Почем хунт лихо?

Что такое хунта? Согласно всезнайке-Википедии власть военных, установленная в результате переворота. Можно ли это отнести на счет России? Если подходить строго академически вряд ли. Любой более-менее грамотный обществовед, которых ныне именуют политологами, найдет десятки формальных отличий, начиная с самого главного очевидного факта переворота. То есть насильственного захвата власти, начиная с почты и телеграфов и заканчивая концлагерями для репрессированных.

Поэтому термин этот в российских СМИ употребляется редко. А если и используется, то как правило в словосочетании чекистская хунта , что сильно увеличивает его легитимность . Ведь сама специфика определения, в которой движущей силой являются спецслужбы тайные рыцари меча и кинжала , придает и действиям, связаным с захватом власти, особый характер скрытый, заговорщеский, не одномоментный , а ползучий. В то же время, название это отражает и особенность состава движущей силы чекистский клан, взявший под свой контроль и политику, и бизнес.

Именно этим российская хунта (беру для научной деликатности в кавычки) отличается от классической военной. И является, пожалуй, уникальной. Потому что экспромтом трудно вспомнить, где и когда появлялось нечто подобное? Ведь даже власть Гитлера опиралась больше на армию, чем на охранку: гестапо боялись все, но все же оно с опаской трогало офицеров, тем более- высшего ранга. Хотя, конечно, параллели напрашиваются.

Но это опять же параллели не строго политологические, а, скорей, внешне стилистические. Примерно такой же глубины и характера, как смешивание в единое целое красной и коричневой краски, когда фашизм трактуется как разновидность социализма на основании почти зеркальной внешней схожести начиная от конструкции институтов власти и заканчивая технологиями пропаганды и эстетикой культурных эталонов. Это гениально изобразил Ромм в своем Обыкновенном фашизме .

Иными словами, тут имеет место некое художественное преувеличение, реакция вкуса, с признанием, однако, что все-таки краски разные. Но сам факт их смешивания свидетельствует об очень близком родстве.

С такими оговорками, видимо, и можно говорить о хунте применительно к России.Помимо уже упомянутого различия по движущей силе и способу прихода к власти, она имеет и свою характерную эстетику, отражающую вкусы среднестатистического персонажа электората.

Ее в гротескной, но вполне проходной для нынешнего состояния публики форме, только что выразил генерал Золотов в своем видеобращении к Навальному. В принципе в нем есть все главные акценты этого вкуса. А именно: а) разбор по понятиям вместо закона; б) уважение к силе и презрение к болтовне ; в) деление на своих и чужих ; г) культ вождя, пахана , всякая критика деяний которого квалифицируется как измена...

Этакая простая и понятная пацанская мурость , романтизированная образами детской подворотни. Ее притягательность для общества, в котором тюрьма глотала и выплевывала людей миллионами на протяжении десятков лет, тонко уловил и сразу же взял на вооружение тот, кому была уготовлена роль короля . Одной из особенностей такой стилистики является ее сильный эмоциональный аспект. Искать рацио, здравый смысл, просчет последствий в действиях, движимых пацанческой мудростью , порой бывает бессмысленно, потому что их мотивом является раздражение, личная месть, желание покуражиться, попугать, в том числе и нелогичностью и непредсказуемостью поступка. К примеру, шоу с Петровым/Бошировым вполне может быть из этого ряда. Объяснить весь этот бред в категориях расхожей логики затруднительно. Но если предположить, что здесь просто злорадно демонстрируется сила и безнаказанность, тогда более-менее все раскладывается по местам.

Диалектика мягкого и жесткого

Фундаментальный вопрос, который возникает при характеристике нынешнего режима, как и почему в нем совмещаются, казалось бы, несовместимые вещи. Абсолютный контроль над силовыми ведомствами, позволяющий расправляться с инакомыслием при молчаливом согласии большинства. И наличие островков буйства демократии в качестве отдельных, все еще легальных СМИ и оппозиционных политических центров.

Объяснить это только лишь желанием хунты сохранить элементы демократического фассада, Потемкинскими деревнями, рассчитанными на дурачков, вряд ли убедительно. В конце концов, с помощью пропаганды национальной исключительности, патриотических скрепов и разжигания обиды на окружающий мир, который не хочет это признать и тебя любить, вполне можно было бы еще плотней сомкнуть ряды, избавившись от инородной шушеры . Стараниями добровольных геббельсов киселевско-соловьевского толка, общество вполне созрело для жизни в стиле чучхе сильнейшей изоляции, которая льет своеобразны мазохисткий елей на ощущение особости и исключительности. Власть нынешнего клана многократно могла убедиться, что расправа с тончайшим слоем либерастов прошла бы под солидарное улюлюканье толпы. Ведь даже опросы, проводимые Эхо Москвы или Дождем на улицах (а не голосованием, когда имеешь дело со своими ) ярко свидельствуют, что чудовищный по своей топорности штамп все кто не с нами агенты госдепа -вполне усвоен широкими народными .

Однако, многое становится понятным и логичным, если исходить из версии, что сохранение демократического фассада в интересах правящего клана необходимо не только для отмашки. Оно требуется и по существу. То есть, потакая левизне, ностальгиям по социализму хотя бы во внешних его проявлениях, иллюзиям о возвращени к прежним распределительным порядкам, нынешние хозяева жизни сами этого не хотят . И к такого рода откатам не стремятся. Ибо тот социально-экономический строй, который они создали это капитализм. Но не обычный, привычный, а родной, отчественный . Это государственный капитализм. Тот самый, который де факто существовал после октябрьского переворота всегда. И в последней фазе своей достиг остроты нелепого, вопящего противоречия, когда правящая элита дефакто распоряжалась всем. Но де юре собственность была народной . А это означало, что приходилось с народом немного делиться по линии социалки: бесплатная медицина, образование, отдых и т.п. завоеваниями социализмами . Именно это несоотвествие формы и содержания и обусловило тот факт, что капитализм и демократия были спущены сверху постановлениями и пропагандой КПСС. И были по существу навязаны обществу, которое поначалу обрадовалось и поддержало перестройку , потому что нечего стало есть. А партийные боссы преподнесли им рыночную экономику в образе скатерти-самобранки, когда всего станет полно, как на Западе.

Ну а дальше пошло поехало в духе стихии. Ведь тот факт, что власть сама спустила капитализм, имея все рычаги для присвоения самых лакомых кусков, не означает внутренней гармонии. Она кончается сразу же, как только начинается расхищение и дележка. И хаос начала 90-х породил массу непредусмотренных участников в образе криминала. Да и просто оборотистых людей, которые сумели отодвинуть и облапошить многих партийных функционеров, не привыкших к какой-либо конкуренции. Ну и, конечно, не остались в стороне чекисты. И они показали, кто в доме хозяин. Тягаться с этими - самыми опытными и циничными товарищами (к тому же, организованных в прочный, повязанный кровью аппарат - ЭР), было не под силу никому. Ни партийным бюрократам, ни криминалу. Тем более, когда карта легла столь идеально, что паханом стал свой. Умный, расчетливый, из пацанов , тонко чувствующий менталитет своего народа.

Спрашивается, нужен ли этим людям социализм? Ответ очевиден: конечно нет. Означает ли это, что они либералы . Конечно нет. Ибо им нужен клановый капитализм госкапитализм. Когда как можно больше собственности под личиной государства распределяется без лишних драк и осложнений между своими . А для широких народных тем же самым создается иллюзия отката к социализму. Ведь огосударствление собственности, начавшееся при Путине, позволяет работать на госпредприятиях по привычному найму с фиксированной оплатой, определенной социалкой вместо того, чтобы крутиться, своими умами и риском конструируя индивидуальное будущее.

В чем хунты лихо?

Попутно возникает дополнительный вопрос: не означает ли процесс огосударствления, набравший такие темпы, отката де юре. Ведь если у государства хотя бы 51% - это уже не полное владение. Ответ неодносложный. Да формально откат. Но чисто фиктивный.

Во-первых, действуя по законам акционерных обществ, участие в таких гигантах, как Газпром или Лукойл, даже на уровне нескольких процентов обеспечивает несметные личные богатства, которым позавидуют западные воротилы. Проблема лишь в том, ерничает в своей песенке Семен Слепаков, как попасть в эти акционерные списки?

Во-вторых, в системе, устроенной по модели клана, а грубо говоря по понятиям банды, вопросы собственности решаются более-менее полюбовно. И глава ее потому и не растается с властью, что свой среди своих. И последовательно и свято блюдет общие интересы. Не даром же, каждый раз, когда в экономике страны возникает напряг, страдают и расплачиваются мелкота и широкие народные . А этим помогают из бюджета, зашивая щели.

Мне кажется, что версии политологов, будто бы внутри хунты идет звериная драка за богатства, которая способна разорвать ее изнутри, самим своим долголетием доказывает , что они из области иллюзий. На это можно было бы надеяться при раннем Путине, когда клан еще только формировался, и борьба шла у ворот входа в райское местечко. Но когда он уже сложился , когда его участники друг к другу притерлись и были найдены и всеми одобрены уставы разборок, то общий интерес сохранения статус кво уже надежно гарантирует невынос сора из избы. В конце концов, сильное преимущество чекистов изначально в том и состояло, что они давно усвоили и оценили свойства групповой, если хотите кастовой сплоченности. И в этом намного превзошли партийно-бюрократических конкурентов..

Госкапитализм тем и отличается от классики рыночной экономики, что нет рынка. Точней, он есть, но функционирует не по его естественным законам. А по понятиям. То есть законам одноразового пользования, указам или просто договоренности в баньке.

Иными словами, модель, взятая в осадке на вооружение чекисткой хунтой , не либеральная. Но и уж точно не социалистическая. Ни по тренду, ни по сути. По своему содержанию это во многом уникальное порождение социализма после его развала, в котором частная собственность обрела гибридную форму, вполне капиталистическую по обладанию. Но социалистически-клановую по распределению.

В этой логике выжигание демократического фасада и бессмысленно, и даже вредно. Бессмысленно, потому что общество, принявшее такую модель, в лице отщепенцев получает громоотвод для плохих эмоций . Они, как и враги внешние, работают в пользу скрепов . А вредно, потому что бизнес в сырьевой экономике держится и процветает на экспорте. Причем не только в доходной части, но и в расходной в вывозе денег из страны и инвестирование их на личное благо, в выезде детей и семей. А для этого нужно хотя бы для приличия соблюдать видимость демократии. А степень ее распространения и функционирования вполне можно оправдывать тем, что классику не приемлет народ. Смотрите, мол, что позволяют себе все эти либерасты мелют такое, что вам - демократиам - и не снилось. Но много ли желающих их даже слушать?

В сущности, в данной модели нащупан компромисс, конвенциональная договоренность между хунтой и обществом. С одной строны, она базируется, на сохранение патернистских функций у государства (хотя бы в качестве основного работодателя) и связанных с этим иллюзий относительно его социальности ( социалистичности ). И возможностью при наличии колоссальных доходов от сырьевой ренты немного делиться с гражданами, обеспечивая определенный рост и и стабильность. Это было совсем нетрудно в контрасте с шоком от диких 90-х, когда государственный пирог рвали на части. С другой стороны, такая модель органично накладывается на реакцию населения, решившего, что капитализм ему чужд по сути, но привлекателен по образу жизни с изобилием на полках, возможностью ездить за рубеж и отсутствием тотального насилия.

Это в фундаменте. И пока он выглядит достаточно прочным, чтоб развеять иллюзии о своем скором крахе системы.

Владимир Скрипов

Интересна статья?

0 комментариев *