«Двуглавый орел» почтил память нацистских пособников Краснова и Шкуро

Самый вежливый

Встреча нацистского генерала фон-Панвица с генералом-коллаборционистом П. Н. Красновым


Мученическую смерть казачьих коллаборационистов, воевавших на стороне Гитлера в годы Великой Отечественной войны, почтило приморское отделение общественной организации Двуглавый орел 1 июня на страницах официальной группы в социальной сети ВКонтакте .

В публикации под заголовком Православно-Державный календарь „Достопамятные дни России“ упоминается о выдаче Великобританией Советскому Союзу военнопленных казаков, служивших в войсках вермахта. Само событие произошло 1 июня 1945 года в районе австрийского города Лиенц.

Администраторы паблика сопроводили пост соответствующей картиной Сергея Королькова, которую подписали так: Британское военное командование выдает многотысячное казачье войско с их семьями Советам, где их ждала мученическая смерть .



Авторы подчеркнули особое значение того, что вместе с казаками были выданы их командиры: атаман генерал Петр Николаевич Краснов, генерал Андрей Георгиевич Шкуро, генерал Султан Келеч Гирей, генерал Тимофей Иванович Доманов, генерал Семен Николаевич Краснов. Добровольно пошел на смерть со своими казаками, даже не будучи русским, генерал Гельмут фон Панвиц .

Также в публикации приводилась весьма своеобразная версия казни генералов-предателей: В чекистском застенке Лефортово к ним применили изуверскую пытку — живьем подвесили за ребро на мясницких крюках. Лишь старого измученного Петра Николаевича Краснова „из милости“ расстреляли. Его последними словами были: „Я служил нашей Родине России так же верно, как отцы и деды мои!“ .

Напомним, что выдача Советскому Союзу пленных казаков-коллаборационистов и членов их семей (так называемого Казачьего Стана ) в районе Лиенца была произведена властями Великобритании согласно договоренностям, достигнутым на Ялтинской конференции. Непосредственно в момент передачи среди казаков возникла паника: часть военнопленных попыталась вернуться назад к англичанам, но британские части открыли по ним огонь за нарушение лагерного режима.

Что касается процесса над красновцами , то, действительно, перечисленные генералы были признаны виновными в пособничестве гитлеровской Германии и приговорены к казни. Однако, на деле всё оказалось куда прозаичней версии Двуглавого орла о мясницких крюках : всех, включая Петра Краснова, повесили по решению суда.

Отметим, что организация Двуглавый Орел , которую возглавляет российский бизнесмен, основатель телеканала Царьград ТВ Константин Малофеев, позиционируется как Общество развития русского исторического просвещения . Добавим, что ссылка на вышеуказанную группу приморского регионального отделения прямо указана на официальном сайте организации.

ИА Красная Весна

PS я охренел когда всё это прочитал !!Неужто в РФ , где в этом году празднуют 75-летие Великой Победы возможно такое ??

Оказывается да ...

Потом нашёл ещё одну публикацию за 2019 год ,где та же лютая срань идеологически обосновывается и оправдывается и тоже не было принято никаких мер.Короче жесть...

Убедитесь сами , читайте и анализируйте.

https://likorg.ru/post/1-iyunya-tragediya-v-lience-vydacha-anglichanami-na-raspravu-kazakov-​krasnomu-zveryu

1 июня (1945г.) -  трагедия в Лиенце. Выдача англичанами казаков  на расправу  красному зверю

Картина С.Г. Королькова Выдача казаков в Лиенце , 1945 г.

1 июня — особо страшная и трагическая дата для нашего измученного народа. В этот день у нас принято почитать жертв одного из самых подлых, самых отвратительных преступлений Второй Мировой войны — выдачи казаков в австрийском Лиенце. К концу войны в странах Западной Европы находилось около 100 тысяч казаков, большинство из них, в том числе Казачий Стан , в Австрии. Не в силах сдержать натиск красных субэдэев, казаки отступали из Югославии и с Восточного фронта, оседая в специальных лагерях вместе со своими семьями и просто беженцами из числа подсоветских русских, не желавших жить дальше в коммунистической Преисподней.

Оказавшимся в английском плену казакам обещали не выдавать их Сталину на основе Ялтинского соглашения.

Англичане своих обещаний не выполнили.

Операция Keelhaul , садистская репатриация сдавшихся под офицерское слово казаков, началась 28-го мая с приказа всем офицерам Стана явиться на конференцию в Шпиталь, где британские офицеры должны были вести переговоры о дальнейшей судьбе казаков. Англичане даже приказали надеть парадные формы.

Приводим цитату из воспоминаний Марии Платоновой, участницы тех горьких событий:

Настал день 28 мая — день, который войдет в историю казачества как день величайшей трагедии людей, доверивших свою жизнь и честь таким же офицерам, но только английской державы. У англичан есть слово „джентльмен“, в котором сочетаются понятия: честь, чувство долга, благородство, т.е. все самые высокие, лучшие качества человека. И вот это слово английского офицера было дано ничего не подозревающим русским офицерам, с заверениями, что конференция продлится несколько часов и к вечеру все вернутся в лагерь.

Но коварность поведения цивилизованных союзников, воевавших за идеалы свободы, демократии и гуманизма, не знала границ. Вместо конференции офицеров-казаков ждал арест, изъятие оружия, документов и ценных вещей. В течении следующих дней, английские армейские грузовики забрали остальных офицеров Казачьего Стана. Большая часть из них была отправлена в Юденбург, где прибывшие части НКВД с ними расправились сразу, причём самым изуверским способом, вплоть до сжигания заживо(!) в заводских печах. Видимо, после Дрездена англичане полюбили запах горелой человечины.

Майор Дэвис, прежде обещавший казакам свободу, вернулся в лагерь и объявил, что офицеров больше нет. Что никакой конференции не было. Что братья, сыновья, отцы, мужья никогда не вернутся. И приказал остальным казакам смириться. Вы все должны приготовиться к возвращению на Родину . Казаки пережили Гражданскую войну. Расказачивание. Коллективизацию. Даже в бешеной бойне Второй Мировой им удалось уцелеть. Их уже не пугали ни выстрелы, ни взрывы. Они прошли через ад, через мороз, огонь, битву и голод. Это были люди из стали. Но голос английского майора, чисто выбритого, прилично одетого, посеял в их сердцах невыносимый ужас. Бойцы, прошедшие через мясорубку самой страшной войны в истории человечества, заплакали, услышав спокойно сказанные слова невысокого британца.

За всю историю человечества ни одна страна в мире не совершила такого вероломства, такой подлой измены и никто не мог предполагать, на какое беспримерное предательство, сравнимое разве что с известным поцелуем в Гефсиманском Саду, способно английское командование. Пока женщины, дети и старики молили мнимого ангела, оказавшегося слугой Антихриста, о пощаде, мужчины объявили голодовку. На следующий день они подняли в центре лагеря черный стяг с надписью Лучше смерть здесь, чем возвращение в СССР . Тем временем Дэвис убеждал казаков, что нет смысла сопротивляться и спорить — если надо будет, их вернут в СССР силой. Он ссылался на приказы начальства и отказывался слушать доводы казаков, которые на все его аргументы отвечали, что лучше быстро умереть в окружении родных на австрийской земле, чем медленно и мучительно погибать в чекистских застенках.

Утром 31-го мая майор Дэвис объявил, что 1-го июня казаков заберут, хотят ли они этого или нет. Казаки впали в отчаяние. России нет. Немцев нет. Своих офицеров нет. Оружия нет. Единственное, что осталось казакам — молитва. В центре лагеря казаками были построены деревянный помост и алтарь. Рядом с ними возвышался большой крест; над ним развевался черный траурный флаг. Казаки поручили себя Богу и приняли решение 1-го июня выйти к кресту и соединиться с духовенством в молитвах о спасении.

Но Бог их не услышал.

Как в былые времена, казаки-священники вышли на главную площадь. В их руках — иконы, хоругви. Над ними — черные стяги, метка обреченных. И так они встали вокруг алтаря. В центре молились старики, женщины, дети, раненые. Их окружили молодые мужчины, создав защитное кольцо вокруг слабых, нуждающихся в защите. Сюрреалистичная картина. Первый летний день. Безоблачное, ярко-голубое небо. Вокруг — чарующей красоты австрийские скалы и река Драва, так похожие на родное кавказское предгорье, на далекий, но близкий Тихий Дон. Сквозь летнюю благодать доносится пение литургии. Боль. Надежда. Страх. И одна, лишь одна свинцовая мысль в голове: Что же с нами будет?

Союзники большевицких людоедов вскоре дали ответ. В лагерь въехали британские грузовики, Дэвис объявил о начале погрузки. Казаки сплотились, взяв друг друга за руки. Страх и напряжение превысили все мыслимые пределы, и тут началось невероятное, страшное, на самом деле описанию не подлежащее: английские солдаты выстроились шеренгой. Прозвучало несколько приказов. Примкнуть штыки! И немая масса рабов Альбиона примкнула штыки. Взять дубинки! Глухая масса вооружилась. Начать! Слепая масса двинулась вперед, не обращая внимания на молящих о пощаде, стоящих на коленях женщин, детей и стариков. Схватив первых попавшихся казаков, англичане начали их вталкивать в грузовики. Но жертвы сопротивлялись. Нелепо. Напрасно. Но они сопротивлялись.

И тут начался черный ритуал жертвоприношения… Мальчик лет двенадцати не успел выпрыгнуть из грузовика, как по нему ударила дубинка стоящего рядом солдата. Кровь течет по его руке, и он смотрит на солдата. В его глазах нет ни боли, ни ненависти — лишь невинное детское За что?

Следующим был старый казак, оставшийся без сил после десятилетий боли и унижений. Он встал на колени перед солдатами и кинулся им в ноги, жалобно моля не отправлять его обратно в советский ад. Но англичане в этот день не знали пощады. Они не знали сострадания. Отодвинув старика сапогами, они начали его бить дубинками. Дед тихо заплакал, и слезы, смешавшись с кровью, струились с его лица прямо в грязь, прямо на сапоги каменных солдат. Русские люди прижимались к друг другу всё теснее, всё громче звучали детский плач и женские крики; молитвы и проклятия; удары дубинок и ледяное, поглощающие звуки молчание английских солдат. Происходящее не было похоже на реальные события — людям казалось, что они в кошмарном сне. Сапоги, топчущие иконы и хоругви, давящие младенцев; дубинки, ломающие кости женщин и стариков; штыки, колющие без разбора старушек и юношей, солдат и священников. И над всем этим побоищем — звон колоколов католических церквей Лиенца…

Казаков, посмевших оказать сопротивление, встретили выстрелы из английских винтовок. Но казаки были готовы на всё, лишь бы не возвращаться туда, лишь бы не к коммунистам. Они бросались на английские штыки, предпочитая смерть выдаче. Матери поднимали своих детей и вместе с ними прыгали в холодные воды Дравы, пытаясь уберечь детей если не от смерти, то хотя бы от страшных мук. Казаки не смирились со своей судьбой и в грузовиках, и в поездах. Быть заколотым британцем, выпрыгнуть из вагона на полной скорости, броситься под колеса грузовика — всё лучше возвращения в царство пыток и безумия. Тысячи казаков погибли в этот день. Десятки тысяч были выданы советским сатанистам. 1-го июня 1945-го года Туманный Альбион щедро напоил красного фараона Джугашвили русской кровью. Австрийцы, успевшие подружиться с русскими, узнали об омерзительных преступлениях в лагере. Слово англичанин стало самым страшным ругательством для жителей Лиенца. Британцев не пускали в рестораны, гостиницы. Им отказывали в любой помощи, не угощали ни водой, ни соляркой.

Лиенц — это урок, показывающий, что никому мы, русские люди, не нужны, и что продаст нас Европа при необходимости хоть Сталину, хоть Путину, наплевав на все договора и обещания. Урок, показывающий, что нет и не может быть надежды на иностранцев, которым русская кровь как водица, и что никто не поможет нам, кроме нас самих.

Одни мы на белом свете.

Совсем одни.

Кладбище казаков в Лиенце, Австрия. Фото: cossacks-lienz.net

Интересна статья?

0 комментариев *