Репетиция «терроризма».

Почему дела, подобные делу Сети* , раньше разваливались в суде присяжных

Леонид Никитинский

У мальчишек, только что осужденных по делу Сети и другим подобным, как и будущих осужденных по делу Нового величия , были свои предшественники.

Весной 2008 года по обвинению в создании боевого джамаата и подготовке покушения на губернатора Валентину Матвиенко перед Санкт-Петербургским городским судом предстали Тимур Саидгареев, Равиль Муратов и Владислав Баранов — они в самом деле собирались в съемной квартире уроженца Чечни Муслима Ильмурзаева, читали Коран и обсуждали притеснения магометан в северной столице.

Первым о задержании группы, готовившей страшный теракт, в конце мая 2007 года объявил тогдашний глава ФСБ Николай Патрушев. Равиль Муратов и Тимур Саидгареев были задержаны в сквере после встречи с неким Анзором, который передал им сумку, а в ней при задержании были обнаружены боевая граната и полкило пластита. Анзору , несмотря на то что сквер в центре Санкт-Петербурга был окружен оперативниками, каким-то образом удалось скрыться. В розыск был объявлен и хозяин съемной квартиры Ильмурзаев. Между тем никто из обвиняемых не признался ни в чем, кроме чтения Корана, а главным доказательством обвинения стала запись, на которой Ильмурзаев, проводив гостей и встав перед камерой (она была установлена в квартире заранее), произнес: Ну что, вырубил?.. Суперских призывов не было, но сошлись на том, что завалим Матвиенко на Сабантуе (во время праздника 24 июня).

7 апреля 2008 года трое подсудимых были полностью оправданы судом за отсутствием события преступления (подготовки к теракту).

В чем разница между тем делом 12-летней давности и делом Сети ? Те же самые провокации, тот же самый (в последнем случае — вероятный) подброс оружия, разве что о пытках подсудимые тогда не заявляли (но это и не значит, что их не было).

А разница в том, что в апреле 2008 года такие дела были подсудны суду присяжных — эти судьи и отмели единогласно абсурдную версию ФСБ. Однако законом от 30 декабря 2008 года из подсудности суда присяжных были изъяты 9 составов преступлений, включая террористический акт и массовые беспорядки (это к слову о ст. 212 УК, по которой СК изначально возбудил московское дело в июле 2019 года).

Можно утверждать, что, если бы эти составы преступлений против общественной безопасности (гл. 24 УК РФ) сохранились в компетенции присяжных, ни дело Сети , ни дело Нового величия , ни ростовское дело , скорее всего, просто не родились бы где-то в недрах региональных УФСБ:

понимая вероятность их попадания к присяжным, никто бы не решился, называя вещи своими именами, лепить такую ахинею.

Возвращение в компетенцию суда присяжных отнятых у него дел и расширение его компетенции на другие составы должны стать политическим лозунгом, под которым и следует выходить на (лучше — разрешенные) массовые мероприятия тем, кто протестует против жесточайшего приговора по делу Сети .

Реально ли такое политическое требование? Сегодня — да. Этот приговор опустил уровень доверия к суду (а его надо измерять среди активной части населения, а не среди тех, кому все это безразлично) много ниже нулевой отметки. И это уже проблема власти в целом: ее легитимность стремительно падает из-за отсутствия доверия к суду.

*Организация признана террористической и запрещена в России

Интересна статья?

0 комментариев *