Спецоперация «выборы» в Приморье, где население демонстративно......

Выборы в Приморском Крае завершились формальной победой выдвинутого Москвой Олега Кожемяко, уже руководившего Корякией, Амурской и Сахалинской областями. По официальным данным Кожемяко получил 61% голосов. Реальный же результат, очищенный от фальсификации, приписки 170 тысяч голосов, не более 48%.

Протестный электорат Приморья поддержал кандидата ЛДПР Андрея Андрейченко. Его результат: около 25%, - повторяет результаты коммуниста Андрея Ищенко в 1-м туре сентябрьских выборов. Победа Андрея Ищенко во 2-м туре была аннулирована ЦИКом. К участию в декабрьских выборах Ищенко не допустили, как не преодолевшего "муниципальный фильтр".

Во время кампании были даны многомиллиардные социальные обещания, выполнение которых гарантировали премьер Дмитрий Медведев и члены правительства. Центр Дальневосточного федерального округа уже перенесен из Хабаровска во Владивосток, отменено требование устанавливать на ввозимые из Японии автомашины систему ГЛОНАС...

Очень интересные показал графики, как обычно, с хвостами кометы и так далее. Что видно математику, когда он смотрит голосование на участках в Приморском крае, издалека?

Сергей Шпилькин: Это не то, чтобы математика — это скорее бухгалтерия, бухгалтерский учет такой мелкий. Видно, что голосование сильно покорежено, картина голосования. Это было видно еще с самого начала, когда стали поступать первые данные по явке. Стало видно, что очень много повышенных явок, очень много участков с необычно повышенной явкой. Это особенно хорошо видно, учитывая, что у нас был материал для сравнения, у нас перед этим было целых два тура.

Причем второй тур первого голосования отличался тем, что в этот момент, по-видимому, отключился административный ресурс от некоторого изумления от ситуации, видимо. Поэтому выборы получились необычно чистенькие, красивые и с ними очень удобно сравнивать. Когда пошли первые данные о явке, стало видно, что на довольно большой части участков заявляемая явка радикально отличается от того, что было во втором туре первых выборов, отличается совершенно непредсказуемым образом. То есть появилась группа участков, которая ушла по явке в значительный отрыв.

Когда пошли данные по результатам, то тоже стало видно, что их можно поделить на две части: есть такой компактный кластер вокруг явки 37% и результата Кожемяко примерно 46-47%, и отрывающийся от него"хвост" участков с самыми фантазийными результатами, там много разного интересного можно найти. Например, где-то нарисовали несколько участков ровно 85% явки, ровно 85% за Кожемяко, где-то дорисовано 75% явки и ровно 75% за Кожемяко. Все это выглядит так, как будто у нас есть такое стабильное ядро участков, которые демонстрируют какие-то разумные результаты с разумным разбросом и явку с разумным разбросом и понятной ситуацией, есть некоторое количество участков, на которых разнообразными способами применяется административный ресурс для повышения результата. Особенно хорошо это стало видно, когда начали смотреть отдельно на Владивосток. Участки во Владивостоке поделились на две категории: те, на которых за Кожемяко меньше 50%, и те, на которых больше 70%.

У меня как раз на экране сейчас Ленинский район, Приморский край, там замечательные совершенно участковые комиссии, их вдруг выскакивает десяток, где стабильно 70,1, 70,4 за Кожемяко. Получается, что здесь по одной и той же схеме рисовали протоколы.

Сергей Шпилькин: Кроме того, как заметил Александр Киреев, электоральный географ, там рисовали не только результат Кожемяко, а результаты всех остальных кандидатов тоже одинаковые — это уже совсем неправдоподобно. Если можно поверить, что 13 результатов совпали в точности до одного процента, вероятность того, что совпали 52 числа за четырех кандидатов с точностью до десятых долей, представить себе совсем невозможно. Это, конечно, не случайно — это явная фальсификация, причем централизованная, поскольку все цифры одинаковые, значит их откуда-то спустили.

Потом следующим пунктом появились как минимум три протокола, на которых были эти результаты сданы в территориальную избирательную комиссию, в оформлениях этих протоколов видны детали, которые показывают, что эти протоколы неправильные. Оригинальные протоколы должны быть распечатаны КОИБами, это автомат, он печатает по строгому шаблону. Те протоколы, которые появились в интернете, с печатями и подписями избирательных комиссий, в них есть мелкие отличия от того, что распечатано по ОАИБ. Например, неправильная нумерация кандидатов.

То есть, вместо тех распечаток, которые должны быть с автоматических устройств, считающих голосование, были подсунуты бумаги другие, распечатанные на других принтерах и так далее?

Сергей Шпилькин: Судя по всему, да, выглядит это именно так. Это не большая доля победы Кожемяко — это дало ему 10 тысяч голосов примерно и 10 тысяч отняло у его соперников.

А вы считаете, что вброшено порядка 170 тысяч?

Сергей Шпилькин: Там трудно говорить. Во Владивостоке не вбрасывали, во Владивостоке именно переписывали от одного кандидата к другому. В остальных частях края где-то просто рисовали, а где-то, видимо, как-то добрасывали или каруселили . Это уже надо разбираться на местах. К сожалению, на этих выборах было мало наблюдателей, потому что все участники выборов дружно отказались давать независимым организациям мандаты на наблюдение. Так что источников о том, что там происходило, достаточно немного.

Видеокамер, кстати говоря, не было на этот раз. Кроме того, насколько я понимаю, коммунистам не разрешили дать своих наблюдателей на избирательные участки, раз у них нет своего кандидата. С наблюдением были проблемы. Если подводить итог с вашими расчетами, все-таки Кожемяко не победил в первом туре, получается?

Сергей Шпилькин: Похоже на то, что Кожемяко не побеждал в первом туре. Это не удивительная ситуация, на осенних выборах так же, видимо, в Московской области не победил Воробьев. Не победил кузбасский новый губернатор, но там на него сработала вся мощная машина кузбасских фальсификаций, за которой уже мало что можно разглядеть. Да, это еще один такой случай.

Получается, что нынешняя власть огромными усилиями пропагандирует своего кандидата, раскручивает и так далее, а фактически без фальсификаций победить не может. Что с ней случилось?

Андрей Нечаев: Мы в Приморском крае ничего нового не узнали. Первый звоночек прозвенел тогда, когда отменяли выборы, когда госпожа Орлова скандально проиграла во Владимире кандидатам, которые говорили — да мы и не хотим губернаторами быть. Приморье - такая ситуация трагикомическая для российской политической системы. Все-таки четыре года снижение уровня жизни должно было рано или поздно дать о себе знать.

А цифра какая со снижением, много?

Андрей Нечаев: Где-то порядка 16%. Причем даже в уходящем году была очень интересная динамика: под выборы президента накачивали бюджетника деньгами, а потом вдруг резкий спад. Хотя Минэкономики и Росстат прогнозируют, что скорее всего по итогам года будет плюс, но плюс будет, во-первых, очень дохленький, во-вторых, он вызывает некоторые сомнения, потому что по итогам 9 месяцев его не было, в лучшем случае выходили на нулевой рост. И конечно, повышение пенсионного возраста. Массовых протестов, надо справедливости ради сказать, не было, но тем не менее, для публики это было сильным ударом. Накапливается такая усталость, когда и по мелочам, тут точечная застройка, там сносят то, что сносить не надо, экологические преступления.

Сейчас по всей стране идут протесты, связанные с тем, что свалки практически несут угрозы для жизни. Накопление мелких гадостей от власти рано или поздно должно было проявиться. На президентских выборах реально нет, а на региональных выборах, тем более, что все-таки региональный начальник ближе. Хотя выборы формальные, с учетом муниципального фильтра реально кандидат от партии власти сам себе выбирает оппонентов.

А у него выигрывают технические кандидаты.

Андрей Нечаев: Во Владимире ровно это и произошло. Тем не менее, там никакие геополитические интересы и Крым наш роли не играют, а местные безобразия, которых много, имеют значение.

Михаил Соколов

Интересна статья?

0 комментариев *