Лекарства не выдают

Как в РФ общественные организации, которые помогают с лекарствами, признают иностранными агентами .

В Саратове от осложнений диабета умерла 28-летняя женщина. По версии следствия, ей не выдавали необходимые лекарственные препараты, поскольку региональный минздрав провалил закупки и негласно велел врачам не выписывать пациентам жизненно важные препараты. Саратовские диабетики вынуждены бороться за препараты поодиночке. Общественную организацию, которая больше тридцати лет помогала им, в том числе выбивая у минздрава необходимые медикаменты, фактически уничтожили, еще в мае признав "иностранным агентом".

Смерть от диагноза, который никого не убивает

9 октября прокуратура Саратовской области сообщила о том, что возбуждено уголовное дело "по факту необеспечения лекарственными средствами" 28-летней женщины. О том, что Ольга Богаева, страдавшая сахарным диабетом первого типа, в середине сентября умерла от осложнений основного заболевания, в пресс-релизе не упомянули. Об этом позже рассказали местные СМИ.

После визита журналистов Первого канала, семья Ольги Богаевой закрылась от прессы. Узнать, какой Оля была, можно из редких откликов в социальных сетях ее одноклассников и однокурсников.

Мы вместе учились в начальной школе, пишет Олина одноклассница Анна Широкова. Она была жизнерадостная, веселая, жизнелюбивая, отзывчивая девушка. Очень любила лошадей. Ее смерть для меня шок.

О том, что Оля болела, мы догадывались, просто не знали чем, вспоминает однокурсница Богаевой Валентина Анфимова. Она была хорошая девушка со своей жизненной позицией.

Жалобу на то, что в аптеке по льготным рецептам ей не выдают необходимые лекарства, Ольга написала сама. Чтобы у пациентки не развилась почечная недостаточность, врачи областной больницы прописали Богаевой препараты железа и "эпоэтин". Но в начале 2018 года льготные рецепты на эти препараты в поликлинике, где наблюдалась Ольга, выдавать перестали. Некоторое время семья приобретала медикаменты самостоятельно, а потом у них закончились деньги.

Как выяснила прокуратура, аукцион на закупку необходимых Ольге лекарств региональным минздравом был объявлен только в мае, и тот не состоялся. Новый аукцион провели через месяц, а контракт на закупку препаратов был заключен только в августе 2018 года.

Но 10 августа состояние Ольги Богаевой резко ухудшилось молодая женщина была госпитализирована в одну из городских больниц, а 14 сентября умерла.

По результатам проверки было возбуждено уголовное дело по части первой статьи 238 УК РФ "оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей". Сейчас следствие по делу ведет отдел по расследованию особо важных дел СУ СКР по Саратовской области.

В минздраве всё спокойно

На следующий день после того, как стало известно о смерти Богаевой, областной минздрав выпустил официальное сообщение, в котором заверил, что "перерывов в базовой лекарственной терапии" у Ольги Богаевой не было. Более того, на лекарства для федеральных льготников регион получил 433,54 млн рублей почти на 5% больше, чем год назад.

В интервью Первому каналу заместитель министра здравоохранения Саратовской области Марина Берсенева заметила, что так необходимый Ольге "эпоэтин" был в наличии на складах региона оставалось 860 упаковок. В том числе "эпоэтин" был в аптечном пункте 20-й городской поликлиники, где Богаева состояла на учете. Почему девушка осталась без препарата, она не пояснила.

Что интересно, министр здравоохранения Саратовской области Владимир Шульдяков без объяснения причин уволился 8 октября, ровно за сутки до разразившегося скандала.

В этом году впервые за долгое время в Саратовской области начались перебои не только с сопутствующими препаратами, но и с инсулином.

У Юлии Овсянниковой в семье сразу трое диабетиков муж и обе дочери. Старшей Нине в этом году исполняется 18 лет.

Моя мама провела во второй взрослой поликлинике разведку боем, рассказывает Юлия. Пришла на прием к эндокринологу и говорит: скоро, мол, у вас еще одна пациентка будет. "А что, у нее какой-то диагноз?" спросила врач. "Да, сахарный диабет", сказала мама и в ответ услышала "инсулина нет".

Лариса Васильева с диагнозом "сахарный диабет первого типа" живет уже 19 лет 17 из них в Саратове. И наблюдается в той же 20-й городской поликлинике, где стояла на учете и Ольга Богаева.

Наша поликлиника ничем особым в плане отсутствия льготных лекарств не выделяется, говорит она. Мне кажется, так в Саратове везде. Несколько лет назад помимо инсулина мне выписывали и другие препараты, которые требуются при моем заболевании. Например, "берлитион", облегчающий течение диабета, и "глюкагон", который применяется при тяжелой гипогликемии (низком уровне сахара в крови. РС).

Сейчас по льготным рецептам Лариса получает только инсулин и одну упаковку тест-полосок в месяц. Добиваться, чтобы жизненно необходимый препарат для нее всегда был в наличии, Васильевой пришлось не один год. Так как эндокринологи в 20-й поликлинике меняются довольно часто "только за последние пару лет сменилось несколько специалистов", борьбу за инсулин и средства контроля сахара крови приходится каждый раз начинать сначала. Причем Лариса считает, что ей еще повезло.

У кого диабет второго типа, с теми вообще катастрофа, рассказывает она. У меня бабушка-соседка в нашей поликлинике недавно возмущалась, что ей какой месяц не выдают сахароснижающие препараты. А деду с соседней улицы из-за осложнений диабета ампутировали ногу. У него все время проблемы с тем, чтобы получить инсулин.

У Юлии Егоренко мама болеет диабетом второго типа уже 20 лет, 15 из них она на инсулине. Если длительное время саратовских "второтипников" обеспечивали зарубежными инсулинами "Лантус" и "Апидра", то последние пять лет перешли на отечественные препараты.

Несколько лет уже моя мама получает инсулин, который называется "берите, какой есть", говорит Егоренко. На самом деле выдают тот, который есть в наличии без какой-то системы, то "биосулин", то "росинсулин", то "ринсулин". Отечественные препараты мало того, что хуже "держат" сахара, так их еще и выдают во флаконах.

Набирать препарат из флаконов, поясняет собеседница, надо одноразовыми инсулиновыми шприцами, которые приходится покупать самостоятельно. Современных и удобных шприц-ручек, заправленных инсулином, по льготным рецептам семья не видела уже давно.

В последние полтора-два месяца Юлиной маме инсулин перестали выдавать совсем. Чтобы приобрести курс препарата на месяц в обычной аптеке, пенсионерка должна выделить из своей достаточно скромной пенсии четыре тысячи рублей. Чтобы сэкономить эти солидные для нее деньги, пожилая женщина продолжает записываться на прием к эндокринологу в ожидании рецепта на инсулин. Юля ходит на прием вместе с мамой.

Каждый раз вы стоите в очереди со стариками, у которых истерика, восклицает Юлия. Потому что они не знают, что делать. Они понимают, что, если не получат инсулин, они умрут. И смотреть на эту казнь господню невозможно. Что случилось, я хочу спросить? Когда такое было, чтобы инсулин не выдавали? У нас ядерная война в стране или что?

Шпионов уничтожили

Ядерной войны пока нет, но иностранных агентов активно ищут.

Еще год назад в Саратовской области активную работу по защите прав пациентов вела региональная общественная организация инвалидов, больных сахарным диабетом. К ним обращались за советом и помощью многие диабетики или их родные. Как вспоминает Лариса Васильева, в середине нулевых она иногда прибегала к помощи организации ей помогали в составлении жалоб, в поиске необходимых препаратов. А однажды она вместе с тогдашней главой НКО Екатериной Рогаткиной ходила на прием к депутату. В ноябре прошлого года нынешний руководитель организации Лариса Сайгина помогла нескольким семьям, в которых растут дети со "сладким" диагнозом, попасть на прием в Росздравнадзор, чтобы решить проблему невыдачи расходных материалов в поликлиниках.

С декабря прошлого года работа организации парализована: Никита Смирнов, студент-медик, возглавлявший в тот момент студенческий штаб поддержки Владимира Путина, написал в прокуратуру жалобу он увидел в деятельности пациентской организации признаки "иностранного агента" и "посчитал нужным подать сигнал". Прокуратура провела проверку и обратилась в суд с иском о признании диабетической организации "иноагентами". Суд встал на сторону прокурорских работников организацию признали иностранным агентом и оштрафовали на 300 тысяч рублей. В вину им вменялось, в том числе, написание жалоб в региональный минздрав о нехватке препаратов, жизненно необходимых диабетикам.

В ближайшие дни организацию ждет очередной суд теперь уже о принудительном включении в реестр "иностранных агентов". Как пояснила руководитель организации Лариса Сайгина ИА "Свободные новости", денежных поступлений от жертвователей нет больше года, а судебные приставы опустошили счет организации, забрав в счет уплаты штрафа даже те копейки, которые были отложены на оплату телефона и коммунальных услуг. И теперь у НКО нет денег, чтобы заверить у нотариуса специальную форму для Минюста.

По признанию Сайгиной, члены организации всерьез рассматривают вопрос о самоликвидации в ближайшее время. Это будет победный финал в борьбе с "иностранными агентами", эффект которой саратовские диабетики уже ощутили.

Анна Мухина, Радио Свобода

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. КАЗАК     #1     +5  

    Зато в Сирию прут караваны медикаментов и тот же инсулин наверняка. Идёт планомерное уничтожение властью россиян в России.

    ответить