эта информация, являются недостоверными.

Проверка фактов от Correctiv.

Falsch. Angaben zur Teilnehmer Zahl stimmen nicht (Ложь. Указанное число участников не соответствует действительности).

Прежде всего, я полюбопытствовал, что это такая за инстанция Correctiv, и с чем ее едят. Википедия выдала следующую информацию:

CORRECTIV это немецкий некоммерческий отдел журналистских расследований, цель которого "предоставить гражданам доступ к информации". CORRECTIV это единственный беспристрастный некоммерческий следственный центр в Германии, в котором работают около 20 человек.

Признаюсь, смущенный (тем более, что и ряд читателей моей статьи на Каспаров.Ru написали, что фото миллионной демонстрации 1 августа на коллаже фейковое), я написал обо всей этой истории Борису Райтшустеру, автору статьи о демонстрации в Берлине (на которой он присутствовал), на основании которой я подготовил свой материал, и из которой я позаимствовал наделавший столько шума коллаж.

На следующий же день Райтшустер опубликовал в своем блоге целое мини-исследование, опровергающее информацию "беспристрастного некоммерческого следственного центра" ("следственный центр" это, вообще-то, нечто не из журналистской области!) и тех немецких СМИ, которые утверждают, что в акции 1 августа приняло участие не более 20 тысяч человек.

Во-первых, вот сама аттестация Борисом Райтшустером этого "беспристрастного центра" "независимых экспертов":

Correctiv в качестве "независимого проверщика фактов" это настоящая сатира и ложная информация во имя "борьбы с ложной информацией". Финансирует Correktiv, помимо прочих, фонд американского финансиста Джорджа Сороса. Также в связи с этим "исследовательским офисом" фигурирует имя социал-демократа Бодо Хомбаха (Bodo Hombach), он доверенное лицо Герхарда Шредера и заседал в комитете Correctiv по этике. Также Хомбах является председателем правления фонда Brost Foundation, который поддержал Correctiv более чем тремя миллионами евро в период с 2014 по 2016 год.

Райтшустер не отказал себе в удовольствии постебаться над "независимыми экспертами" и слепо доверяющими им цензорами Фейсбука. Фотография "коронных" протестов 1 августа сопровождается подписью, что в акции, по данным ARD/ZDF, приняло участие 20 тысяч человек. "Независимые эксперты" из "следственного центра" штампанули на это ярлык "Ложь", да еще и пояснили, чтоб не было никаких сомнений: "Указанное число участников не соответствует действительности". Correctiv обвиняет ARD/ZDF во лжи? резонно интересуется Райтшустер указанное ими число в 20 тысяч не соответствует действительности? "Манипуляции тоже нужно научиться" едко резюмирует журналист.

Понятно, что на самом деле манипуляторы из Correctiv хотели сказать, что фотография демонстрации 1 августа, на которой количество людей визуально сопоставимо с миллионным Парадом любви 2001 года, является фейком. Разоблачению этого утверждения посвящен основной объем статьи Райтшустера. Желающие могут последовать по ссылке и проследить за его расследованием во всех деталях, с изучением и сопоставлением перспектив фотографий, снятых с различных ракурсов.

Здесь же я приведу только два снимка, ярко иллюстрирующих методы "тонких" и ненавязчивых фальсификаций, применяемых Correctiv и теми СМИ, которые утверждают, что в акции 1 августа приняло участие не более 20 тысяч человек.

Вот пример фото, которым они иллюстрируют свое утверждение:
Райтшустер так комментирует эту фотографию:

"Выбран снимок, на котором можно найти поразительно большое количество пустых мест. Судя по направлению тени и по количеству людей, это было снято в начале мероприятия, когда люди только начинали собираться. И стекалось их еще очень-очень много".

И далее Райтшустер публикует снимок более поздний по времени:

"Correctiv действует, как левое пропагандистское бюро. И в данном случае „независимая проверка фактов“, помимо глупости, снова демонстрирует невероятные двойные стандарты", комментирует Райтшустер. Под двойными стандартами он в данном случае имеет в виду публикацию в фейсбуке информации 1-го канала из обзора новостей дня, в которой опровергалось миллионное количество участников короно-демонстрации. "Удивительно, пишет журналист, но во вводящем в заблуждение сообщении Tagesschau на Facebook нет никаких предупреждений о ложности информации, и серой вуалью это не покрывается".


Райтшустер уже в заголовке своего расследования назвал Correctiv (и исполняющий его вердикты фейсбук) Gesinnungspolizei. Что дословно переводится как "полиция разума" (напоминает "Министерство правды"), хотя в данном случае мы имеем дело как раз с безумием. И банальной цензурой неугодных, выявляющих ненужную кому-то правду, текстов. И это ведь не первый случай. Вспомним недавнюю цензуру фейсбуком нежелательных статей об институте вирусологии в Ухани, о чем писал Андрей Илларионов.

С учетом всего этого, не настало ли время переименовать фейсбук в ФСБук? Или на немецкий лад Фейсстапо?

Тем более, и "следственный центр" со "следователями" уже имеется. Кое-каких необходимых атрибутов еще недостает, например, следственного изолятора. Но, как говорится, еще не вечер.

Вадим Зайдман

Интересна статья?

0 комментариев *