Взрывы в Балаклее организовал украинский, а не российский спецназ

Запоздалое разоблачение. Взрывы в Балаклее организовал украинский, а не российский спецназ

На Украине назревает очередной скандал. Склады вооружения в Балаклее Харьковской области взорвали не российские диверсанты, как изначально утверждали украинские СМИ, а бойцы спецподразделения Сармат Минобороны Украины. Цель акции проста - скрыть недостачу на более чем 500 млн гривен. Ущерб от взрыва составил более одного миллиарда гривен

Все тайное рано или поздно становится явным. Вот и в парламентскую следственную комиссию, созданную 31 октября 2019 года для расследования взрывов на складах боеприпасов на Украине (напомним, их, взрывов, было пять с 2014 по 2018 год), поступила интересная информация. Взрыв на складе в Балаклее Харьковской области 23 марта 2017-го совершили не российские диверсанты, а украинские бойцы спецподразделения Сармат , которые по долгу службы должны не склады взрывать, а бороться с диверсантами. Сарматовцы пошли войной на мирный склад, чтобы скрыть недостачу боеприпасов перед аудиторской проверкой. Выяснилось, что Минобороны об этом факте отлично знало, при этом сознательно прикрывало не только исполнителей данного теракта, но и заказчика. Ведь действовали бойцы не по собственному злому умыслу, а по приказу — под видом антидиверсионных учений . В Минобороны точно знали, кто отдал преступный приказ. Такой неожиданный поворот в расследовании должен бы стоить бывшему руководству Минобороны и страны не только кресел, но и свободы.

Диверсия украинского спецназа

Как говорится в материалах расследования взрыва 23 марта 2017 года 65-го арсенала ЦРАУ (воинской части А1352) в г. Балаклея Харьковской области, военнослужащие спецподразделения Сармат в ходе антидиверсионной учений, попали на территорию складов под предлогом замены огнетушителей. Они заложили взрывчатку, замаскированную под огнетушители, внутри и снаружи арсенала. После этого в нарушение письменного боевого распоряжения они оставили арсенал и прибыли в воинскую часть села Малиновка Чугуевского района Харьковской области, то есть, проще говоря, сбежали, дабы не пострадать от взрывов своих же мин. После того, как в 2:45 ночи произошел подрыв одного из штабелей с дальнейшими взрывами снарядов на складе, бойцы спецподразделения вернулись в Балаклею. Надо отдать должное воинскому начальству: во время взрыва на арсенале не пострадал ни один военнослужащий, по странному стечению обстоятельств там в это время никого не было. Все это указывает на то, что взрыв тщательно готовился руководством Минобороны.

Как было установлено в ходе предварительного расследования, основным мотивом подрыва 65-го арсенала стало сокрытие от аудиторской проверки факта хищения боеприпасов на общую сумму около 560 млн гривен. Недостача была обнаружена предыдущим аудиторским отчетом №234/1/13/31 от 28 февраля 2017 года. 30 марта того же года ЦРАУ должен был предоставить аудиторам объяснения и документы по этому поводу, но 23 марта арсенал взорвался. Порошенко, узнав об истинных причинах пожара на 65-м арсенале, приказал дальнейшее расследование прекратить.

Версии, не выдержавшие критики

Впрочем, разобраться со столь серьезным преступлением в Минобороны все-таки были обязаны. Сделать это для опытных украинских военных оказалось не сложно. Виновный был найден практически тут же. Вы будете смеяться, но им оказалась Россия.

Версии разные, но главной является теракт, работа диверсионно-разведывательной группы. Каким способом — через подрыв или беспилотный летательный аппарат — сейчас проводятся последние экспертизы. Однозначно все эксперты приходят к выводу, что это был теракт и подрыв хранилища , — авторитетно заявил министр обороны Украины Степан Полторак.

Еще тогда журналисты пытались узнать у Минобороны, каким образом диверсанты смогли пробраться на стратегический объект, который должен был хорошо охраняться, но ответа так и не получили.

Генпрокурор Юрий Луценко пошел дальше. Он уже прямо уверял, что взрыв в Балаклее — это часть масштабной диверсии, которую организовала Российская Федерация. Следствие точно знает, что в Балаклее 23 марта 2017 года радиолокационными службами Украины зафиксирован беспилотный летательный аппарат, который двигался на низких высотах от границы с Россией, минуя физические препятствия, и долетел до места назначения — города Балаклея , — заявлял генпрокурор.

По словам Луценко, с этого беспилотника в сторону площадки открытого хранения №67 арсенала, где лежали 700 ракет ЗМ9-ЗРК Бук-М12 и снарядов 152 мм, был сделан пуск первой управляемой ракеты, которая пробила укрытие. После этого БПЛА, проделав круг, выстрелил во второй раз, что и привело к взрыву. Целый и невредимый беспилотник покинул военный склад и полетел в направлении РФ.

Позже, когда шумиха улеглась, стало понятно, что министр обороны и генпрокурор откровенно врут. Никаких летательных аппаратов над Балаклеей в тот день военная система ПВО не обнаруживала. Красивая версия об атаке беспилотника рухнула.

Более того, следствие, пересмотрев кадры с камер видеонаблюдения, пришло к выводу, что диверсия была совершена на самом складе — взрыв произошел в середине бетонного бункера, в результате чего от него осталась воронка. Но эту неудобную для Минобороны правду старались замолчать. Рассказывать страшилки про российских диверсантов было куда безопаснее.

Впрочем, военные эксперты изначально не верили, что склад со снарядами, которые хранились в бетонном укрытии, был взорван извне. Сразу после взрыва военный эксперт Олег Жданов настаивал на том, что это не диверсия, а халатность или же умышленное уничтожение склада.

Склад находится в 130 км от границы с РФ. Если же диверсионная группа проходит на такую глубину, то что же делает глава Генштаба и глава СБУ, где безопасность и контрработа по ликвидации таких групп?! — отмечал Жданов, предлагая искать диверсантов среди сотрудников Генштаба, которые отвечают за сохранность боеприпасов.

Сармат сработал на фирмачей

Однако участие в преступлении спецподразделения Сармат оказалось неожиданным поворотом даже для экспертов. Это военное подразделение было создано 11 сентября 2014 года в Запорожье для выполнения особых заданий и операций. В их задачи входили охрана представителей ОБСЕ, патрулирование блокпостов, поддержание правопорядка и воинской дисциплины, конвоирование задержанных и осужденных бойцов, но главное — борьба с диверсантами.

Как подчеркивает военный эксперт, нет ничего удивительного, что специалистов по борьбе с диверсиями задействовали и для организации диверсии. В конце концов, все должны делать специалисты!

Очень показательно, что взрывчатка была заложена в огнетушитель. Так же был организован взрыв под Верховной Радой 31 августа 2015 года, когда сквозь оцепление прошел человек в форме пожарного и оставил огнетушитель. Потом уже в этот огнетушитель был брошен взрывпакет. Четыре нацгвардейца погибли, десятки были ранены. Это был взрыв не гранаты, а противопехотной мины. Не удивлюсь, если и в Балаклее перед взрывом побывали такие пожарные , — рассказал изданию Украина.ру военный эксперт Сергей Негода.

Сразу было понятно, что таким чудовищным образом службисты Генштаба пытались скрыть факт воровства боеприпасов. Масштабы воровства сейчас трудно оценить. Известно только, что за годы незалежности Украина была активнейшим игроком мирового черного рынка оружия. Суммы теневых сделок исчисляются миллиардами долларов. При этом весь проданный товар, разумеется, продолжал числиться на хранении.

Списывать и утилизировать должны были непригодные снаряды, но этим никто не занимался. Вместо этого боеприпасами распоряжались дельцы из фирмы Дафка — частной фирмы, состоящей из 25 госпредприятий, подчиненных Укроборонпрому . После обретения независимости на Украине осталось очень много советских боеприпасов. Официальной утилизации как таковой не было. При этом боеприпасы были в хорошем состоянии и вполне подходили под оружие, которым были обеспечены еще со времен СССР дружественные, но воинствующие страны. В эти-то страны и продавались боеприпасы через фирму Дафка . Списать сотни тысяч проданных единиц было сложно, поэтому в стране начали взрываться склады. Первые взрывы прозвучали в Новобогдановке. Эта стратегия тогда сработала и ее продолжили , — объясняет Сергей Негода.

По инсайдерской информации, при каждом взрыве складов с 2014 по 2018 год на Украине руководство базы и служащие сидели в бункере. Вполне вероятно, что они заранее знали о готовящемся взрыве, который во избежание неприятностей организовывали специально обученные взрывники, отмечает эксперт.

Это скандал, и сейчас надо срочно арестовывать бывшего главу Генштаба Виктора Муженко, — говорит Негода, — При том, что по инсайдерской информации, нынешний глава Генштаба Хомчак ему докладывал о результатах проверки всех артскладов, о неудовлетворительном состоянии как сохранности боеприпасов, так и их охраны, что может привести к трагическим последствиям или катастрофам . Но он на эти акты не обратил внимания .

Ущерб больше, чем недостача

Если военные никак не пострадали от взрывов, то местное население ощутило на себе все их печальные последствия. Ночью, когда на арсенале рвались снаряды, из Балаклеи и близлежащих сел были эвакуированы 36 тысяч человек. Погибли две мирные жительницы. Были повреждены 265 зданий, из которых: 231 жилой дом (114 частных и 117 многоквартирных), 22 объекта инфраструктуры и промышленности, 12 объектов социальной сферы. В результате пожара было остановлено железнодорожное движение через станцию Балаклея, вокруг города перекрыты автотрассы, в радиусе 50 км вокруг эпицентра пожара закрыто небо для самолетов.

В результате взрывов на военных складах в Балаклее было уничтожено боеприпасов на $1 млрд. Ущерб от взрывов для местного населения составил около 500 миллионов гривен. 3109 пострадавших обратились к местным властям за материальной помощью для восстановления жилья.

Многие потерпевшие до сих пор не получили денежную компенсацию, а некоторые даже судились с Минобороны. Житель Балаклеи Андрей Усатенко выиграл суд и добился выплаты компенсации за поврежденное имущество и моральный ущерб. У истца сгорели автомобиль и гараж, а также была повреждена квартира. По его подсчетам, сумма материального ущерба составила 318 тыс. гривен. Кроме того, он требовал от Минобороны и воинской части возместить 300 тыс. гривен за моральный ущерб. Еще 100 тыс. грн мужчина хотел стребовать со Службы безопасности. Суд частично удовлетворил требования Усатенко. Минобороны должно выплатить ему 252 тыс. гривен материального ущерба. Компенсация за моральный ущерб составила 10 тыс. гривен.

Так украинские военные, заработавшие миллионы долларов на продаже боеприпасов, разоряют государство и собственных граждан. Каждый подобный инцидент не просто бросает тень на Вооруженные силы Украины, но ставит под вопрос само право этой армии называться армией.

Интересна статья?

0 комментариев *