В России смертность бьет рекорды, но Путин об этом знать не должен

По каким причинам уходят люди, тоже становится тайной за семью печатями

В России за три месяца выросла смертность трудоспособного населения. Об этом сообщил главный внештатный специалист психиатр-нарколог департамента здравоохранения города Москвы и Минздрава Евгений Брюн. По его словам, одной из основных причин высокого показателя является не только пандемия коронавируса COVID-19, но и алкоголь.

За три месяца, январь-март, в России в 2019 году умерло трудоспособного населения 36 584, а в 2020 году — 37 346 Чуть меньше, чем на тысячу увеличилось количество смертей. Никакой катастрофы не происходит, да, увеличение есть, на то разные причины , — сказал Брюн.

Он также отметил повышение показателя в Москве: 11 846 человек в апреле 2020 года, против чуть более 10 тысяч в апреле прошлого года. Следует понять причины такого довольно значительного роста смертности. Наркологические проблемы в данном случае выходят на одно из первых мест в смертности, влияет не только вирусная нагрузка, но и злоупотребление алкоголем , — уточнил он.

Представитель Минздрава добавил, что в среднем смертность в России от отравления алкоголем составляет 5−6 тыс. человек в год. При этом, по его словам, смертность, ассоциированная со злоупотреблением алкоголя , в разы выше.

Ранее министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил, что россияне во время режима самоизоляции из-за распространения коронавируса стали чаще умирать от заболеваний, связанных со злоупотреблением алкоголем. Он также предложил поднять возраст продажи алкоголя до 21 года. Путь к сокращению смертности, заболеваемости — именно путь сокращения потребления алкоголя , — сказал министр.

Рост смертности показывают и данные властей Москвы. С января по апрель 2020 года в столице умерли 42 887 человек, а за аналогичный период 2019 года — 41 343 человека (на 3,7% больше). В апреле 2020-го число смертей выросло на 15,6% в сравнении с предыдущим месяцем и на 18,4% - в сравнении с апрелем прошлого года.

Такая ситуация спровоцировала публикации западных изданий о возможном занижении числа смертей от коронавируса в России. Статьи The New York Times и Financial Times стали предметом дипломатических разбирательств — МИД РФ призвал обе газеты опровергнуть свои статьи, а Роскомнадзор объявил о проверке публикаций на наличие фейков.

Эксперты тогда отмечали, что налицо ряд клинических, статистических, и политических нюансов с подачей информации в общую базу данных по смертности в России.

Так, из-за того, что все силы были брошены на борьбу с COVID-19, огромное количество пациентов с сердечно-сосудистой патологией, онкологическими заболеваниями, с другими хроническими болезнями и острыми ситуациями остались без своевременной помощи. Из-за того, что коечного резерва нет, а надо срочно разворачивать ковидные койки, приходится перепрофилировать те, что имеются. Вопрос, куда девать других больных, оказался чисто риторическим.

Впрочем, аналитики сходятся в одном: можно как угодно искажать статистику по COVID-инфекции, указывать какие угодно причины смерти. Например, тот же алкоголизм. Но наврать с количеством умерших не получится, эту статистику очень трудно исказить.

Если после эпидемии коронавируса окажется, что умерло гораздо больше людей, чем умирало за эти же периоды в прошлые годы — это очень тревожный звонок. Либо это ковидная смертность, которую подали под другим соусом, либо резко возросшая смертность от других заболеваний, поскольку пациенты лишились помощи в ситуации, когда их можно было спасти.

— Вице-премьер РФ Татьяна Голикова заявила, что в мае будет зарегистрировано серьезное увеличение смертности именно из-за коронавируса, а не из-за алкоголизма, — напоминает доктор экономических наук, независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков. — Об этом Голикова сказала на совещании у президента Владимира Путина о санитарно-эпидемиологической обстановке.

Но здесь надо понимать: смертность в России — динамический и многофакторный процесс. Евгений Брюн выделил в нем только одно направление: люди сидят дома, делать им нечего, потому они покупают алкоголь, пьют и умирают из-за ухудшения здоровья. Замечу, по данным Национального союза защиты прав потребителей объем розничной продажи алкоголя в апреле действительно увеличился на 5,2% в годовом выражении. Да, это заметный прирост, но вовсе не критический. И следует ли считать злоупотребление алкоголем главной причиной роста смертности — это еще большой вопрос.

Тут обращает на себя внимание ряд других моментов. Скажем, из-за карантинных ограничений в России разгрузились дороги. По статистике ГИБДД, в апреле почти в два раза — на 43,4% - снизилось число аварий, и на 23,3% - количество погибших в них людей. Получается, на этом направлении смертность уменьшилась. Но общая смертность, тем не менее, за апрель выросла — неужели из-за одного алкоголя?!

Или еще одно направление — производственный травматизм. Россия, напомню, входит в число лидеров по количеству смертей на рабочем месте. Но если экономика практически остановлена — в апреле, напомню, были остановлены даже стройки — производственный травматизм также должен сократиться. А вместе с этим — и его вклад в показатели общей смертности.

Или взять наркотики. Брюн, конечно, недаром говорит, что народ пьет. Но вообще-то, наркотики вызывают гораздо большую смертность, чем водка. Сейчас, надо думать, наркотики труднее достать: межрегиональное сообщение остановлено или затруднено, а наркодилеры имеют ограниченные запасы. Так что, по идее, потребление наркотиков должно резко упасть, и смертность от наркотиков — тоже. Но почему-то Брюн об этом ни слова не говорит.

Наконец, когда люди сидят дома, меньше возникает ссор и драк, и потому падает еще и бытовой травматизм.

При такой противоречивой картине заверения Голиковой, что в России уровень летальности от коронавируса в 7,5 раза меньше, чем по миру в целом, выглядят как сильное успокоительное.

СП : — Из-за карантина многие остались без работы: по методикам МОТ, безработными в России уже являются 5,5 миллионов человек. По мнению аналитиков, целые отрасли столкнулись с серьезными сокращениями персонала. Это ощущение безнадежности толкает людей к тому, чтобы, говоря по-русски, запить?

— Штука заключается в том, что ощущение безнадежности очень индивидуально. Я, например, со своими 68 годами, ишемической болезнью сердца и застарелым диабетом второго типа — просто смертник в нынешних условиях. Но выпить я могу максимум 100 грамм.

Я не очень верю, что безнадежность толкает к какому-то повальному пьянству. У людей на руках жены, дети, матери и отцы — они должны продолжать играть свою социальную роль, как бы безнадега не душила.

СП : — Сейчас люди ждут, что в июне власти начнут снимать ограничения, и постепенно жизнь войдет в прежнюю колею. На это стоит рассчитывать?

— Думаю, нет. Выход из карантина будет, на мой взгляд, затяжным и болезненным. Полагаю, будет даже ценовой взрыв и новый виток инфляции. Причины просты: если из десяти кафе открываются только два, цены в них будут рассчитаны таким образом, чтобы покрыть убытки в период карантина. Плюс цены будет толкать вверх отсутствие конкуренции. Прибавьте сюда отложенный спрос — и вы поймете, что разгон инфляции по выходу из карантина весьма и весьма вероятен.

СП : — Когда эпидемия коронавируса схлынет, и станут ясны цифры общей смертности, кто-то будет разбираться, от чего люди умерли на самом деле?

— Когда Голикова на совещании у Путина объявила, что смертность от коронавируса у нас в 7,5 раз меньше, чем в мире — президент молча кивнул, и тем самым утвердил этот тезис. И теперь любой спор об уровне смертности превращается из научно-аналитического в политический: в оскорбление институтов российской государственности. Потому что получается, что сомнения имеются не в цифрах смертности, а в российском политическом режиме. И кто же на это пойдет?!

Добавлю, Госдепартамент США объявил конкурс на грант за разоблачение дезинформации России о здравоохранении. Победитель получит $ 250 тысяч. На этом фоне борьба за показатели смертности в РФ еще сильнее политизируется.

Так что — нет, истинную статистику мы вряд ли узнаем.

Андрей Полунин

Интересна статья?

0 комментариев *