Военная машина Путина дала сбой

Китай не намерен предоставлять России реальную поддержку.

Поскольку безумная кампания промежуточных выборов в США выходит на свою финишную прямую, Россия может вздохнуть с облегчением, так как это событие не стало крупнейшей политической проблемой года. Москва скорее волнуется о перспективах дальнейшего политического давления со стороны следующего Конгресса. Президент Владимир Путин использовал возможность заявить, что русофобский курс Вашингтона обусловлен внутренними американскими интригами. Однако жесткая позиция по РФ является одной из немногих тем, которые подталкивают к консенсусу в законодательном органе США, и после дня выборов новые сенаторы и представители вряд ли изменят это. Ни популярные, ни либеральные обозреватели из Москвы не видят никакой перспективы для ослабления санкций США против России, даже если результат республиканской партии президента Дональда Трампа превзойдет ожидания.

Москва годами осуществляла скрытые атаки для усиления хаоса в американской политике и обществе. Кремль рассчитывал, что наблюдать за американским политическим шоу как за бесплатным развлечением, но российских политиков неожиданно захватил параллельный всплеск активности США во внешней политике. Возможно, анонсированный выход из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (1987 год) стал для России тяжелым ударом. Москва пыталась выступать против решения США с различных международных трибун, включая Генассамблею ООН, но до сих пор пользуется незначительной поддержкой. Зато умышленно нарушение Россией условий этого договора все больше обращает на себя внимание публики. Важным для формирования международной реакции стал тот факт, что тридцатилетний договор не сумел дать отпор новой гонке вооружений, объявленной Путиным во время его знаменитого ракетного обращения в прошлом марте.

Еще одним мощным сигналом для Москвы стали масштабные военные учения НАТО Trident Juncture 2018, в ходе которых авианосец Гарри Трумэн впервые за три десятилетия зашел в Норвежское море. Северный флот России пытался сорвать эти учения, направив на эту территорию с целью ракетных испытаний свой новенький фрегат Адмирал Горшков . Однако в НАТО отказались менять расписание. Затем состоялись другие безответственные российские демонстрации прилетели два стратегических бомбардировщика Ту-160, которые перехватили норвежские и британские истребители. Московские попытки продемонстрировать силу ярко сорвала катастрофа с потоплением огромного плавучего дока PD-50 вблизи Мурманска, в результате чего пострадал единственный авианосец Адмирал Кузнецов , который там ремонтировали.

Наиболее свежим предвыборным шагом администрации Трампа стало восстановление режима жестких санкций против Ирана и Россия не входит в число восьми государств, которым представили частичное освобождение от вторичных санкций Вашингтона. Москва пыталась присоединиться к оппозиции ЕС по этим действям США. И в то время как лидеры Германии и Франции демонстрировали готовность обсуждать Сирию с Россией и Турцией, они прямо исключили возможность подобных переговоров по Ирану. Между тем Москва застряла в чудаковатом братстве по оружию с Тегераном в Сирии и с тревогой ждет следующий авиационный удар от Израиля по местным проиранским войскам.

Еще одним сюрпризом для российских лидеров стало сообщение о готовности Трампа заключить соглашение с Китаем. Москва следит за эскалацией торгового диспута между США и Китаем с почти нескрываемым удовольствием, представляя это как первую сцену огромного геополитического краха, где Россия может стать критически ценным союзником для Китая, однако до сих пор остается на безопасном расстоянии. И жесткие переговоры Трампа не соответствуют той квазиреалистичной схеме, которая не учитывает объем и сложность экономических взаимодействий между двумя ведущими странами мира или их взаимопонимание важности избегать антагонизма. Китай не намерен предоставлять России реальную поддержку во время своей глубоко асимметричной и плохо координированной конфронтации с Западом, оставляя Кремль под постоянно нарастающим давлением США.

В сумме эти события приводят к существенному снижению международной позиции России. Маловероятно, что ожидаемая в ближайшем будущем послевыборная встреча с Трампом в Париже разрушит эту тенденцию. Чтобы противостоять этому ряду разочарований, Путин выступил на форуме Всемирного русского народного собора, превратив эти мрачные псевдопатриотические сборы на большое событие. И все же его попытка усилить русское единство призывов к традиционным ценностям не может успокоить закипающее недовольство, вызванное падением доходов наиболее уязвимых социальных групп к тому же углубленное бесстыдной коррупцией привилегированных элит. Чтобы подняться над этой все более углубленной разобщенностью, Кремль напомнил об угрозе неминуемой ядерной войны. Такие слова Путина все чаще воспринимаются как рутинные. И его торжественное заявление о том, что россияне готовы к этому окончательному самопожертвованию, публика постоянно встречает безразлично, а элита с удивлением.

Становится все более очевидным, что Россия не имеет возможности продолжать эту конфронтацию с Западом. И режим Путина до сих пор остается сторонником этой безнадежной идеи. До сих пор использование военных инструментов представляло собой серьезную силу российской политики. Частично реформированная военная машина достигла потолка перезагрузки. Готовность брать и играть с большими рисками, чем те, которые считаются приемлемыми противником, рассматривается в Кремле как большое политическое преимущество, но Москва уже несколько раз демонстрировала неподготовленность к ответу на эти риски видом технических аварий и дипломатических поражений. Единственная эффективная тактика Путина провоцировать раскол на Западе, для чего выборы в Америке кажутся потенциальным катализатором. Западная солидарность, безусловно, основанна и сформирована под руководством США, но занятость Вашингтона своим довольно антагонистическим внутренним соревнованием влияет на эту согласованность: во времена, когда надежды возлагают на устойчивость, политические зигзаги наверное дезориентируют многих союзников США. И все же, Москва не может найти достаточно возможностей для использования этих противоречий. Россия продолжает тенденцию к снижению, но внимание ее лидера к этой опасности беспокоит.

Павел Баев, профессор Института исследований мира (Осло), Новое время

Интересна статья?

0 комментариев *