Беременную москвичку положили в коронавирусную палату; у нее случился

Российская медицина | Пикабу

Жительница Москвы получила восемь штрафов за нарушение режима самоизоляции, пока находилась в том числе в больнице на сохранении. По словам Елены, врачи скорой помощи из-за угрозы выкидыша доставили ее в коронавирусную больницу, положив в палату с пациенткой, у которой диагностировали COVID-19. В качестве терапии Елене предложили лишь две таблетки прогестерона в сутки, а сами врачи, как утверждает москвичка, не успевали ею заниматься, так как больница была переполнена. В результате Елена потеряла ребенка, а из больницы ее выписали с диагнозом острый бронхит , хотя никаких признаков такого заболевания у нее не было. Сейчас Елена намерена обратиться с жалобами в департамент здравоохранения Москвы и главное контрольное управление.

44-летняя Елена живет на юге Москвы, работает бухгалтером. С начала пандемии коронавируса она работала дистанционно. 11 апреля у женщины поднялась температура, которая не спадала в течение двух недель. Температура у меня была невысокая, где-то 37,2. Поскольку она не спадала никак, я забеспокоилась. Попасть на обычный прием к врачу из-за карантина было нельзя, 24 апреля я вызвала врача на дом. Никаких признаков ОРВИ приехавший врач у меня не нашла, только горло немного покрасневшее было. Я рассказала врачу, что у меня задержка цикла, но этот факт врач вообще проигнорировала. В итоге врач выписала мне постановление о необходимости соблюдать изоляцию на дому в течение двух недель, но она не сказала, что я должна устанавливать приложение „Социальный мониторинг“ , — рассказала Znak.com Елена. И только 29 апреля Елена получила смс, в котором говорилось, что ей необходимо установить приложение. Я строго соблюдала режим изоляции, даже в магазин не ходила, поэтому поначалу никаких проблем не возникало , — говорит она.

Вечером того же дня, когда Елена вызывала врача на дом, она узнала, что беременна: В течение многих лет у меня не получалось забеременеть, поэтому к сбою цикла, о котором я сообщала врачу, отнеслась спокойно, такое уже бывало. Но когда тест показал, что я беременна, приятно удивилась. Но 4 мая с утра у меня началось кровотечение. Я звонила на горячую линию департамента здравоохранения по южному округу, спрашивала, что мне делать, куда обращаться, сказали, что есть один вариант ложиться в больницу, где лечат коронавирусных больных .

По словам Елены, врачи 36-й больницы сообщили ей, что ничего серьезного у нее нет, необходимо лишь снимать повышенный тонус матки. Врачи приняли решение, что за Еленой необходимо понаблюдать в стационаре. В качестве лечения мне определили лишь две таблетки прогестерона в сутки, никаких капельниц и уколов мне не делали. Я могла бы, наверное, и дома принимать эти таблетки, все равно никаких иных процедур у меня не было. Находиться дома было бы куда безопаснее, — считает Елена, — Ведь меня положили в палату к двум уроженкам Киргизии, которые сильно кашляли, одна из них вообще от кашля по ночам задыхалась. Да, и врачи к нам совсем не подходили. Думаю, времени на нас особо не было, больница была переполнена пациентами .

6 мая у одной из моих соседок начались преждевременные роды. Она пыталась объяснить врачу, что у нее уже схватки, что воды уже отошли, но врач говорил ей: „Нет, это не схватки, ты панику разводишь“. В итоге соседка по палате просто упала от боли на колени, а врачи ее насильно хотели поднять, говорили: „Вставай-вставай“. В итоге роды врачи принимали прямо на полу, прямо вот на этом „чистом“ полу больницы, где лежат зараженные коронавирусом. Врачи еле перевернули мою соседку на спину и буквально успели подхватить малыша. И при всем этом процессе присутствовала и я, и еще две мои соседки , — рассказывает Елена.

Далее выяснилось, что одна из соседок Елены по палате заражена коронавирусом. Только спустя несколько часов ее перевели из нашей палаты в отделение для коронавирусных. Потом я еще узнала, что за сутки до моего поступления в больницу на моей постели лежала беременная девушка, которая тоже была заражена коронавирусом. Заражение беременных происходит по кругу — каждая вновь поступившая женщина может заразиться от предыдущей. Мне, конечно, говорили врачи, что все постели медперсонал обрабатывает, но я наблюдала, как обрабатывали кровать в нашей палате. Их просто брызгали каким-то раствором, и все! — возмущается москвичка. К слову, все тесты на коронавирус, которые сдавала Елена, были отрицательными.

Все эти переживания серьезно сказались и на состоянии самой Елены — утром 6 мая у нее началось сильное кровотечение. Врач мне сказала, что начался процесс выкидыша, надо выпить специальную таблетку, чтобы избежать хирургического вмешательства. Я послушала врача. Но потом в выписном эпикризе весь этот эпизод с моим кровотечением и УЗИ вообще не был отражен. В эпикризе описаны все прочие процедуры, но не было указано, что врач мне дал выпить таблетку. Поэтому я не могу знать на 100%, что ситуация с беременностью была настолько критичная, что надо было принимать абортивную таблетку. Я не исключаю, что врачам просто некогда было со мной заниматься. Врачей не хватало, чтобы уделять внимание пациентам, самое минимальное лечение назначали, а дальше пациенты, видимо, сами должны справляться , — говорит Елена. В случившимся выкидыше она винит стрессовую ситуацию, в которой оказалась из-за попадания в больницу: Именно вся эта ситуация в больнице и спровоцировала выкидыш. В больнице я не спала практически: ночью в палате стоял страшный кашель соседки, а из-за катетера, который мне не сняли, рука постоянно болела, ныла. Потом эти роды посреди палаты на полу .

7 мая Елену выписали из больницы, порекомендовав наблюдаться у врача-терапевта и продолжить лечение острого бронхита амбулаторно . Вообще не понимаю, какой бронхит, у меня ничего не болит даже. Насморка нет, горло в порядке. Может, специально его приписали на случай, если я после выписки заболею , — недоумевает Елена. Уже дома женщина обнаружила, что получила сразу восемь штрафов по 4 тыс. рублей каждый за нарушение режима самоизоляции. Нарушения, как сообщало приложение Социальный мониторинг , были допущены в период с 3 по 9 мая, как раз в то время, когда Елена находилась на сохранении. Приложение постоянно тормозило, фактически оно не работало, но в больнице некогда было разбираться с его уведомлениями. Тем более что телефон в палате я могла зарядить только у кровати зараженной коронавирусом соседки. У моей постели розетки не было. Я заряжала немного телефон, чтобы с родными быть на связи. Когда вышла из больницы, переустановила приложение, которое стало постоянно требовать селфи. Вот вообще не до селфи после потери ребенка мне было , — объясняет Елена.

Интересна статья?

0 комментариев *