Как украсть миллиард

Нелегальный рынок углеводородов — целая отрасль

На минувшей неделе Следственный комитет РФ арестовал шестерых руководителей северокавказских
газовых предприятий. По мнению экспертов Огонька , эти аресты подтверждают существование в стране огромного нелегального рынка углеводородов. Как он работает?

Сначала о героях нашумевшей истории. В числе фигурантов газового дела — отец арестованного (по обвинению в убийствах и организации ОПГ) сенатора Рауфа Арашукова — Рауль Арашуков, советник гендиректора ООО Газпром Межрегионгаз , глава филиала Газпром Ставрополь Алан Каятов, гендиректора ООО Газпром межрегионгаз Астрахань Руслан Арашуков, бывший руководитель Газпром газораспределение Черкесск Гузер Хашукаев, заместитель генерального директора АО Газпром газораспределение Ставрополь Николай Романов и гендиректор ООО Газпром межрегионгаз Ставрополь Игорь Травинов. Всех их обвиняют в создании преступного сообщества, укравшего у государства газ на 31 млрд рублей.

Сумма огромная. Если считать по внутренним ценам (на оптовом рынке около 5 тысяч рублей за 1000 кубометров), получается, украли 6 млрд кубов — таков годовой объем газа, поставляемого из России целым странам (Венгрии, например). Поскольку среди арестованных — руководители газораспределительных компаний разных субъектов Федерации, вроде бы очевидно: действовала развитая межрегиональная сеть хищения углеводородов. По информации следствия газ поставлялся в несуществующие населенные пункты несуществующим потребителям. А в реальности объемы якобы уходили к другим потребителям, но уже за наличные деньги. Вроде бы выглядит логично. Однако в том, что работала именно такая преступная схема, сомневаются эксперты Огонька .

Все под контролем?

Тамара Сафонова, директор Независимого аналитического агентства нефтегазового сектора, доцент кафедры международной коммерции РАНХиГС, вообще называет эту схему фейковой и говорит, что воровать газ таким образом технически невозможно. С нею согласен Игорь Юшков, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности. Непонятно, почему факт воровства так долго никто не отслеживал. Давление в трубе постоянно контролируется приборами. Всегда видно и понятно, куда уходит газ. Значит, кто-то на протяжении длительного времени подделывал документы ,— размышляет эксперт.

Поясним. Если газ ушел потребителю, это должно быть зарегистрировано: такой-то объем отправлен туда-то. Когда наступает срок платежа, в документах должно быть зафиксировано: деньги пришли. А если не пришли, потребитель попадает в разряд должников. Между тем по версии СК получается, что газ одномоментно должен был идти к одним потребителям, документы выписывались другим, которых не существовало, а в ведомости ставилась (годами?!) отметка, что газ оплачен.

Эксперты убеждены: если правоохранители не лукавят, то мы имеем дело либо с тотальной фальсификацией отчетности по целому региональному кусту в системе Газпрома, либо с… каким-то чудом.

Судите сами. По существующему в отрасли порядку все деньги от потребителей поступают на счета ООО Газпром межрегионгаз (100-процентная дочка Газпрома). Но туда, если верить следствию, деньги от реализации похищенных объемов не должны были поступать, коль скоро они уходили в карман злоумышленников. В федеральном Межрегионгазе (МРГ), стало быть, должна была образоваться огромная дыра (если газ, как утверждают правоохранители, воровали в течение 18 лет, то ежегодную недостачу почти в полтора миллиарда пропустить трудно). Схема, однако, исправно работала. Значит, с бумагами был полный порядок?

— Федеральный МРГ должен был бить тревогу,— говорит Игорь Юшков.— Надо учитывать, что газовая труба контролируется более тщательно, чем нефтяная или нефтепродуктовая. Есть диспетчерское управление в Газпроме, которое фиксирует движение газа от скважины до распределительных терминалов. Есть Центральное диспетчерское управление ТЭК, которое засекает все перетоки газа, начиная от резервуаров до конечных потребителей. Уход газа налево на любом этапе может быть обнаружен. Вообще, газовая труба более чувствительна к незаконным врезкам, чем, скажем, нефтяная или нефтепродуктовая. В принципе, врезки в распределительную сеть возможны — там давление низкое, всего 0,2 атмосферы. И на Северном Кавказе такие врезки находили, но объемы отбора газа при таких манипуляциях не измерялись миллиардами кубических метров. Здесь же речь о том, что масштабными хищениями системно занималась группа руководителей региональных межрегионгазов на протяжении многих лет, и никто ничего не видел!

Один из экспертов обратил внимание, что глава преступной группы Рауль Арашуков был советником генерального директора ООО Газпром Межрегионгаз Кирилла Селезнева. Если схема, описанная следствием, реально существовала, к его фигуре у правоохранительных органов должен возникнуть резонный интерес. Но такого интереса нет. Пока?

Полную версию читайте в материале Ъ.

Интересна статья?

0 комментариев *