«Посейдон» до цели не дойдет

РФ продолжает отставать от вероятных противников в океанских глубинах

Кулинченко Вадим

В августе 2016 года в ВМС США официально вступила в строй 12-я многоцелевая атомная подводная лодка Иллинойс проекта Си Вулф , ориентированная на борьбу с подводными лодками противника. А вот у нас запланировано построить только шесть АПЛ подобного класса, типа Ясень . О паритете даже говорить неудобно.

Наступательную часть подводного флота составляют подводные лодки носители стратегических ядерных средств. В последнее время к числу подводных крейсеров с баллистическими ракетами прибавились и многоцелевые ПЛА с крылатыми ракетами типа Томагавк . Оборонительными остаются многоцелевые подводные лодки, способные эффективно бороться как с конвоями и десантными отрядами вероятного противника, так и с авианосными ударными соединениями.

Без подлодок никуда

По оценкам западных и наших специалистов, размещение стратегического ядерного оружия на подводных носителях является выгодным в военно-политическом и целесообразным в экономическом отношении. США не утилизируют свои ПЛАРБ, а модернизируют. А то, что американцы умеют считать, особенно деньги, известно во всем мире.

Подводные лодки могут с высокой эффективностью решать самый широкий круг задач. Это на практике подтвердили военные кампании против Югославии и Ирака вспомним атаки со стороны моря ракетами Томагавк с подлодок США.

К задачам, решаемым подводными лодками, можно отнести:

  • нанесение ударов по наземным объектам ракетным оружием;
  • уничтожение авианосно-ударных соединений (АУС), конвоев и десантных отрядов;
  • поиск и уничтожение подводных лодок противника;
  • нарушение морских и океанских коммуникаций;
  • осуществление скрытных минных постановок;
  • ведение разведки и наведение ударных сил на морские объекты с выдачей целеуказаний;
  • поражение нефтегазовых комплексов в морях и океанах;
  • высадка разведывательных и диверсионных отрядов;
  • охрана и оборона стратегических подводных лодок;
  • оборона своего побережья;
  • осуществление перевозок личного состава и различных грузов.

Конечно, подводный флот дорогое удовольствие, но он того стоит. Атомные подводные лодки проектируются и строятся в США, Великобритании, Франции и КНР. К сожалению, РФ сдает свои позиции в этом направлении. Индия, Бразилия, Аргентина и Пакистан планируют или уже имеют атомоходы в своих флотах. В последние годы получает перспективу развитие подводных лодок с воздухонезависимыми энергетическими установками (ВНЭУ). Сторонники атомных подводных лодок уже окрестили субмарины с ВНЭУ атомоходами бедных , но ирония здесь неуместна, ведь ФРГ, Японию, Швецию и Италию нельзя отнести к разряду нищих государств. По части таких субмарин мы очень от них отстали. Начинают проектировать неатомные подводные лодки нового поколения в Южной Корее и Японии. Китай не только покупает дизель-электрические лодки у России, но и строит их сам, причем крупными сериями.

В чем мы проигрываем

Апогея подводное кораблестроение достигло в США. Уже в 70-е годы в Америке появились три программы строительства и развития атомных подводных лодок от дизельных американцы отказались уже в 60-е годы. Упор делается на совершенствование многоцелевых ПЛА. Так, на смену большой серии лодок типа Скипджек и Лос-Анджелес приходят лодки типа Си Вульф (до 2005 года). Лодка этого типа, вероятно, и стала убийцей нашей ПЛА Курск . Сегодня реализуется третья программа АST ПЛА типа Центурион , ориентированная на вызовы отдаленной перспективы и нацеленная на поиск новых технологических решений в области подводного кораблестроения, энергетики, оружия, радиоэлектронных средств с целью определения облика следующего за Си Вульф поколения субмарин.

Все эти программы взаимосвязаны и дополняют друг друга. Так, часть оборудования, разработанного для Си Вульф , опробовалась и внедрялась на последних модификациях лодок типа Лос-Анджелес . А остальные результаты работ по программе АST будут внедряться по ходу строительства ПЛА типа Си Вульф .

Стратегические ПЛАРБ типа Огайо , вооруженные ракетным комплексом Трайдент D5, остаются в строю до 2042 года. Естественно, они модернизируются и совершенствуются, но не заменяются новыми лодками, что весьма дорого и пока не очень эффективно. Это подтверждается строительством в РФ разрекламированных лодок пятого поколения типа Владимир Мономах и Юрий Долгорукий . ПЛАРБ Огайо с комплексом Трайдент-2 еще при проектировании рассчитывалась на модернизацию, чего не скажешь о нашем подводном кораблестроении. Американцам в этом вопросе можно только позавидовать у них на первом месте забота о безопасности страны. А у нас каждая фирма решает не государственные, а собственные проблемы, отчего наш подводный флот отличается многообразием различных проектов это и необоснованные затраты, и прочие неудобства.

Министерство обороны США определило семь областей, в которых США должны превосходить любого потенциального противника. Одной из них является Контроль океанских и морских театров военных действий и превосходство под водой . Об этом же говорят и программы развития подводных сил США. Программы дальнейшего развития подводных сил продолжают вести Великобритания и Франция. Стоимость программы строительства четырех ПЛАРБ Триумфатор обойдется Франции в 15 миллиардов евро. Великобритания идет по пути модернизации четырех ПЛАРБ класса Авангард . Китай же поставил в качестве приоритетной задачи создание одного из мощнейших военно-морских флотов мира. Наращивают свои подводные силы Индия, Малайзия, Бразилия.

Служба на приколе

Безусловно, России нужен первоклассный подводный флот. Хватит делать ошибки, слушая указания наших недобросовестных друзей . Известно, что США основной угрозой для себя со стороны СССР считали его подводный флот. Поэтому после развала Советского Союза огромные усилия были направлены на развал российского флота и основной его составляющей подводных сил. Тому способствовала и продажная политика правительства Ельцина Гайдара Черномырдина. Наш подводный флот тогда сократился за счет списания подводных лодок, разделку которых финансировали иностранные благодетели. Из-за недостатка средств в 90-е прекращается строительство подводных лодок, теряются лучшие кадры, гибнет технологическая и конструкторская мысль. С 1990 года в России прекратили строительство РПКСН. Крейсеры типа Борей строятся по многу лет, морально устаревают. О каком паритете ядерных сил тогда может идти речь? Если сегодня Россия устами нашего президента говорит об адекватных ответах на заявления западных ястребов , нам, несомненно, нужна морская подводная ядерная составляющая против 20 ПЛАРБ блока НАТО.

Перед ВМФ стоит задача обеспечения безопасности РФ с морских направлений, в том числе охрана наших морских границ и морских экономических зон. Лучшим средством для решения этих задач могут быть многоцелевые ПЛ, в дальней зоне атомные, в ближней дизель-электрические. Как показывает опыт боевых действий в Персидском заливе, нанесение ударов крылатыми ракетами типа Томагавк возможно с удаления 1000 1500 километров от побережья вероятного противника. По территории России эти ракеты могут быть пущены из районов Норвежского и Средиземного морей, Северного Ледовитого и Тихого океанов. В этих районах противостоять могут агрессору только атомные подводные лодки.

В соответствии с нашей оборонной доктриной нам необходимо удерживать господство в ближней морской зоне Баренцевом, Карском, Охотском, Японском, Беринговом морях. В первую очередь это крайне необходимо для обеспечения боевой устойчивости РПКСН. Говоря простым языком, нужно сохранить их от уничтожения. Черноморский и Балтийский театры без подводных сил немыслимы. Еще нарком СССР Николай Кузнецов, отвечая на вопрос Сталина, нужны ли нам подводные лодки в Черном море, сказал: Если мы будем иметь на Черном море 15 20 подводных лодок, то завоюем на море господство! . Сегодня это справедливо в отношении Турции.

Как это ни печально, приходится констатировать, что призывая нас снижать напряженность в военном и военно-морском противостоянии, США и страны НАТО продолжают деятельность своих флотов, в том числе подводных сил, у наших берегов с тем же напряжением, что и до периода разрядки и окончания холодной войны.

Учитывая тяжелое экономическое положение России в недавнем прошлом, понятно, мы сокращали уровень военных расходов, соответственно сокращая флот. Но надо было делать это не столь безрассудно. К сожалению, не определили ту грань, ниже которой нельзя было опускаться в подводном кораблестроении. Поэтому столь долго мы и не можем вынырнуть из этого омута.

Пприпомнился один случай, когда в 1978 1979 годах мне пришлось участвовать в разработке плана защиты гражданского судоходства и встречаться с моряками гражданского флота. При беседе с командным составом одного из рыболовных объединений мне сказали: Знаете, мы ничего не боимся. Если кто-то будет препятствовать нам в работе, нас защитит наш военный флот. Всплывет наша подводная лодка и не даст в обиду .

Я знал, что в районе, о котором шла речь, наших подводных лодок нет, но не стал разочаровывать рыбаков в их уверенности. Это было раньше, а что мы видим сегодня? Наш подводный флот если еще и есть, то в основном стоит у стенки. А подводникам, как никому другому, нужен опыт плаваний.

Что делать? Нельзя загубить подводный флот России, иначе без него она потеряет статус великой морской державы и не будет даже просто морской. Напряженность противостояния на морских театрах сохраняется, подводная угроза не уменьшается. Наблюдается наращивание подводных сил у других держав. США, как и их верные союзники Франция и Великобритания, не сворачивают систему ядерного устрашения со стороны моря. Наоборот, они ее совершенствуют: Морской компонент является сильнейшим, а по критерию стоимость-эффективность самым выгодным компонентом триады . Это подтверждают и расчеты контр-адмирала Александра Евдокименко. Опираясь на условия договоров СНВ, он приходит к выводу: Нужно иметь 1000 1200 боезарядов, то есть иметь или 10 РПЛ СН в ВМФ, или 10 армий РВСН . Американцы умеют считать и подчеркивают важность сохранения промышленной базы как для строительства атомных подводных лодок, так и для производства баллистических ракет для них. В противном случае через два-три года после прекращения таких работ утрачивается интеллектуально-производственный потенциал. Нам бы поучиться у них и совершенствовать Воеводу , а не размахивать Булавой . Для этого не надо было резко сокращать то, что имели.

Кто пропишет формулу лечения

Но надо выходить из положения и принимать меры к повышению эффективности подводного кораблестроения без резкого увеличения затрат, для чего уменьшить проектирование многочисленных типов как атомных, так и дизельных лодок. Требуется отказаться от гигантомании, подводная лодка должна быть лодкой, а не монстром. Нужно совершенствовать и унифицировать радиоэлектронное оборудование субмарин.

Подводное кораблестроение должно быть комплексным, состоящим из трех основных направлений, дополняющих друг друга. Первое атомные подводные лодки стратегического назначения. Второе многоцелевые подводные лодки, как атомные, так и дизельные (перспективно развитие подводных лодок с ВНЭУ). Третье, которое нельзя сегодня сбрасывать со счета, сверхмалые подводные лодки и автономные аппараты для защиты подводных трубопроводов, буровых платформ и других морских объектов.

Для этого целесообразно отдельно в целях укрепления подводного судостроения в свете новой Военной доктрины пересмотреть программу развития ВМФ РФ, разработать мероприятия, не допускающие уменьшения боевого потенциала отечественного подводного флота. К сожалению, существующая программа кораблестроения не отражает потребностей подводных сил.

Вадим Кулинченко,
капитан 1-го ранга в отставке, ветеран-подводник

Опубликовано в выпуске № 19 (832) за 26 мая 2020 года

Интересна статья?

0 комментариев *