«Спишь по три часа в сутки, а вместо зарплаты — уголовное дело».

Работа почты в России давно является предметом насмешек: Почтальон выпал с двадцатого этажа, но не разбился, потому что падал две недели . Весело всем, кроме сотрудников, которым приходится работать иногда в абсолютно невыносимых условиях, особенно в регионах. Операторы нижегородской Почты России рассказали The Insider, почему они спят по три часа в день, как в одиночку выполняют функции десятерых человек, почему регулярно расплачиваются за ошибки почтовой системы из своего кармана, как их заставляют навязывать клиентам покупку продуктов и услуг и, главное, почему иногда вместо зарплаты они получают уголовные дела.

Оплатила недостачу из своего кармана — и все равно завели уголовное дело

Анастасия Воробьева

зарплата в разное время от 17 000 до 28 000 рублей в месяц

Я устроилась на почту в январе 2019 года, вообще ничего не умела, а меня сразу посадили на кассу. Я настояла, чтобы меня отправили в учебный центр. Там мне показали, как работать с программами, и на пятый день вместе с остальными я должна была сдать экзамен. Но преподаватели говорили нам правильные ответы и сдавали все за нас, потому что им нужно было, чтобы мы быстрее начали работать. Поэтому даже те, кто не умел абсолютно ничего, сдавали экзамен и оказывались за кассой. Только в отделении я научилась работать с кассой, оформлять коммуналку , делать переводы.

Уже в мае меня поставили начальником почтового отделения. Я вообще не знала, что делать, но была рада новой должности, не думала, что все так будет страшно. Мне обещали прислать человека, который всему научит, ну я и повелась. В итоге я оказалась совсем одна. Тебя бросают в пекло — и все. По штату мне полагались заместитель, оператор, сортировщик и четыре почтальона, которые разносят письма по участкам. А было только трое почтальонов, одна из которых глухонемая девочка с сокращенным днем работы.

Я оказалась совсем одна. Тебя бросают в пекло — и все

Смены у меня были с 8:00 до 16:00 и с 14:00 до 20:00. Когда приходила во вторую смену, в 14:00 нужно открываться, как раз в это время приезжала машина с посылками и письмами. Народ стоит, очередь большая, а мне нужно принять машину. Я должна была все по накладным пересчитать, расписаться. И еще оформить и передать водителю письма и посылки из своего отделения. Я одна все это делала. Каждой посылке надо было присвоить номера, поставить на свое место. Были и в мешках посылки, по 10 20 кг, очень тяжелые. А я сама 48 кг вешу. Пока оформлю-приму-распишусь и рассортирую, проходит минут 20. А народ ждет, возмущается, кричит, особенно в пик платежей за коммуналку , там уйма народу, просто невозможно, даже некогда в туалет сходить, попить. Выполняя функции и оператора, и начальника, и сортировщика, и заместителя, и почтальона я получала одну зарплату. Где-то 26 тысяч, минус подоходный. Из-за того, что люди писали жалобы, меня лишали премий, платили еще меньше.

Выдача получателю посылки с наложенным платежом занимает 10 15 минут. Но я одна, а народу много. Чтобы успевать, я давала бланк строгой отчетности каждому клиенту, который приходил за посылкой, чтобы он сам заполнил свои паспортные данные. Я брала у них деньги, приделывала скрепкой к бланку, чтобы они не терялись, и стопочкой друг на друга складывала в кассу. В день у меня было по 30 50 таких бланков с деньгами. Когда клиентов не было и появлялось время, я их проводила через программу, которая постоянно зависала, что не успевала — оставляла на следующий день и убирала в сейф. Ключ клала на крышку сейфа, сверху, потому что уносить его с собой нельзя.

В 20:45 мне надо было ставить почту на сигнализацию. Если не успевала, приезжала охрана и выгоняла меня: открытие и закрытие почты отслеживается на Главпочтамте. Бывало, что я приходила на следующий день пораньше и проводила эти посылки с наложенным платежом. Компьютер зависал, поэтому они копились и копились. В моем отделении очень старые компьютеры, бывало по два часа они не работали, люди приходили и сильно возмущались. Я говорю, все вопросы к руководству, а руководство никак не хотело все это менять. Говорили, что денег нет, работайте на этих. Они меня постоянно подводили. Когда я работала до 20 часов, не могла отчеты снять, мы же каждый день должны их отправлять. А так как все висло, я там могла и до 23 часов сидеть. Охранники звонили и говорили, что это не дело, чтобы такого больше не повторялось. Я разрывалась, не могла скинуть отчеты нормально. Иногда приезжала к 7 часам утра, чтобы снять отчеты и отправить, потому что с 8 часов уже начинают звонить и ругаться.

В моем первом отделении, где я проработала один день, обнаружили недостачу спустя 4 месяца — мне звонит бухгалтер и говорит, что так как начальник уволился, оплачивать надо мне. У меня это вычитали из зарплаты по 1500 рублей в месяц. После ревизии в отделении, где я начальник, мне выставили недостачу в 108 тысяч рублей, большая часть за товары, которые мы продаем в отделении. В последнее время с нас требуют очень много продаж. Мало того, что письма, посылки, они требуют, чтобы мы продавали страховки, продукты продавали, конфеты, мыло, химию, шампуни. Если мы не продаем, начальство начинает возмущаться. Я даже покупала сама себе шоколад, чтобы начальник не орал. Так вот, товар лежал в кладовой и был просрочен. Когда я написала заявление в полицию, весь товар нашелся. Меня вызывали в службу безопасности, я написала заявление, что до конца месяца оплачу 31 тысячу: 7 — за марки, 24 — за посылки. За марки почти везде бывают недостачи. Я пришла в отделение, у меня были марки только по 100 и 50 рублей. А клиенту, например, надо 23 рубля наклеить. Я и клеила 50. Я писала всем насчет этих марок, три дня не могла дозвониться в маркбазу. И потому несколько дней клеила эти марки. Но я не могу поверить, что я на 7 тысяч переклеила марок. И никаких доказательств нет. Они мне просто называют сумму.

14 октября я оплатила недостачу, и в службе безопасности сказали, что ко мне больше претензий нет. Но потом меня вызвали в полицию. Я думала, что это по моему заявлению. Но там мне заявили, что я должна во всем сознаться, что это я взяла деньги. И то, что я оплатила недостачу, говорит о том, что я признала свою вину. Если пойду на контакт со следствием, то отделаюсь штрафом в 15 20 тысяч. Они меня мучили 2 3 часа, как оказалось, велась аудиозапись. Меня об этом не предупредили. Я была без адвоката, они довели меня до сильного испуга. Я всего этого очень боюсь, всех этих людей в форме. Папа был постоянно по тюрьмам, я росла в детском доме, натерпелась. Мне проще было согласиться с полицейскими и уйти быстрее оттуда, но я не знала последствий. Они завели уголовное дело о хищении с использованием служебного положения — непонятно почему, ведь все оплачено. Они ссылаются на то, что есть моя явка с повинной , которую я подписала, и показания свидетелей-почтальонов. Когда у них брали показания, их напугали, и они все дали показания против меня. Некоторые там работают давно, кто-то на пенсии, держатся за свои места.

Спала часа по три в день, на почте сидела до часу ночи

Анастасия Аблызова

зарплата от 17 000 до 28 000 рублей

Мне было 18 лет, когда я стала начальником почтового отделения. Но мне не давали ни заместителей (их должно быть двое), ни операторов. Из 13 операторов, которые должны были быть у меня по штату, у меня было три. Должно было быть два сортировщика — был один. Люди ругались, требовали ответа, почему нет операторов. Они звонили, жаловались на очередь. Но Главпочтамт никак не реагировал. Только звонил мне и выставлял претензии, почему в моем отделении такие большие очереди, почему я ничего не делаю. Предлагал самой себе искать сотрудников.

Я работала за сортировщиков, за замов, за операторов. Мне надо было делать свою работу, следить за кассой, обрабатывать почту за сортировщика. С утра я приходила, открывала отделение, раздавала деньги операторам, открывала кассы, доделывала свои какие-то дела, потом садилась за кассу и обслуживала людей, еще принимала и оформляла посылки. Когда был перерыв, шла делать свои дела или обрабатывать почту. Чисто физически я не успевала сделать свою работу начальника.

А еще нам ставят невыполнимые планы по продажам продуктов и заставляют покупать их за свои деньги. За две недели до истечения срока годности надо или вернуть товар, или его оплатить. Если вовремя не возвращаешь товар, ты его выкупаешь. У нас же есть Пятерочки и Магниты . Люди идут на почту не за продуктами. Почта России назаключала договоров, чтобы получить какую-то денежку, а в итоге ничего не окупается.

Так я работала месяц. Пахала по 14 часов в день без выходных. Спала часа по три в день. Сидела на почте до часу ночи, чтобы сделать хоть что-то. Например, оформить возврат товара, подготовить специальные документы. За все получила зарплату 28 тысяч.

При этом мне предъявили недостачу около 100 тысяч. Оказались незаполненными извещения, и в программу не было внесено, что посылки выданы. Не было операторов — или были те, которые не знали, что надо делать, а следить за ними мне было некогда. Когда пришла ревизия, мне выставили счет на общую сумму объявленной ценности. Я начала разбираться, обзванивать людей, узнавала, получали они посылку или нет. Ходила по адресам. В итоге собрала доказательства, что люди посылки получили. Почтамт просто не захотел разобраться с ситуацией. Ему неважно было, получали люди посылки или нет.

У нас план по навязыванию услуг. Не выполнишь — вызывают на ковер

Татьяна Смирнова (имя и фамилия изменены)

зарплата около 28 000 рублей

Сейчас очень много таких отделений, где полный некомплект. Уволилось примерно 80% работников с большим опытом. У нас девушка одна уволилась, сказала, что она не продавец. Операторов заставляют не просто продавать товар, а навязывать его. Первое, что мы должны предложить, — это отправление первым классом. Нужно предложить самую дорогую услугу.

Нас заставляют не просто продавать товар, а навязывать его

Половина почтальонов тоже поувольнялись. Раньше, например, на отделение было пять участков, из них сделали четыре. В результате домов прибавилось, клиентов прибавилось, участки стали больше. Их все надо ногами обойти. Газет и журналов выписывают сейчас меньше, но писем-то заказных меньше не стало! Бумажное никто не отменял. Особенно судебные письма, штрафы. Когда я начинала работать, у нас на участке было 2 3 письма, а сейчас простых меньше, чем заказных. И к этому еще нужно продавать товар.

Каждый почтальон в свою смену должен взять товара на 500 рублей и продать. Хорошо, когда в домах есть лифт и он работает. Почтальон приходит со своего участка, а его еще заставляют, когда пик коммуналки , выходить, чтобы выдать мелкие пакеты, письма, потому что недобор штата катастрофический. Если человек на больничном, ты должен пойти на его участок и разнести почту, отказаться нельзя. Доплаты никакой нет.

Нам говорят, что мы будем получать большие деньги — только продавайте дорогостоящие отправления первым классом, страховки, товары. Страховки я не помню, чтобы у нас кто-то купил, а продукты покупают, но если выгодно. Гречка была очень хорошая, я себе брала. Крупы в основном подешевле. А так все дороже. Новогодние подарки заставили срочно продать. Набрали их невозможно сколько, а ты продавай. Подарок стоит 320 рублей. Руководство говорит продавать их на развес. Там 400 граммов конфет стоит 320 рублей — в магазине на эти деньги можно килограмм купить. Люди в управлении этого не понимают, орут. Оттуда звонят — даже не представляются, не называют свои фамилии. Девчонки не выдерживают и увольняются.

Нас заставляют продвигать на почте оплату сотовой связи. С процентами. Кладете 100, вам приходит 86 рублей. С такой комиссией никто не соглашается платить. У меня, например, автоплатеж Сбербанка, без комиссии. Зачем я буду переплачивать? Но руководство дает определенный план. Мы должны его выполнить. Не выполняем — значит, не справляемся со своей работой, каждый раз вызывают на ковер. Пробиваем оплату сотовой связи себе, чтобы продать хоть что-то. Какой бы продукт у нас ни был, у нас по каждому идет свой отдельный план. Думаю, нам ставят специально завышенные планы, чтобы не платить премии. Ощущение, что мы как будто ослики, привязанные качать воду.

Клиенты бесятся, мы тоже

Ирина Николаева (имя и фамилия изменены)

зарплата около 17 000 рублей

На почту я устроилась в декабре 2019 года, то есть не очень давно. Но я последнюю неделю дорабатываю сейчас — надоело конфликтовать. Старые сотрудники почты нечестно сваливают бОльшую часть работы на молодых. Потому что знают, что те сейчас поработают немного и уйдут. И нам все время насчитывали бешеные суммы недостачи. За декабрь было больше 50 тысяч. Нам дали подписать бумажки, что мы готовы оплатить недостачу всем отделением. Я в это время даже не работала, когда все в минусе было. И получила за работу 15 тысяч, даже меньше. Я и другие девочки сказали, что не хотим подписывать. За что нам отдавать деньги, если мы только пришли? Там еще одна девочка устраивалась — так она еще раньше меня уволилась, полмесяца всего проработала.

На работе с таким потоком клиентов компьютеры, бывает, так зависают, что просто ужас. Клиенты бесятся, мы тоже. Компьютеры старые, наши начальники давно просят их заменить или хотя бы клавиатуру дать нормальную. Но все пока бесполезно. Иногда клиенты понимающие, а бывает и нет. Большая очередь накапливается при оплате коммунальных услуг: бабушки приходят часто, просто весь район приходит на почту платить. А так мы стараемся все делать быстро. Просто есть такие процедуры, которые занимают очень много времени. Естественно, выстраивается очередь. Не встречались мне такие операторы, которые просто сидят и халтурят.

Записала Ирина Славина

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Владимир Сибирский     #3     +2  

    Торговля в почтовых отделениях тушёнкой,консервами, лапшой....это вообще безумие.

    Абсолютно всё руководство почты России нужно либо в тюрьму либо в психдиспансер с возложением материальной ответственности на всё их и их родственников имущество.

    ответить  
  2. Виктор Шмакин     #5     0  

    Зато Генеральный "Почты России" покупает квартиры за 80 млн долларов... А вообще, наблюдая за работой почты в последние годы, вижу, как много нерациональных расходов! На транспорт, оборудование, и т. д. Нет хозяина!!

    ответить  
  3. Виктор Шмакин     #7     0  

    К сожалению, не только на почте. В торговле, медицине, образовании - везде большие, вплоть до кратных, переработки, неучтённые бесплатные виды работ, штрафы, и полное бесправие. Как это терпят??

    ...Как-то в Париже было: пошёл на почту- а там забастовка. По какому-то мелкому поводу классовой солидарности с другим учреждением. Все сотрудники на месте, улыбаются. но извиняются: не имеем права работать! А у нас - тоже не имеют права, но - наоборот!

    ответить