Москва рубит нефтяные схемы и подвешивает газовый вопрос

За последние два года Кремль прижал Минск по трем из четырех выгодных для него нефтяных договоренностей и схем: или ухудшил условия, или вовсе прикрыл эти варианты. Компенсировать потери белорусские власти хотели бы, в том числе, снижением цен на газ, но здесь — никакой уверенности. Погоня за энергетическими бонусами втянула Минск в опасную игру с углублением интеграции .

Что изменилось в нефтяном сотрудничестве с Россией

Кроме собственно доходов от продажи нефтепродуктов в страны Евросоюза и Украину, Беларусь по состоянию на 2018 год имела четыре выгодные нефтяные договоренности и схемы в отношениях с Россией.

1. Беспошлинные поставки 18 млн тонн российской нефти. Благодаря им Беларусь сэкономила более 2 млрд долларов в 2018 году и около 1,7 млрд долларов — в прошлом.

2. Схема перетаможки еще 6 млн тонн нефти. Выгода для Беларуси в 2018 году составила около 850 млн долларов, в 2019-м — около 500 млн долларов.

3. Вывозные таможенные пошлины на сырую нефть и нефтепродукты. Они были выторгованы Минском в 2014 году в обмен на подписание и ратификацию договора о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Их суммы в 2018 2019 годах составляли около 1 млрд долларов ежегодно.

4. Реэкспорт льготных поставок российского топлива (дизельное и др.). Позволил Беларуси сэкономить в 2018 году около 200 млн долларов.

Последняя схема была прикрыта двусторонним протоколом, заключенным в октябре 2018 года. Фактически это произошло в обмен на получение Минском кредита от Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Шестой транш ЕФСР в размере 200 млн долларов был перечислен Беларуси буквально через два дня после подписания соответствующего соглашения с Россией. Седьмой транш ЕФСР в таком же размере так и не был предоставлен Беларуси.

Схема перетаможки 6 млн тонн российской нефти (вывозные пошлины с этого объема тоже зачислялись в белорусский бюджет) действовала в 2017 2019-м, но не продлена на текущий год. Эти объемы нефти потенциально переходят в первую категорию нашего списка в виде увеличения беспошлинных поставок российской нефти на белорусские НПЗ до 24 млн тонн вместо 18 млн тонн, как это было в 2016 2019 годах.

То есть в нынешнем году вместо того, чтобы, не пошевелив пальцем, обогащаться за счет экспортных пошлин с 6 млн тонн нефти, которая просто шла транзитом через Беларусь, эти объемы придется поставить на НПЗ, переработать и далее реализовать нефтепродукты на иностранных рынках.

При этом закрытие схемы перетаможки не означает, что будут потеряны все 500 млн долларов от нее, но в связи с описанным изменениями может быть потеряна часть суммы.

Наконец, главное: с 2019 года уменьшается выгода, связанная с закупками российской нефти, поскольку ее цена ежегодно увеличивается из-за уменьшения не уплачиваемой Минском экспортной пошлины.

В 2018 году среднегодовой размер экспортной пошлины составлял 128 долларов за тонну (то есть примерно таким был бонус Минску с каждой тонны приобретаемой российской нефти за вычетом премии поставщикам), в 2019-м — менее 100 долларов, а с января 2020 он установлен в размере 77,2 доллара.

Российская реформа налогообложения в нефтяной сфере предполагает уменьшение экспортной пошлины на нефть до нуля к 2025 году. Компенсации от России именно за эти выпадающие бонусы очень рассчитывает получить Минск, хотя Москва взамен требует пожертвовать налоговым суверенитетом.

Таким образом, в период с 2018 года по сегодняшний день одна из четырех выгодных нефтяных схем сотрудничества закрыта полностью, а две другие стали для Беларуси менее выгодными.

Буква договоренностей не нарушена, дух — возможно

С правовой точки зрения Кремль не нарушает каких-либо межправительственных договоренностей: Минску по-прежнему поставляется беспошлинная российская нефть (просто размер этой самой пошлины ежегодно сжимается, а цена на нефть, соответственно, растет) Беларусь по-прежнему оставляет в своем бюджете экспортные пошлины с продаж нефтепродуктов, произведенных из российской нефти.

И вместе с тем получается, что Кремль обыграл Лукашенко, которому в ходе достижения прежних договоренностей, интеграционных торгов с Россией не удалось обеспечить экономические интересы Беларуси в договорном отношении.

Впрочем, белорусские власти долгое время пытались доказать свою правду и получить компенсации от России в нефтяной сфере, ссылаясь на договор о ЕАЭС и заявление, принятое так называемым белорусским парламентом при его ратификации. Однако общие рынки нефти и нефтепродуктов в рамках ЕАЭС должны запуститься с 2025 года. А размытое заявление парламентариев о недопустимости ухудшения [условий] не является оговоркой с правовой точки зрения и правовой силы не имеет.

В итоге со второй половины 2019 года белорусская сторона сместила акцент в своей аргументации и Лукашенко начал в большей степени ссылаться лишь на нарушение духа, а не буквы договоренностей. Ноябрьское заявление Лукашенко на хрена нужен кому такой союз? про перемену условий для Беларуси в невыгодную сторону — именно об этом.

Лукашенко дали время подумать?

Прекращение поставок российской нефти с 1 января стало результатом принципиального торга Лукашенко за относительно небольшой бонус в размере 10 долларов с тонны нефти. Такова величина премии российским компаниям-поставщикам к цене нефти для Беларуси, на отмене этой премии и настаивает Минск.

Поставки 24 млн тонн нефти без премии, соответственно, означали бы совокупную экономию для Минска в текущем году в размере до 250 млн долларов.

При этом основной расчет Лукашенко — заместить финансы, выпадающие от прохудившихся нефтяных схем, за счет более низкой цены газа. Так вышло, что в прошлый раз (в 2017 году) спор Минска и Москвы по газу был разрешен с помощью схемы перетаможки 6 млн тонн нефти. Сейчас Лукашенко фактически добивается от России обратного механизма: компенсировать выпадение ресурсов в нефтяной сфере за счет более выгодной сделки по газу.

В случае если бы Москва согласилась уменьшить цену газа для Беларуси на 2020 год со 127 долларов (цена 2019-го и первых двух месяцев 2020 года) хотя бы до 107 долларов за 1000 кубометров (именно такую сумму в одностороннем порядке Минск начал было уплачивать в январе 2016 года), то закупки 22 млрд кубов российского газа обошлись бы Беларуси на 440 млн долларов дешевле. А это примерно соответствует потерям Минска от российского налогового маневра в этом году.

Однако Москва, напротив, по признанию самого Лукашенко, настаивает на повышении цены со 127 до 152 долларов, что грозит образовать в белорусском бюджете дополнительную брешь в 550 млн долларов.

По всей видимости, вопрос цены газа теперь увязан Москвой с раздумьями Лукашенко по поводу подписания программы действий по углублению интеграции и пакета дорожных карт до конца февраля — именно до этого времени продлена текущая цена на газ для Беларуси.

Андрей Елисеев, naviny.by

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Елена Иванова     #1     +2  

    Интеграция означает поглощение нашими олигархами всего работающего в Беларуси. А возможно, еще и банкротства, как у нас

    ответить  
  2. Andre     #5     0  

    Не завидую батьке, ему в 10000 раз тяжелее, чем кому бы то не было, он даже от компартии рф помощи не получит, потому что зюганов гнида

    ответить  
  3. Andre     #6     0  

    А вообще то скоро кое что произойдет, пока не ясно что, но что-то сушественное, до нас докатится лет через 10

    ответить