Слава ШИФРИН | Главное — без жвачки во рту

Ещё раз о сингапурской жвачке. Детям до 18 лет читать не рекомендуется

Мы гуляем с Другом по сингапурскому Ботаническому саду, нюхаем тишину, слушаем красоту, любуемся переползающими дорогу рептилиями и беседуем о демократии.

— Это правда, — спрашиваю, — что у вас в Сингапуре запрещено жевать жвачку?

— Правда, — отвечает Друг. — Если тебя поймали за тем, что ты выплюнул жвачку на землю или, не дай бог, приклеил её к чему-то, ты получишь огромный штраф, а при отягчающих обстоятельствах (например, при этом ты ещё разрисовывал стены или кричал) могут прописать тебе несколько ударов палками.

— Телесные наказания в XXI веке?! — изумился я.

— А лучше, чтобы ты прилип к выплюнутой кем-то жвачке, упал и сломал себе шею? — терпеливо разъяснил мой Друг. — Да и какие уж там телесные наказания? 10 ударов — тоже мне наказание. Экзекуция происходит организованно, под надзором врача: 2-3 раза ударили, проверяют, как больной, то есть, наказуемый, себя чувствует: пульс, дыхание, рефлексы.

— Кардиограмма, флюорография, рентген, МРТ…

— Ты не перегибай, — Друг пропустил мою кислую иронию. — Всё очень цивилизованно. Если наказуемому плохо, то делают перерыв на несколько дней, иногда даже недель, потом продолжают. Тут несколько лет назад сын американского посла попался, когда он граффити на стенах рисовал. Получил 20 палок, не помогло даже вмешательство президента США. Закон есть закон!

— Ты пойми, — продолжил Друг, перехватив мой расстроенный взгляд. — В Сингапуре нет демократии в западном или в израильском понимании. Вернее, она есть, но другая. Есть демократические выборы, но их выигрывает одна и та же партия, она же формирует правительство. Такая политическая система обеспечивает стабильность, преемственность власти и предоставляет возможность долгосрочного планирования, когда министр или другой государственный чиновник начинает проект, осуществляет его и лично отвечает за результат.

— Да, стабильность — это важно, — промямлил я.

— А что, лучше, когда министры меняются каждые полгода? Когда страна живет без правительства, и когда премьер-министр бОльшую часть своего времени занимается судебными разбирательствами и сшиванием коалиции из лоскутков гипертрофированного эго своих идеологических с понтом партнеров?

— Не лучше, — грустно вздохнул я и на всякий случай сложил руки за спиной. — Но оппозиция какая-то у вас есть?

— Конечно, есть! Когда мы будем возвращаться домой, я покажу тебе здание, в котором живут лидеры оппозиции.

— Все в одном здании?! — я представил себе Дом оппозиции в Израиле.

— Да. Но ты не волнуйся, — успокоил меня Друг, — никто оппозицию не преследует. Их дети занимают ведущие позиции в правительственных учреждениях, в бизнесе. Просто удобно, когда все оппозиционеры живут рядом, компактно.

— Разумеется, удобно, — понуро согласился я. — И то, что сын за отца не отвечает, — это очень хорошо… очень важно это… А демонстрации антиправительственные есть?

— Ну зачем демонстрации, если народ всем доволен? — искренне удивился мой Друг.

— А можно выйти на площадь с плакатом Премьер-министр — взяточник и вор ?

— Теоретически можно. Тебя никто не пристрелит, дубинкой по башке не треснет и в застенки не бросит. Просто вызовут на суд, где ты должен будешь доказать свои обвинения. А если доказательств у тебя нет, и ты просто оклеветал нормального пацана, то на первый раз заплатишь ты штраф, а на второй раз сядешь в тюрьму месяца на полтора.

— Разумно, — согласился я и с надеждой спросил. — Парады гордости у вас хотя бы есть?

— Слава, ну какие парады гордости?! — Видно, моё тугодумие начало раздражать Друга. — Да и чем тут гордиться? Кстати, гомосексуализм в Сингапуре официально запрещён. Есть даже статья в уголовном кодексе.

— Не может быть!! В XXI веке есть уголовное преследование за секс?! В XXI веке государство контролирует половую жизнь граждан?

— Не нервничай, — успокоил меня Друг. — Никто ничего не контролирует. Государство к гражданам в спальню не лезет и не интересуется, кто с кем спит.

— Зачем же нужна статья в уголовном кодексе?

— Пережиток прошлого. На всякий случай её не отменяют — вдруг пригодится. Против врагов режима, террористов, преступников. Честному человеку нечего бояться: работай, плати налоги, не пачкай стены, не плюйся жвачкой — и государство не будет интересоваться, с кем ты спишь. Кстати, оральный секс в Сингапуре тоже официально запрещён.

Тут я остановился как вкопанный между фикусом и орхидеей. Я понимаю, что демократия не идеальна, я признаю другие формы государственного правления, я даже принимаю просвещенную диктатуру, но есть же границы!

— Как же жить, Друг?

— Да не расстраивайся ты так, запрет на оральный секс — это тоже рудимент. Раньше государство пыталось ограничить половые контакты, не способствующие деторождению, вот и ввели эту статью. Но я ни разу не слышал, чтобы в Сингапуре кого-то судили за оральный секс.

— Значит, можно? — с надеждой спросил я.

— Конечно, можно, — заверил меня Друг, — только без жвачки во рту. Со жвачкой в Сингапуре строго…

Интересна статья?

0 комментариев *