В Абхазии пророссийская оппозиция свергла пророссийского президента.

Как так вышло? И какую роль там сыграли выходцы из ДНР и воры в законе?

19:12, 17 января 2020 Источник: Meduza

В Абхазии после короткого внутриполитического конфликта президент Рауль Хаджимба досрочно ушел в отставку. Впервые он выдвигался на президентский пост еще в 2004 году, только с четвертой попытки добился его и спустя несколько месяцев после избрания на второй срок вынужден был уйти — после нескольких дней противостояния с оппозицией. В конфликт в республике вмешалась Россия, которая признала ее независимость в 2008 году и осталась одной из немногих стран в мире, сделавших это. Медуза попросила сотрудника Института востоковедения РАН Александра Скакова рассказать, какие интересы Россия преследует в Абхазии и почему поддержка Москвы не сделала республику более стабильной.

Когда и из-за чего начался кризис? Кто кому противостоял?

В Абхазии оппозиция формируется не на основании иной, чем у власти, внешнеполитической ориентации, иной экономической программы, иного видения будущего республики. Оппозиция здесь формируется из неприятия ошибок власти и самой власти, причем на уровне персоналий. По принципу мы за все хорошее, против всего плохого . Соответственно, если власть допускает мало ошибок и в правящую команду входит много позитивно воспринимаемых лиц — оппозиция слаба. Если много ошибок, а скамейка запасных у власти невелика — оппозиция усиливается.

Кроме того, в Абхазии оппозиция, как правило, старается быть более пророссийской, чем власть, стремясь добиться если не поддержки, то молчаливого сочувствия со стороны Москвы. Придя к власти, бывшая оппозиция может и не выполнить свои обещания, поскольку в повседневной работе в большей степени зависит от абхазской элиты и абхазского общества. К примеру, если будущий президент Абхазии пойдет навстречу Москве и разрешит продажу собственности в республике россиянам, это вызовет серьезный раскол и кризис в обществе, и не факт, что он сможет удержать власть. Сейчас продажа собственности запрещена всем иностранным гражданам, а Россия уже давно настаивает на изменениях. Каждый новый президент на пути во власть обещает решить этот вопрос, но в дальнейшем спускает все на тормозах.

Нынешний кризис начался не вчера и даже не в ходе последних президентских выборов. Предыстория внутриполитического кризиса в Абхазии берет свое начало в 2004 году, когда преемник первого президента республики Владислава Ардзинбы премьер-министр Рауль Хаджимба проиграл более опытному аппаратчику и политику Сергею Багапшу.

ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?

24 августа 2014 года Хаджимба с четвертой попытки наконец стал президентом, вполне убедительно победив своего противника Аслана Бжанию. К слову, как и Хаджимба, тот — выходец из системы КГБ. Оппозиции (сложившейся на основе бывшей власти , правящей элиты времен экс-президентов Багапша и Анкваба) понадобилось полгода-год, чтобы восстановить силы и перейти в наступление. Вернее, это была серия наступлений , попыток заставить команду Хаджимбы уйти из власти.

Тем временем новое руководители наступали на те же грабли, что и все прежние: вначале попытались что-то менять, реформировать, наводить порядок, а потом выбрали тактику бездействия и реагирования на проблемы, а не предупреждения их. Количество кадровых ошибок, резонансных скандалов и преступлений, непродуманных и непросчитанных шагов множилось день ото дня. Российская финансовая помощь на фоне экономического кризиса сократилась, изменений к лучшему не происходило, никакого плана реформ или концепции развития Абхазии не существовало.

Многие из тех, кто первоначально поддерживал Хаджимбу, разочаровывались во власти, отходили от президента и переставали заниматься политикой вообще. В оппозицию при этом шли не все, потому что она тоже устраивала далеко не всех. Хотя бы потому, что в значительной части состояла из бывших , то есть тех, кто находился у власти, но не сделал ничего позитивного. Рос запрос на появление третьей силы . На роль ее лидера попытался претендовать даже глава Священной митрополии Абхазии отец Дорофей (Дбар), но он вовремя понял, что некие силы, вроде бы, делавшие на него ставку, хотят его просто использовать. В итоге оппозиция во главе с Бжанией все же смогла нарастить свою поддержку. Все шло к тому, что на выборах летом 2019 года он победит, причем уже в первом туре.

Но неожиданно 17 апреля 2019 года Бжания в тяжелом состоянии попал в больницу с подозрением на отравление. Ничего не указывало на то, что к этому мог быть причастен Хаджимба, да и в республике много других влиятельных игроков и кланов, которых не устраивала возможная победа Бжании. В результате на выборы 25 августа в качестве дублера Бжании пошел довольно неопытный и нехаризматичный Алхас Квициния.

Рауль Хаджимба на выборах президента. 9 сентября 2019 года Валерий Матыцин / ТАСС

Тем не менее, Хаджимба смог победить только во втором туре и с небольшим преимуществом — а большинство граждан просто не пришли на выборы. Неопытный Квициния перед вторым туром пошел на джентльменское соглашение с Хаджимбой — не учитывать голоса против всех , так как оба кандидата понимали, что могут победить только с небольшим перевесом. Это соглашение не было утверждено в качестве поправки к закону парламентом, очень вовремя ушедшим на каникулы.

В результате неубедительную победу Хаджимбы тут же оспорили в суде. Судебные заседания тянулись, и у Хаджимбы было время обозначить программу действий и проявить активность. Но он вновь выбрал тактику бездействия. Последовали очередные скандалы: назначение нового главы Гагрского района, а затем отмена этого назначения под давлением толпы протестующих. Затем произошло убийство двух воров в законе Астамура Шамбы и Алхаса Авидзбы средь бела дня в кафе на сухумской набережной, при этом погибла обслуживавшая их столик официантка. К убийству оказались причастны люди, связанные с окружением Хаджимбы.

Возмущение этим и выразила толпа протестующих. Хаджимба снова пошел на попятную и снял руководство силовых структур. После этого доверие к нему в силовых структурах упало. Рейтинг власти тем временем падал, приближаясь к нулю: она показала слабость и неумение исполнять базовые функции. Ее свержение было делом времени и техники.

Какую роль в этом противостоянии сыграли представители ДНР, о которых говорили абхазские власти? А какую — местная преступность?

Хотелось бы верить, что среди протестующих против убийства в кафе большинство составляли сочувствующие погибшей девушке, а не родственники двух убитых бандитов. Но, к сожалению, не верится. По-видимому, участие фигур, связанных с окружением Хаджимбы, в убийстве воров в законе Шамбы и Авидзбы 22 ноября увеличило количество его врагов. В абхазском обществе, к сожалению, очень многие с уважением и пиететом относятся к ворам в законе. Соответственно, окружение Хаджимбы было использовано одной из сторон бандитской разборки в своих целях, за что последовала некая расплата с другой стороны. Возможно, поэтому никто не встал рядом с Хаджимбой в тяжелые для него дни 9-12 января.

Роль организатора толпы, занявшей президентскую резиденцию и правительственный комплекс зданий 9 января 2020 года выполнил Ахра Авидзба, участник войны на востоке Украины и герой Донбасса. С ним было несколько его друзей. ДНР как таковая здесь ни при чем: стимулирующим фактором было то, что один из убитых на сухумской набережной был его родственником. Иными словами, его претензии к Хаджимбе находятся на уровне почти что кровной мести. Главным для него было скоординировать протестные настроения, направить толпу, причем сравнительно небольшую даже по меркам Абхазии, всего пару тысяч человек. Для этого не нужны ни многочисленные сторонники, ни особые политические таланты. Видимо, качества лидера у Ахры Авидзбы есть, хотя на последних выборах в парламент Абхазии он не вышел даже во второй тур в своем одномандатном округе. По крайней мере, на сегодняшний день, он не является политической фигурой первого ряда.

Кого в конфликте поддерживает Россия? Правда ли, что Хаджимба был человеком Москвы?

Россия выступала и выступает за стабильность в республике. Хаджимба или Бжания, Кремлю было все равно, для него важно, чтобы руководитель Абхазии и его команда контролировали ситуацию в республике, выполняли свои обещания, отвечали бы за расходование поступающих из Москвы финансовых средств — они составляют почти половину (45,3%) всех доходов республики. И Хаджимба, и Бжания последние годы были своими людьми в московских кабинетах власти. Если Бжания станет президентом (а он им, скорее всего, станет) и сможет стабилизировать внутриполитическую ситуацию в республике, он будет в еще большей степени человеком Москвы , чем им был Хаджимба.

Лидер абхазской оппозиции Аслан Бжания Дмитрий Феоктистов / ТАСС

Если же он не сможет обуздать криминал и Абхазией и дальше будут править из-за кулис персонажи типа самого известного здесь вора в законе Рауля Барцбы (он же Пыза), его правление закончится так же, как закончилось президентство Анкваба или Хаджимбы. Перед новым президентом Абхазии встанет множество почти непосильных задач. Большой вопрос, сможет ли он решить хотя бы часть из них. Дурной пример заразителен, а в Абхазии сложилась очень опасная практика неконституционной смены власти.

Почему Москва решилась на прямое вмешательство? Какие вообще у нее цели в Абхазии? И кто за все это отвечает?

Приезд Рашида Нургалиева и Владислава Суркова все-таки нельзя назвать прямым вмешательством. Они, скорее, выполнили роль посредников. Прямое вмешательство — это свержение действующего президента или, напротив, удержание его у власти любыми способами и методами. Для Москвы главным было обеспечить стабилизацию ситуации хотя бы сейчас и избежать кровопролития (а это очень опасно в условиях Абхазии и чревато полным коллапсом) и вооруженного противостояния.

За абхазское направление в России отвечают многие. Это и Владислав Сурков как куратор направления и помощник президента, это и управление по приграничному сотрудничеству администрации президента, это и Минобороны с ГРУ, это и ФСБ, это и МИД. Понятно, что у семи нянек дитя без глаза. Может происходить соперничество проектов, персоналий, интриги и подставы. Но, по большому счету, все они решают чисто технические задачи. За стратегический курс отвечает только одно лицо — Владимир Путин. Исходя из чего он принимает или не принимает те или иные решения, можно только гадать.

Политика России по отношению к Абхазии в последние годы достаточно инертна. Почти все, кто хотел, уже получили российские паспорта. По официальным данным, их имеют более 80% жителей Абхазии. При этом некоторые жители Галского района умудряются иметь одновременно российский и грузинский паспорта, что незаконно. Фактор российских паспортов имел какое-то влияние на ситуацию в регионе до 2008 года, сейчас это неактуально.

Во главу угла ставятся стабильность и поддержание статус-кво. Это связано хотя бы с тем, что Грузия, Абхазия и Южная Осетия в настоящее время отодвинуты на обочину мировой политики. Гораздо большее внимания мировых центров силы привлекает на Кавказе нагорно-карабахский конфликт и то, что связано с ним. Новой войны между Россией и Грузией никто не ждет, о новом вторжении Грузии в Абхазию или Южную Осетию может говорить только сумасшедший, вопрос о вступлении Грузии в НАТО отодвинут на дальнюю-дальнюю перспективу. Соответственно, нет интереса и к Абхазии, причем не только у России, но и у Турции, Америки, ЕС и так далее. А деньги здесь вращаются слишком небольшие, чтобы интересоваться ими.

Может ли смена власти в Абхазии как-то повлиять на отношения с Грузией?

Внешнеполитический курс Абхазии вполне определен, никаких прогрузинских или антироссийских сил там нет. Появляющиеся иногда экспертные оценки или утечки информации о том, что оппозиция в Абхазии работает на американские, английские или турецкие деньги — не более, чем черный пиар. Грузия для сегодняшнего абхазского социума — чужая и недружественная страна, и практически единственная дорога во внешний мир для граждан Абхазии лежит через Россию.

Иногда — и с каждым годом все чаще и чаще — из-за отсутствия позитивной динамики внутреннего развития можно услышать разговоры о возможности вхождения Абхазии в состав России (кстати, отметим, что еще лет 10 назад таких разговоров почти не было). Но никто и никогда даже не предполагает возможности вхождения Абхазии в состав Грузии ни на каких условиях. Нет сомнений, что курс нового президента Абхазии будет таким же пророссийским, как у прежнего — с ограничениями, связанными с особенностями абхазского общества. Но Россия точно не собирается в обозримом будущем идти на ее присоединение.

Александр Скаков

Интересна статья?

0 комментариев *