Иван Давыдов: Почему российским властям не нужно менять Конституцию

Для политической элиты Основной закон — книжка, которая нужна только раз в шесть лет, в день, когда президент приносит присягу

Жители России не особенно интересуются Конституцией, хоть и живут с ней уже 25 лет. Об этом свидетельствует юбилейный опрос включенного в реестр иностранных агентов Левада-центра . Согласно данным социологов, 42% опрошенных никогда не читали Основной закон. Еще 26% хоть и читали, но довольно плохо помнят содержание. Довольно хорошо помнят текст Конституции только 9% сограждан. При этом 61% опрошенных знают, что 12 декабря — День конституции. И только 7% считают, что власти в полной мере соблюдают Конституцию страны.

Получается, что для большинства россиян Конституция — не особенно толстая книжка из какого-то параллельного мира, сам факт существования которой никак на их жизнь не влияет.

Призрак Госсовета

Зато в околополитических оппозиционных кругах постоянно появляются слухи о грядущих переменах в Конституции. Выстраиваются и потом всерьез обсуждаются целые теории, согласно которым президент России спит и видит, как бы переписать Основной закон таким образом, чтобы навсегда остаться у власти. Авторы подобных построений ловят каждую оговорку президента, премьера, главы Конституционного суда, чтобы потом друг друга убеждать: вот-вот будут приняты поправки, которые сделают Путина бессменным правителем. Будет создан специальный орган, главный орган настоящей власти, который он возглавит без всяких выборов. Пост президента станет декоративным, пост премьера… Ну, пост премьера и так давно уже декоративный.

Почему-то чаще всего сторонники этой теории называют будущий главный орган страны государственным советом. Видимо, воспоминания о монументальном полотне Ильи Ефимовича Репина давят на людей интеллигентных и образованных.

Пророчества такие возникали не раз, теперь вот появились снова — в связи со статьей Дмитрия Медведева 25 лет Конституции: баланс между свободой и ответственностью , к разговору о которой мы чуть позже еще вернемся. Медведев там, помимо прочего, пишет о возможности поправок, необходимых для актуализации статуса органов власти , из чего желающие могут сделать привычный вывод: до учреждения Госсовета остались считанные дни, Путин вот-вот станет пожизненным диктатором и отправит нас всех в узилище.

В основе таких взглядов на мироустройство — уверенность, кстати сказать, похвальная, что власть может действовать только в рамках законов, пусть ею же и сочиненных. Что для сохранения власти Путину и его ближним непременно нужны разнообразные формальности, прописанные в специальных бумагах. Да хоть бы вот и в Конституции, например. И что если все эти формальности соблюсти не удастся, Путин, видимо, расстроившись, уйдет прочь. Путешествовать по миру, — он ведь сказал как-то, что это его мечта, или, подобно императору Диоклетиану, выращивать капусту среди идиллических сельских пейзажей. Капусту, между прочим, всегда можно с выгодой продать директору Росгвардии, так что это дело не пустое.

Никаких перемен

Вот только нет у нас никакого опыта, чтобы предполагать, что нынешние обитатели Кремля так уж озабочены законностью собственного пребывания у власти. И готовы менять Конституцию, чтобы оправдать свое нынешнее или будущее положение. Скорее, все ровно наоборот.

В день юбилея Конституции пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова не в первый раз спросили, ждать ли судьбоносных поправок к тексту Основного закона, которые, якобы, вовсю уже обсуждают Путин с Медведевым. И он не в первый раз ответил: Мне неизвестно об этом ничего. Я никогда об этом не слышал . Путин так и вовсе похвалил Конституцию, прямо почти сообщив, что она ему ни в чем не мешает и в целом устраивает: Прошедшая четверть века убедительно доказала, что Конституция выдержала проверку временем . Глава Конституционного суда Валерий Зорькин сравнил Конституцию с Мерседесом класса люкс, добавив, что в ней, как в дорогой иномарке, все есть. Важно только, чтобы водитель у Мерседеса был хороший, но и с этим нам, разумеется, повезло.

И даже смутившая умы фраза из упомянутой выше статьи премьер-министра касается, если верить его же разъяснениям, того, с чем страна привыкла легко мириться: поправки в Конституцию, актуализирующие статус государственной власти, уже вносились, когда были увеличены сроки полномочий президента и депутатов Государственной думы. Никаких революций, сплошная рутина.

Гораздо красноречивее — ставший уже знаменитым фрагмент все той же статьи, в котором речь идет о правах и свободах граждан: Признавая и защищая права человека, российская Конституция устанавливает пределы притязаний на защиту таких прав, не признавая правами те, которые явно входят в конфликт с ценностями, традиционными для российского общества. Тем самым сама идея прав человека получает новое прочтение по отношению к другим конституциям и обозначает особый, оригинальный и нестандартный подход к восприятию прав человека .

Здесь — ответ на вопрос, почему грандиозных перемен ждать не стоит. Почему российская власть довольна российской Конституцией.

Удобная книжка

Реплика Медведева звучит, на первый взгляд, нелепо, особенно в устах юриста, которым он все-таки является. Она явно поперек Конституции — прочтите внимательно 2 главу, где речь о правах и свободах. Там ни слова о том, что есть правильные права, а есть неправильные. Там только о том, что у человека есть права, а государство обязано обеспечивать их реализацию. Никаких традиционных ценностей в Конституции вообще нет, слово ценности упоминается только однажды, в словосочетании культурные ценности . Что это за традиционные ценности — вопрос загадочный. Как-либо формализовать их список попросту невозможно. Но в этом на самом деле не слабость, а сила премьерской мысли. Это не прокол юриста, это речь прагматика, входящего в команду людей, захвативших власть в самой большой стране мира, и умудряющихся ее сохранять и укреплять несмотря на все собственные провалы в экономике и политике.

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Статья 2 Конституции РФ

Ему ведь не важно, что там формализуется, а что нет, и насколько его слова соответствуют духу закона. Ему важно сослаться на невнятный, аморфный, зато явно работающий комплекс представлений о мире, который сумела навязать россиянам пропаганда. Есть, говорят, в гнилых европах какие-то права человека, и в борьбе за эти права дошли они до того, что по улицам у них ходят только мигранты, а в школах преподают основы гомосексуализма. Мы ведь не хотим, чтобы было как в Париже? Ну и нечего тут про права рассусоливать. У нас тут свои, настоящие права. Право бесплатно собирать валежник, например, и право совершенно безнаказанно восхищаться мудростью национального лидера и его приближенных.

Возможно, сегодня, после пенсионной реформы и прочих властных достижений последних времен, реальный россиянин, в противовес гипотетическому телезрителю, уже и не готов все прощать власти только за то, что она защищает его от властью же выдуманных угроз. Но реальность Медведева и, надо думать, его старших товарищей, интересует не особенно. Именно общие принципы и нормы о правах и свободах человека стали основной, наиболее активно применяемой частью Конституции , — пишет премьер. Да, если вспомнить, что случилось с основными гражданскими правами и свободами в последние пять-шесть лет, это звучит как грубая издевка. Ну и что?

Сила власти — в том, что власть едина со своим народом. Большинство россиян озабочены не защитой прав, а сохранением хотя бы того очень и очень скромного уровня благосостояния, которого удалось достичь за годы нефтяной стабильности. Связь между наличием гражданских прав и возможностью защитить нажитое никак не ощущается. На митинги против повышения пенсионного возраста идут легко, а на митинги за свободу собраний идут только самые буйные.

ADVERTISEMENT

И при таком отношении власти совершенно не важно, что там в Конституции написано. С ней вполне можно сосуществовать. Можно принимать антиконституционные законы — карманный Конституционный суд спорить не станет. Можно за счет косметических поправок продлевать сроки собственного пребывания у власти. Можно еще раз решить проблему двух президентских сроков посредством назначения технического преемника . Можно, в конце концов, пугать гнилым Западом, ядерной войной, и обещать рай верным. Работает ведь. Во всяком случае, до сих пор работало.

Для власти, как и для публики, Конституция — это книжка из параллельного мира, которая только и нужна теперь раз в шесть лет, в день, когда президент приносит присягу.

Есть такое маленькое общественное движение — Свидетели Конституции . Его члены в дни государственных праздников приходят к зданиям органов власти, и читают вслух ту самую главу вторую, где про права и свободы. После чего их задерживают за нарушение правил проведения массовых мероприятий, и соответствующим образом — без ненужной жестокости — наказывают. Лучшей иллюстрации и не придумаешь, чтобы сообразить, как мало здесь и теперь Конституция значит, и как слабо власть озабочена соблюдением ее предписаний.

Иван Давыдов, главный редактор научно-образовательного проекта Новая этика

Интересна статья?

0 комментариев *