Падение Красной Башни

Максимальный интерес вновь представляют события к востоку от Байкала.

Каждый день Интернет публикует много прогнозов о предстоящем распаде России в ближайшие годы. И упор делается на восточную окраину страны. Например, 10 января Андрей Пионтковский, в интервью Саше Сотнику, с горечью говорит об оккупации Китаем восточных регионов РФ.

В качестве альтернативы распада, эксперты рассматривают верхушечный переворот в Кремле и последующее развитие "единой России в нынешних границах" по варианту "Путин-2", то есть "без Путина по путинскому пути с некоторой корректировкой". Впрочем, эти статьи не скрывают, что вариант "Путин-2" маловероятен, и наоборот, вариант "поэтапный распад России", с Путиным или без Путина куда вероятнее.

Да посмотрите только что опубликованную на Каспаров.Ru статью профессора Оливье Ведрина: "Новый финансовый кризис затронет фундамент путинского дома на песке гораздо больше, чем санкции Запада... В результате этого Российская Федерация не досчитается многих регионов прежде всего на Северном Кавказе".

На основании потока такого рода информации, можно сделать осторожный вывод (обоснованный или не совсем), что России, в ходе нового уже начавшегося распада, предстоит потерять все "накопленное" после 1650 года. Сюда входят:

Украина; точнее оккупированный районы Донбасса, Крым, Азовское море вернутся к Украине.

Большая часть Северного Кавказа, точнее все национальные республики и может быть, даже Краснодарский край (с одной стороны независимая Украина с этнически родственным населением, с другой независимая Грузия).

Районы к востоку от Байкала. Вспомним, что отряд "боярского сына" Ерофея Хабарова и дьяка Василия Пояркова переправился на восточный берег Байкала примерно в 1651 году. Именно так началось "большое московское вторжение" к востоку от Байкала. Одновременно в Пекин регенту Нурхаци, опекавшему первого богдыхана из новой династии Цин, поступили донесения о появлении на северо-западных границах империи неких "лоча". В буквальном переводе это означало "терзающие людей демоны".

Сейчас максимальный интерес вновь представляют события к востоку от Байкала. Да, опять насчет китайского вторжения, которое может инициировать распад и в других "окраинных" регионах РФ.

И не забывайте, ваш покорный слуга еще 1996 году опубликовал в США книгу "Растущий Китай и перспективы для восточных регионов бывшего СССР" (The growth of China and prospects for Eastern regions of former USSR, Edwin Mellen Press publishing house, 1996)

Эта книга, основанная главным образом на нескольких поездках в Бурятию, Читинскую и Амурскую области, приграничные районы Китая и Пекин в 1989-93 годах, стала первой из четырех моих книг опубликованных в США и зарегистрированных в Библиотеке Конгресса.

В тот момент эта тема еще была "полной целиной".

А вот теперь можно привести кое-какие эпизоды из далекого 1992 года.

Забайкальск. Июль 1992 года. Вторжение.

Для начала отмечу, что последний раз перед "большим распадом" я побывал в Забайкалье, а точнее в Улан-Удэ и окрестностях (был там у меня друг) в начале сентября 1991 года, всего через несколько дней после "известных событий" в Москве. Я сумел даже поучаствовать, в качестве "неформального гостя" на совершенно беспомощном заседании Верховного Совета Бурятии ("А нам-то что теперь делать?"). Вообще много чего увидел я в Улан-Удэ в те дни. Но я не видел ни одного китайца. Их и не могло быть в тот момент на всей территории Забайкалья и советского Дальнего Востока. Они были "запрещены".

Затем, в апреле 1992 я прокатился по Забайкалью, в составе смешанной российско-китайской группы по маршруту Улан-Удэ Чита Забайкальск. И стало понятно, что на тот момент в данном регионе действовали уже тысячи китайских мелких и средних торговцев ширпотребом, естественно, китайского производства. А ведь прошло всего три месяца с момента "разрешения"!

Но максимального внимания заслуживает следующий "центральный эпизод".

Середина июля 1992 года. Пограничная станция "Забайкалье" на железнодорожной трассе Чита Забайкалье Маньчжоули Харбин. Приходится ждать. В Москве наша маленькая экспедиция позаботилась обо всем, но забыла (не успела) только оформить загранпаспорта. От нечего делать приходится наблюдать поток людей и грузов между границей и станцией "Забайкальск".

Самое интересное: за день, от границы к станции "Забайкальск" промаршировали три колонны, в каждой из них по 100-150 бравых парней от 20 до 25 лет каждый (и ни одной девушки!). Каждый одет в форму (униформу) зелено-оливкого цвета. И у каждого над правым верхним карманом нашивка с пятью иероглифами "Мань чжоу ли чи та (Маньчжоули Красная башня)". Также примечательно, что у "добрых молодцев" не было практически никакого багажа. Очевидно, все необходимое ждало их "на месте назначения".

Не забывайте, что у РФ и Китая разная ширина железнодорожная колеи. Грузы приходится перегружать (переставлять вагоны с одной тележки на другую), а для пассажиров, тем более молодых, легче пройти пешком 3-4 километра от станции "Маньчжоули" на одной стороне границы до станции "Забайкальск" на другой стороне. Это и позволило мне наблюдать "китайское вторжение" в Забайкалье на самом первом его этапе. Это не были мелкие и средние торговцы ширпотребом, прибывшие в РФ самое большее на два месяца (распродал товар и назад). Добрых молодцев Пекин (или Харбин) направляли не на месяцы, а на долгое оседание.

Не знаю, когда "заработал" этот поток. В апреле 1992 года его еще не было (я бы видел за четыре дня "стоянки" в "Забайкальске"). Не знаю, сколько десятков тысяч добрых молодцев прибыли в "Красную Башню" (Читу) из "Маньчжоули" до конца 1992 года. Не знаю, застряли ли они в "Красной Башне", или рассредоточились по Бурятии, Иркутской и Амурской областям. Не знаю, как развивалось Вторжение в Забайкалье 1993 году...

Я знаю только, что с середины 2014 года (когда Си Цзиньпин и Путин в Пекине "обо всем договорились") Вторжение, от Иркутска до Хабаровска и Владивостока, идет многократно интенсивнее и намного искуснее, чем в 1992 году. Неудивительно: ВВП и Совокупная Националья Мощь (General National Power, цзунхэ голи) Китая выросли за последние 25-26 лет, многократно.

С другой стороны, Москва явно махнула рукой на восточные регионы (их доля в общем экспорте мала). Их инфраструктура предельно изношена, а местное население бедствует. В результате, местный "потенциал сопротивления" напрочь отсутствует. Посмотрите, что произошло только что в Хабаровске: помер местный Смотрящий, Вор в Авторитете, и местное начальство, силовики и судейские организовали ему торжественные похороны. Полный распад.

Как говорят в сходных случаях китайцы "Мэй баньфа!" (Ничего не поделаешь).

Александр Немец, kasparov.ru

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Юлия Стенина     #2     0  

    Вот почему такое огромное количество совместных рос-китайских предприятий в Сибири! Запрос в Google выдал 1 миллион 800 тысяч (1 800 000) результатов!

    ответить