«Нужно, как Обама, открыть космос для бизнеса»

Независимые эксперты — о том, как монополия стала тупиком для российской космонавтики и как можно изменить ситуацию

Валерий Ширяев

(Рогозина не позвали, потому что Ширяев говорил только с экспертами)

В Совете Федерации прошли парламентские слушания о перспективах коммерциализации космонавтики. Это, конечно, эхо успешного запуска пилотируемого космического корабля Илоном Маском. А что Россия?

Начиная с середины 90-х годов, все сменявшие друг друга команды во главе космической индустрии России усердно применяли знаменитое правило трех пакетов , кивая на разваливших космонавтику предшественников и короткий срок управления. Говорить о прикладной космонавтике в 90-е годы не приходится — то было время выживания. Юрий Николаевич Коптев, руководивший агентством с 1992 по 2004 год, надо отдать ему должное, что сумел, сохранил. Потом правили три генерала, а также Игорь Комаров и Дмитрий Рогозин. Никаких побед, не говоря уж о прорывах, при них не было.

Не просто отставание России, а непрерывная утрата позиций в мировой космической деятельности очевидна. По просьбе Новой ряд экспертов и сотрудников индустрии ответили на вопросы, позволяющие уяснить, что же мешает развитию российской космонавтики. Лишь половина из наших собеседников имела возможность ответить под своими именами, не рискуя карьерой или личным благополучием. Руководство Роскосмоса не сочло необходимым на них отвечать.

Из всех руководителей отрасли консультировавшие нас специалисты почти единогласно указали на выходца из бизнеса, восстановившего АвтоВАЗ Комарова, как на единственного руководителя космической индустрии России, проводившего адекватную промышленную и финансовую политику. Это обидно звучит для наших космических генералов и деятелей, чуть не с пеленок крутившихся возле космоса. С тех пор ситуация в Роскосмосе зашла так далеко, что от персоналий уже мало что зависит. Центральные фигуры нынешней команды тоже несут свою часть ответственности, хотя это вряд ли скажется на их дальнейших карьерах — так устроена наша власть. Но выводить ключевые проблемы нашей космонавтики только из их качеств — ошибка.

Одна только смена фигур на доске не решит системных проблем. Об этих проблемах не пишут в прессе, хотя давно пришла пора.

Специалисты, оценившие для нас проблемы отечественной космонавтики, придерживаются самых разных взглядов, зачастую полярных. Целиком их мнения можно прочесть здесь. Есть среди них адепты космической экспансии человечества на просторы Солнечной системы, получившие неожиданного мощного союзника в лице Илона Маска. Есть те, кто убежден, что полеты человека в космос — тупиковая ветвь развития, а будущее исключительно за автоматическими устройствами.

Многие наши собеседники десятилетиями работали на предприятиях космической промышленности. Есть и те, кто вовлечен в медийную орбиту Роскосмоса. За единственным исключением все они относятся к так называемым государственникам. И с удивительным единодушием они назвали две главные проблемы, чреватые утратой всех компетенций и в конечном итоге российской космонавтики:

отсутствие независимого механизма постановки целей и тотальный монополизм.

Иван Чеберко независимый эксперт в сфере космической деятельности

— Считаю неудачной идею соединения Федерального агентства и всей промышленности в рамках госкорпорации. Функции заказчика и исполнителя принято разделять. Будь я главой государства, разрешил бы этот казус в первую очередь.

Сергей Кричевский участник создания в 1992 году Российского космического агентства и первого закона РФ О космической деятельности , экс-космонавт-испытатель

— Роскосмос — это абсолютная госмонополия, которая сама себе ставит задачи, выполняет их и оценивает результаты, причем, как черная дыра втягивает в себя все ресурсы, поглощает или подавляет конкурентов в сфере космической деятельности внутри страны, особенно новую частную космонавтику.

Все наши собеседники отметили отсутствие профессионально построенной системы целеполагания для космической деятельности в России.

Виталий Егоров популяризатор космонавтики

— Отсутствие целенаправленной стратегии, которая выходит за пределы призыва Дайте больше денег на ранее анонсированные проекты: полет на Луну, Эфир , Сфера … где цель не достижение Луны или создание новой спутниковой группировки, а повышение финансирования отрасли.

Иван Моисеев заместитель директора по научной работе Института космической политики

— Скрывать информацию о реальном состоянии космической отрасли, маскируя его рассказами о больших космических успехах, которых Роскосмос достигнет после 2030 года.

Андрей Ионин член-корреспондент Российской академии космонавтики, главный аналитик Ассоциации Цифровой транспорт и логистика

— Очевидна долгосрочная стратегия, отвечающая узким интересам даже не самой компании, а ее руководства: получить как можно больше финансирования на проекты как можно более удаленные по времени.

Неизменная вера руководства космических госпредприятий в то, что деньги сами по себе решат проблемы не подтверждается примерами из недавней истории.

Согласно открытым источникам и рассказу непосредственного участника создания глобальной навигационной спутниковой системы (ГЛОНАСС), история её выглядит весьма поучительно. Начало создания — 1982 год. В 1996 году орбитальная группировка насчитывала 27 космических аппаратов.

А к 2002 году от них на орбите осталось только шесть штук.

К концу 2007 года (первый этап ФЦП ГЛОНАСС-2011 ) планировалось иметь 24 работающих спутника. В период с 2006 года по 2011 год предусматривался запуск исключительно спутников нового поколения Глонасс-К . В реальности было произведено 65 аппаратов Глонасс-М и всего лишь два Глонасс-К (2011 и 2014 годы). Даже в таком устаревшем виде система получила 24 спутника лишь в 2011 году с отставанием от плановых сроков на 4 года.

Макет российского космического аппарата серии Глонасс-К . Фото: РИА Новости

Вот что рассказывает о настоящих причинах такого отставания Иван Чеберко (эта история в подробностях подтверждается и другими экспертами):

Если говорить о прикладной космонавтике, то тяжелее всего по ней бьёт проблема доступа к электронно-компонентной базе. После 2014 года США перекрыли нам доступ к комплектующим и многое, что казалось реализуемым, стало невозможным. Взять, например, систему ГЛОНАСС. В соответствии с профильной ФЦП, к 2020 спутниковый флот должен состоять из аппаратов Глонасс-К, обеспечивающих точность определения координат с субметровой погрешностью.

Эти цели ставились до 2014 года. В реальности сейчас основу ГЛОНАСС составляют аппараты Глонасс-М, которые были сконструированы в нулевые годы. Лишение доступа к комплектующим не позволило российской навигационной системе совершить своевременный апгрейд и предопределило наше техническое отставание в этой сфере. Примерно то же самое можно рассказать про российские спутники связи и дистанционного зондирования Земли .

Что важнее, поток финансирования или его профессиональное освоение? Любому, кто делал дома ремонт, ответ ясен. В истории нашей космонавтики примеры можно получить в отчетах правительства.

В 2001-2003 годах финансирование можно оценить примерно в 300 млн. долларов. В дальнейшем оно возросло до 5 млрд. долларов к 2013 году, примерно в 18 раз. А вот космическая группировка все эти годы практически оставалась на прежнем уровне, без видимого развития.

Было принято несколько Федеральных космических программ (ФКП) на период 2006-2015 годов и на период 2016—2025 годов. ФКП-2015 исполнена на 49%. Никто за это не понес ответственности, карьерой не расплатился. Сегодня у нас летают 169 космических аппаратов. Лишь сотня из них полностью функциональна. Как с горечью описал ситуацию руководитель одного из отделов крупнейшего предприятия,

треть национальной спутниковой группировки — трупы и полутрупы, вращающиеся вокруг Земли .

В попытке создать пропагандистский успех, капитаны космической индустрии распыляют скромное для такой затратной отрасли финансирование на множество проектов и направлений. Внутри монополии этому нет противоядия, решение проблемы лежит выше. Андрей Ионин:

Если руководство страны понимает, что по целям и возможностям Россия это не СССР, должно осознать и то, что продолжение стратегии СССР развитие по всем космическим фронтам , в современных условиях контрпродуктивно. Это вроде бы простое решение даст максимальный рыночный эффект и толчок к технологическому развитию с прицелом на будущее. Я назвал бы это концентрацией на направлениях, которые могут принести относительно быстрый рыночный успех и будут отвечать технологическим задачам развития страны. Такое осмысление должно проявиться в ключевых документах развития российской космонавтики .

Большинство наших граждан уверено: по крайней мере, в области обороны у нас стараниями правительства все в порядке! Уж тут мы никому не уступаем. При этом они ориентируются на сообщения о регулярных успешных пусках стратегических ракет. Это оружие, пусть необходимое, но не космос в буквальном смысле.

Одна лишь спутниковая группировка США военного назначения насчитывает примерно 180-190 действующих аппаратов — разведка, связь, целеуказание, военная метеорология, предупреждение о пусках и много чего еще.

Военная часть нашей ОГ не соответствует требованиям времени и не выполняет поставленные задачи. Простые читатели могут не догадываться, что без хорошего метеопрогноза применение высокоточного оружия сплошь и рядом невозможно. Наша группировка с американской несопоставима, это просто слезы.

Много писали о переходе российской системы раннего обнаружения пусков баллистических ракет на спутники нового поколения Тундра . Их в ОГ должно быть не менее девяти штук. К 2007 году группировку планировали сформировать. Но к настоящему времени (июнь 2020) запустили только четыре аппарата. Успеют они кого-то предупредить о начале ядерной атаки, если две трети позиций не закрыты? Минобороны до сих пор судится с РКК Энергия за срыв сроков создания системы. Таково положение в самом чувствительном секторе военной космонавтики.

Этапов реформирования космической индустрии было немало, и все они привели к нынешнему, весьма плачевному, состоянию отрасли. Как объявил глава Роскосмоса после запуска Crew Dragon с экипажем, нашу космическую отрасль ждёт новый поворот — создание четырех холдингов монопольного типа:

  • ракетостроительного,

  • производства спутников,

  • наземной инфраструктуры,

  • по науке.

Отсутствие конкуренции — важнейшая проблема нашей космонавтики, существующей в том числе и в условиях космического рынка.

Сергей Жуков к. т. н., космонавт-испытатель, действительный член Российской академии космонавтики

— Основная проблема отрасли — отсутствие конкуренции внутри госкорпорации и вне её периметра. Поэтому начать следовало бы с возрождения конкуренции в отрасли путём поддержки новых коллективов внутри, а также более решительной и последовательной поддержки частной космонавтики. Кстати, в Основах государственной политики России в области космической деятельности на период до 2030 года и на дальнейшую перспективу прямо говорится не только о важности государственно-частного партнерства, но даже о поэтапной передаче основных прикладных направлений космической деятельности в сферу ответственности частного бизнеса.

Жизнь убедительно показала, что сегодня лучше всего функционируют именно те элементы космической отрасли, которые не входят в орбиту Роскосмоса. Это Газпром космические системы (ГКС) с четырьмя геостационарными спутниками связи и вещания и ФГУП Космическая связь (ГП КС), с десятью аналогичными спутниками. Это предприятия вне Роскосмоса и страна имеет более 18 миллионов спутниковых телевизионных тарелок, многозоновую систему телевещания по всей Российской Федерации, спутниковый интернет, правительственную связь и многое из того, за что не стыдно перед миром.

А что же Роскосмос? За куда большие деньги, чем потратили на свои системы ГП КС и ГКС, он построил невостребованную систему Гонец (количество абонентов исчисляется несколькими сотнями) и не используемую систему Луч . Люди с такими подходами к управлению вскоре станут исполнителями и ответственными за многофункциональную Сферу (основная заявленная функция — связь), если на мегапроект дадут деньги.

Но уже описанная здесь проблема, из-за которой Россия не смогла создать новое поколение спутников ГЛОНАСС — отсутствие производственной базы для создания электроники класса space — никуда не делась. На основе чего строить такую грандиозную спутниковую группировку?

Проект Сфера не увязан с возможностями страны в части микроэлектронной производственной базы и размерами доступной доли мирового рынка космических услуг, тем более для государственной системы — новичка на рынке, где все игроки давно, и все являются коммерческими компаниями. В целом по перспективным проектам идет игра в наперстки и бесконечный схоластический дискурс, где никто не несет никакой ответственности за свои слова, даже недельной давности , — уверен Андрей Ионин.

Согласно консенсусу наших консультантов, Роскосмос в нынешнем виде должен быть вообще ликвидирован.

Он не должен быть ни заказчиком, ни исполнителем, ни лицензиатом. Недопустима ситуация, когда госкорпорация сама заказывает спутник — допустим, дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ), сама формирует центр обработки данных ДЗЗ, сама же занимается распространением и продажами результатов обработки этих данных.

Промышленность у Роскосмоса, согласно этим мнениям, надо отобрать и организовать производство на конкурентной основе по контрактам. Ведомство не должно более быть опосредованным участником рынка через аффилированные структуры, типа ОАО Гонец или центр дистанционного зондирования. Поэтому анонсированное Дмитрием Рогозиным создание четырех монопольных холдингов внутри монополии Госкорпорации лишь усугубит ситуацию.

Вадим Лукашевич кандидат технических наук, независимый космический эксперт

— Я повторил бы то, что сделал Обама, максимально широко открывший космос для бизнеса. Все сферы космической деятельности, генерирующие прибыль, и в России должны отойти к коммерции. Пора закончить разговоры об эффективности государственных космических предприятий. Илон Маск показал, что наша схема нежизнеспособна.

Требования к кадрам — особая тема. Они не должны исходить из взглядов политических кланов.

Руководитель Роскосмоса сейчас и руководитель будущего Федерального космического агентства должен быть не политиком, а компетентным топ-менеджером, исполнителем. Аналогичные критерии должны быть для всех чиновников ФКА, руководства предприятий и организаций космической отрасли , — говорит Сергей Кричевский.

Все эксперты предложили одно:

превратить монопольное ведомство в разработчика национальных целей, как это сделано в ведущих космических странах.

Это и должна быть главная цель на сегодня: создать при президенте коллегиальный орган, совет по космосу:

Необходимо срочно создать связь между национальными интересами и самой космической отраслью. Сегодня для руководства Роскосмоса госкорпорация как бы синоним национальных интересов и приоритетов России в космосе. На самом деле, необходимо создать орган выше госкорпорации и выше отрасли, существующий, например, в США. Это условный Совет по космосу при президенте , — предлагает Андрей Ионин.

Предполагается, что он будет принимать или отбраковывать, в том числе с использованием независимой экспертизы, предложения Роскосмоса и оценивать поставленные им цели с точки зрения национальных интересов. Как сформулировал Иван Чеберко сопряжение реальных возможностей с актуальными задачами. Систематическое расхождение этих вводных вводит отрасль в ступор, деморализует сотрудников .

Разумеется, есть большая опасность, что в совет по космосу войдут никчемные с точки зрения индустрии и личных качеств люди, руководители все тех же предприятий Роскосмоса. И орган стратегического развития превратится в фикцию, начнет благожелательно, без глубокой экспертизы, одобрять все предложения. Но ничего не делать — еще хуже.

Вскоре после удачной стыковки корабля Crew Dragon Илона Маска с Международной космической станцией руководитель пресс-службы Роскосмоса Владимир Устименко охарактеризовал массу комплиментарных публикаций посвященных этому событию словом истерика.

Откровенная досада чиновника, породившая эту реплику, особенно наглядна на фоне статей и новостей (они являются в немалой части плодом усилий топ-менеджмента самого Роскосмоса) о работе его Госкорпорации. Вот характерные заголовки, лояльных российских СМИ за последние два месяца:

  • Роскосмос рассказал о спутниках в российской орбитальной группировке

  • Роскосмос сообщил дату запуска следующего российского модуля на МКС

  • Ставропольское кадетское училище подписало соглашение с Роскосмосом

  • Роскосмос построит три аэропорта на космодроме Восточный до 2023 года

  • Рогозин анонсировал создание нового Бурана и космической станции

  • Рогозин пообещал сжатый кулак партнерам Роскосмоса

  • Рогозин назвал истинную цель идеи Маска бомбить Марс

  • Роскосмос рассмотрит создание Ангары с возвращаемыми ступенями.

В большинстве они относятся к описанию только лишь идей проектов Роскосмоса (часто грандиозных, непосильных для индустрии на современном этапе) с неясным будущим и неизвестными источниками финансирования. Официальные заявления полны риторических ответов руководства на абсолютно реальные события в зарубежной космонавтике.

Понятно негодование пресс-службы госкорпорации, вынужденной не от хорошей жизни ставить глаголы в столь неубедительное будущее время: будет запущен, будет создан, будут построены. В новостях про Илона Маска последний месяц самые частые выражения — успешно стартовал и удачно пристыковался. Ну а в медиапространстве США только за июнь Boeing, Пентагон, NASA, Intelsat опубликовали продуманные меморандумы о ближайшей политической перспективе в американской космической деятельности. Они стали очередными документами в основе непрерывной общественной дискуссии с участием не зависимых от правительства и монополий экспертов. Новая газета выражает надежду, что по факту состоявшаяся заочная дискуссия по проблемам российской космонавтики не окажется единственной.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Демокрит     #1     0  

    Открыть роскосмос для воров и станет всё хорошо ? Да вроде давно открыт , рогозин в нём давно и давно всё плохо . Может воровать надо ещё больше ?

    ответить  
  2. Демокрит     #3     0  

    Реформа , как мы уже знаем , будет означать ускоренное доворовывание всего , что осталось . Только резинку и хоть пару тыщ таджиков оставьте , а то ракеты запускать будет совсем нечем .

    ответить  
  3. Демокрит     #4     0  

    При "создание Ангары с возвращаемыми ступенями" ракету лучше вообще никуда не запускать , не то ступени могут и не вернуться на свою родину или вернутся к Илону Маску и тот сможет вычислить рогозинский большой секрет .

    ответить  
  4. игорь грачев     #5     +1  

    Забыли про самого главного эксперта- попА. Космос и оборона, это две отрасли тесно связанные. Проблемы в космических исследованиях являются проблемами обороны, причем с более тяжкими последствиями. Все, что нам говорят про оборонный комплекс, при такой убогой космонавтике, это лапша на уши.

    ответить  
  5. Андрей В     #7     +1  

    Это значит полностью угробить остатки советского космоса и обороноспособности страны!

    Жуликов и буржуев надо уничтожить, тогда и космос поднимется и другие отрасли за собой потащит. А то поставили Димку-дауна во главе и ждут, когда эта отрасль народного хозяйства сдохнет, как некормленная корова.

    ответить  
  6. Андрей В     #8     0  

    Не ракеты надо строить, а космические аппараты летающие "на новых физических принципах". Такой проект был в ЦНИИМАШ, но автора отправили на тои свет.

    ответить