«Черные лебеди» приближают крах Путина

В России происходит деградация правящего режима.

Сводка событий за неделю. За разоблачение коррупции при закупках для Нацгвардии генерал Виктор Золотов публично грозит мордобоем Алексею Навальному. Глава РПЦ-МП вступает в конфронтацию с Вселенским патриархом на украинском поле. В связи с делом об отравлении в Солсбери по приказу Путина подозреваемые в этом преступлении "Петров" и "Боширов" появляются на телеэкране RT и несут очевидную околесицу. Глава "Роскосмоса" Дмитрий Рогозин ищет, кто продырявил "Союз".

В Приморье, чтобы не допустить поражения губернатора-единоросса, переписывают протоколы и объявляют о его победе. После акций протеста в поддержку победителя коммуниста Андрея Ищенко ЦИК рекомендует Приморскому избиркому признать выборы недействительными. Фактически так отнимают победу у выигравшего выборы в Приморье кандидата КПРФ. Господин Песков, от имени Путина, это одобряет. Мол, власти за честные выборы. Хотя для честных выборов надо было отменить результаты на двух десятках участков с массовой переделкой протоколов и признать победу Ищенко. Не могут. Будут новые выборы устраивать. Возможно, с новым кандидатом от власти.

Вся эта череда скандалов создает картину серийных катастрофических провалов режима Путина. Что происходит с системой власти в России? На Радио Свобода это обсуждают политологом Станиславом Белковским и политик Леонидом Гозманом. Ведет передачу Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Неприятные события для российской власти последних дней уже именуют "декадой национального позора". Что происходит с системой власти в России, обсудят наши гости: политолог Станислав Белковский и политик Леонид Гозман. Я начну с конца в этой череде событий, со свежих событий, фактов. Сегодня Тверской суд оформил участников мемориальной акции на Красной площади в августе 2018 года в память о 50-летии демонстрации выступления восьми диссидентов, протестовавших против советской интервенции в Чехословакию. Анну Красовицкую сегодня оштрафовали на 15 тысяч, Сергея Шарова-Делоне на 20 тысяч, наш гость Леонид Гозман получил тоже штраф 20 тысяч. Я вас поздравляю, Леонид, исторический прогресс не посадили, а могли бы.

Леонид Гозман: Вообще все это очень весело, с одной стороны. Потому что мы говорили, что хотели, я сделал очень жесткое заявление, которое они приобщили к делу, которое висит у меня на Фейсбуке, на "Эхо Москвы", с удовольствием вам отдам. Главные тезисы были такие, что нас судят за память о героях, нас судят за требование свободы другим и себе, нас судят не именем Российской Федерации, а именем тех людей, которые фальсифицируют выборы, узурпируют власть, разворовали все как есть, ведут бессмысленные войны, ведут страну к гибели. Я сказал, что я не уважаю российский суд, готов понести за это наказание. Я рад был бы уважать государство свое, в том числе суд, но не дает совершенно оснований для этого. Свободу в России совсем подавить не удастся. Коммунисты сколько народу убили, и все равно не получилось. Я думаю, что все-таки в конечном плане мы выиграем. Я заверил высокий суд в том, что я планирую, если будет такая физическая возможность, в следующем году 25 августа 2019 года прийти на Красную площадь с тем же самым лозунгом. Я готов отвечать точно так же или более жестко. Шаров-Делоне прекрасное выступление сделал. С другой стороны все это очень страшно. Страшно не потому, что мы боялись за себя, за себя нам бояться было нечего, штраф чуть больше, чуть меньше в гробу мы видали.

Михаил Соколов: Навальный сидит, например, 30 дней.

Леонид Гозман: У нас это и не грозило. Штраф 30 тысяч это недорого ради права публично потребовать свободы себе и другим людям, я могу себе это позволить. Тут другое страшно. Если бы у нас был риск серьезных обвинений, ты ему говоришь, его чести совершенно об стенку.

Михаил Соколов: Там уже текст написан решения.

Леонид Гозман: Как пел Ким, "им только прикрыть разговор, готовый уже приговор". Если бы действительно наша судьба там решалась, все под богом ходим, мало ли что будет с каждым из нас, если бы там решалась наша судьба, тогда действительно очень страшно. Потому что понятно, что ничего доказать нельзя, им наплевать на любую логику. И в этом смысле, конечно, жутковатое впечатление. Хотя лично для нас это позитивное переживание, мы в моральном плане чувствуем себя победителями в этом процессе. Поэтому для нас все весело. Суд как система российского суда это, конечно, очень страшно.

Михаил Соколов: Кроме суда есть другие элементы этой системы. Мы за эту декаду позорную видели картинку подавления, например, протестов. Такой "космонавт-инопланетянин" тащит ребенка то ли за шиворот, то ли за рюкзак, кого-то бьют дубинками. Такая картина политической жизни в России, видимо, будет продолжаться в ближайшее время?

Станислав Белковский: Да, конечно. Я не вижу никаких оснований, чтобы инерция этого процесса останавливалась.

Михаил Соколов: Почему? Люди во Владивостоке выходят, протестуют, их никто не бьет.

Станислав Белковский: Вы спросили про другое, вы спросили про то, будут ли подавлять. Потому что вышло много людей, был довольно заметный результат оппозиционного кандидата на выборах губернатора Приморского края. Система состоит из двух пластов: наверху находится абсолютный монарх Владимир Путин, который уже в астрале на околоземной орбите.

Михаил Соколов: Вы нам это много лет рассказываете, что он в астрале. Съездил, заложил храм, между прочим, который нечеловеческих размеров будет.

Станислав Белковский: Это прекрасно, но это никак не меняет сути дела. Да, он абсолютный монарх. И выборы президента, как мы с вами говорили неоднократно, это референдум о легитимности абсолютного монарха, который совмещает полномочия фактически трех ветвей власти. А есть нижний слой чиновничества, который все больше становится объектом народной ненависти. Владимира Путина это не беспокоит, поскольку он считает, что народная ненависть будет канализирована против определенных чиновников, это не приведет к ослаблению его позиций. Он заменит одних чиновников на других в крайнем случае. Естественно, под давлением каких-то конкретных обстоятельств или фактов он этого делать не будет, потому что президент не принимает никаких решений под давлением, тем более оппонентов.

Это как Марс, был такой рассказ Рэя Брэдбери "Были они смуглые и зеленоглазые", когда земляне прибывают на Марс, вдруг становятся марсианами, попав на марсианскую почву. Все начинают говорить по-марсиански, приобретают внешние черты марсиан. Оппозиционный кандидат становится губернатором Приморского края, и через три месяца он ничем не отличается от "единоросса", он так же ходит в Кремль на поклон, он так же любит Владимира Владимировича. Причем он любил его в ночь своей несостоявшейся победы. Поэтому Путин исходит из этого: хорошо, избирайтесь, все равно все будете мои, от меня все равно никуда не денетесь.

Леонид Гозман: Хочу возразить. Мне кажется, что для Владимира Владимировича, вообще для такого рода системы крайне важны символические вещи. Я совершенно с вами согласен, что Ищенко, что не Ищенко один хрен, под каким он знаменем пришел. Но мне кажется, что для нашего начальства крайне важен путь, которым человек идет. Если бы этот Ищенко стал губернатором, то, елки-палки, это же не Путин его назначил это значит, народ его поставил. Пусть народ ставил не его лично, а лишь бы не эти, которые всех достали, но все равно это их пугает.

Станислав Белковский: Здесь надо разделить "их" на Путина и остальных. Сергея Кириенко это пугает, потому что это показывает неэффективность его работы. У Владимира Владимировича вообще нет критерия неэффективности, он стоит над всем, поэтому ему все равно, кто будет. С его точки зрения, я же не говорю, что это моя точка зрения, я транслирую свое понимание его точки зрения.

Леонид Гозман: Его точка зрения тоже не такая. Тот, который пришел без его разрешения, ты сначала приди ко мне и получи разрешение, тогда ты делаешь. А если без разрешения пришел, мне кажется, что это должно его сильно напрячь. Выдвинуться разрешили, а побеждать не разрешали.

Михаил Соколов: Поскольку вы сломали хорошо разработанный сценарий нашего разговора, придется продолжить не о Солсбери или о самолетах, а давайте тогда о Приморском крае.

Действительно в Приморье произошли интересные события, чтобы не допустить поражения губернатора-"единоросса", переписали протоколы, объявили о победе, начались акции протеста. Сегодня такое интересное событие: Центральная избирательная комиссия рекомендует, она сама вроде как не может, Приморскому избиркому признать эти выборы недействительными. Есть такое мнение, что фактически отнимают победу выигравшего в Приморье кандидата КПРФ Ищенко. Другой представитель КПРФ, который выводит людей там на улицы, Артем Самсонов, он нам как раз рассказал, какова реакция на события во Владивостоке.

Артем Самсонов: Понятно, что это решение будет обжаловано в суд. Но они сильно подстраховались, действительно логика в их решении есть, что 13 участков отменили, волеизъявление на 13 участках 22 тысячи избирателей. Причем они считают избирателей не по количеству проголосовавших, там проголосовало всего 6 тысяч человек. Типа мы не знаем их мнения, потому что протокол отменили. Перевес всего 3%. Поэтому мы не можем точно знать, какое мнение приняли избиратели края, давайте отменим выборы везде. Иезуитское решение в корне.

Возьмите и пересчитайте эти 13 участков это очень быстро делается, можно пересчитать за день. У них цель была именно отменить выборы. Эта мина была заложена специально заранее, что если вдруг фальсификации не помогут, таким макаром отменить выборы. Сейчас митинг закончился, а люди не расходятся. Это цинизм. Насколько я считаю себя борцом непримиримым, и то у меня начинают опускаться руки. Я объявил голодовку за отмену этих участков, сижу и не понимаю, добился или нет. Участки отменили, а результат все равно не тот, которого я добивался. У нас нет графы "против всех", если мы не будем участвовать в повторных выборах, то значит, мы поможем тому, кто пройдет. У них муниципальный фильтр, они просто не дадут нашему кандидату пройти муниципальный фильтр. Сделают это цинично, и наш кандидат не будет выставлен, потому что они боятся. Они были более уверены полгода назад, дали пройти, а сейчас дадут команду не давать подписи. Там же депутаты все послушные, все от "Единой России" большинство, которые в деревнях, в селах.

Михаил Соколов: Это был Артем Самсонов из Владивостока, кстати говоря, человек, который мог баллотироваться на этих выборах, но не был выдвинут компартией, поскольку более радикальный и популярный оппозиционер, поэтому ему подписи на муниципальный фильтр не дали бы "единороссы", дали человеку послабее, а он себя показал. Для вас что эти события показывают? Это позитив?

Леонид Гозман: Конечно, позитив. Здесь два позитива и то, что народ пошел. Я не симпатизирую КПРФ, как вы понимаете. Второй очень хороший признак, что власть все-таки испугалась. Я бы, конечно, предпочел другое решение, но то, что они испугались, меня радует. Это значит, что при каких-то условиях у людей есть возможность влиять на ситуацию.

Михаил Соколов: Плюс есть или все будет мухлевка? Они сейчас отменяют выборы, не "единоросс" несогласованный не победил. Потом будет новый тур выборов, не третий тур, а все заново через несколько месяцев, можно не пустить никого, взять и не зарегистрировать. Есть же территории, где даже коммунистов не регистрировали.

Станислав Белковский: Мухлевать они будут, но это неважно в данном случае. Потому что мы никак не можем влиять на эти выборы с учетом взаимоотношений администрации президента и системы организации выборов в регионах, все равно они поставят того, кого надо. Поэтому сейчас это не надо обсуждать. Если "Спартак Москва" играет против "Реал Мадрид", то вопрос не стоит в том, выиграет ли "Спартак" у "Реала", не выиграет, вопрос в том, какое будет объективно качество игры и с каким достоинством "Спартак" проиграет. В данном случае важно, что продемонстрировано, что есть колоссальная концентрация недовольства существующей властью. Николай II распускал Государственную Дума несколько раз. Спасло ли это его от отречения?

Михаил Соколов: Время он выиграл 10 лет.

Станислав Белковский: Кремль выиграет время, поскольку в этом стратегия его состоит. Он заливает жидким азотом фундамент нашей государственности именно с тем, чтобы тянуть резину. Поскольку нет никаких стратегических решений, что делать со страной.

А Владимир Путин не реформатор по психотипу, он консерватор, поэтому его задача ничего не делать, пролонгировать тем самым собственное пребывание у власти. По крайней мере, мы видим, каковы народные настроения. Когда все это закончится а когда все это закончится, мы не знаем, закончится в силу воздействия совокупности случайных факторов, тогда мы увидим, что эта власть не имеет опоры, реальной электоральной опоры.

Леонид Гозман: Я тоже считаю, что это не имеет значения, потому что любого губернатора, если бы не было дули в голове, то они бы Ищенко признали губернатором сейчас. Губернатор Ищенко был бы точно такой, как губернатор Тарасенко. А вот то, что люди могут так все перевернуть, это имеет огромное значение.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. игорь грачев     #1     +4  

    Замечательная фраза! Выдвинуться разрешали, a побеждать не разрешали. Суть убогой политики астрального монарха.

    ответить