Уклонист

Путин вроде пропал, потом нашелся. Столичные власти намерены ввести в городе режим "электронного концлагеря". А может, и не собираются или отменят свои первоначальные планы. Москва упорно продолжает вести нефтяную войну с Эр-Риядом. Нет, похоже, в Кремле подумывают о том, чтобы признать поражение в этой войне и не увеличивать объемы добычи.

Все эти и многие другие новости совсем недавно могли ли бы стать главными в информационных сводках. Шутка ли, верховный правитель то ли болен, то ли нет, но с правительственными чиновниками общается в режиме онлайн. Надо же, москвичей скоро пометят биркой в смартфоне, без которой на улицу выйти будет нельзя хотя не исключено, что и без бирки гулять пока позволят. Вот те и на, русские не сдаются, чекисты в особенности, а саудиты их одолели.

Тем не менее интерес к ним, к этим новостям, весьма умеренный. Не имеет большого значения, существует Путин или мы его потеряли. Займутся собянинские полисмены отловом старушек без QR-кода или бабушек минует чаша сия. И правда ли, что в войну российского национального лидера с саудовским наследным принцем деятельно вмешался Дональд Трамп, и неожиданно победила дружба. Но Сечин все равно проиграл.

Дело в том, что такого рода сообщения, если брать только российскую аудиторию, в каждодневном режиме вытесняются гораздо более важными и краткими. Буквально в четыре строки, а там простые слова и цифры: число зараженных коронавирусом в мире, число умерших, число зараженных в РФ, число умерших. Рядом с ними, с этими словами и цифрами, заметно обессмысливаются драгоценные прежде сведения из жизни Владимира Путина, Сергея Собянина, шейхов.

Кризис власти в России меркнет на фоне "Коронакризиса". Какая разница, что там с Путиным, если непонятно, что же будет с Родиной и с нами. Споры вокруг электронного концлагеря представляются чисто теоретическими, если домыслить вполне возможное продолжение сюжета. Как инфекция поражает несчастных силовиков, которые в предвкушении легкого заработка целыми сутками вылавливают гуляющих на свежем воздухе зазевавшихся москвичей. О ценах на нефть и говорить нечего. Кого они занимают, ежели обнулилось все на свете?

Оттого по-настоящему содержательными кажутся дискуссии о способах сопротивления нахлынувшим бедам. Вот эти поиски третьего пути и пятого угла, в рамках которых можно будет найти нечто среднее между спасением людей и фондовых рынков. Между глобальным карантином и массовым банкротством. Между оптовой гибелью от вируса и от голода.

Забывать про Путина, как и про коронавирусную трагедию, не следует никогда

В разных странах эти проблемы начальство пытается решать по-разному. Жестко контролируя людские потоки на улицах, как во Франции, и гораздо мягче, как в Германии. Примеривая на себя врачебный халат, как простодушный Трамп в США, который уже разучил название целебной вакцины против COVID-19 и щедро делится этими своими знаАлександру ниями с американским пациентом. Или, подобно Лукашенко, яростно выступая против коронавируса как такового. Ибо белорусский президент отрицает сам факт его существования, сурово борется с паникерами, распространяющими фейковые новости про выдуманную заразу, никому не запрещает прохаживаться по чистеньким улицам родных городов и активно готовится к проведению майского парада.

Тем любопытней было неделю назад узнать, что на сей счет думает президент российский. Узнать это, прямо скажем, не удалось. Стало лишь ясно, что угрозу тотальной инфекции Путин воспринимает всерьез, в связи с чем скрепя сердце переносит дату столь нужного ему голосования по обнулению президентских сроков. При этом решения, предложенные верховным правителем, огорчали невнятностью. Он объявлял ближайшую неделю нерабочей с сохранением зарплаты для отпускников и вводил новые налоги, но из каких средств работодатели-бизнесмены должны были платить деньги в стране с катастрофически падающей экономикой, сказано не было.

Вчерашнее его обращение к нации огорчило еще больше. Воскресший Путин и сам по себе выглядел неважно, и речь национального лидера звучала невразумительно. Объявленные уже "каникулы" он продлил до конца месяца, опять-таки с выплатой всех зарплат без господдержки, что означает фактически прямую ликвидацию предприятий малого и среднего бизнеса. При этом от подробностей, размышляя вслух о необходимости наделить местные власти полномочиями по борьбе с коронавирусом, Владимир Владимирович уклонился. Равно и от личной ответственности за происходящее.

Получалось так, что он, решительный противник регионального сепаратизма, не постеснявшийся упразднить губернаторские выборы после Беслана, внезапно начал рушить выстроенное им унитарное государство. Лишь бы ни за что не отвечать и в случае чего винить во всем негодных исполнителей. Притом что именно сегодня, когда на кону миллионы жизней соотечественников, от вождя требуется та самая крутость, которую он демонстрировал в течение двух десятилетий. Открылось вдруг, что спасать и брать на себя груз обязательств ему гораздо трудней, чем позволять убивать - в Чечне, Грузии, Сирии, на Украине. Либо карать и запугивать, как это было с "национал-предателями" в России. Оказалось, что эта задача ему не по силам.

Отчего так? Есть точка зрения, что в течение всей своей политической карьеры Путин заботился исключительно о собственном рейтинге. И теперь о том же хлопочет, не желая, чтобы разные непопулярные меры и неприятные мероприятия, типа режима чрезвычайной ситуации или карантина, связывались с его славным именем. Потому и промышляет саботажем, отлынивая от службы и перекладывая ответственность на плечи глав местных администраций, постпредов, губернаторов, мэров. Даже с риском утратить власть, когда и если солидарными усилиями медиков, региональных царей и обыкновенных сознательных граждан болезнь будет побеждена. А от рейтинга, который Путин так берег, холил и лелеял, останутся лишь воспоминания.

Впрочем, и эти наши рассуждения не слишком увлекательны в сравнении с тем, что творится на земле. Пропал Путин или нашелся Путин, карантин в России или взяткоемкий концлагерь это все ныне темы для узких специалистов. Куда больше волнует другое: выживем или нет. Какую цену придется заплатить за выживание. Это, согласитесь, гораздо важнее, чем цена на нефть. Но все-таки надо бы не забыть, когда с несчастьем будет покончено, кто ему противостоял, кто способствовал. Не забыть про Владимира Владимировича, сохранившегося к тому времени или покинувшего нас. Это почему-то и сейчас представляется существенным. Трудно с ходу сказать, почему, но забывать про Путина, как и про коронавирусную трагедию, не следует никогда.

Илья Мильштейн, Радио Свобода

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Владимир     #1     -1  

    Крокодиловы слёзы. Ну почему что не слёзы, то еврей. Ехали бы к своей стене плача и рыдали там.

    ответить