Еврейская полиция или как меня разыграли

Евреи они добрые (по себе сужу). Но иногда могут разыграть так, что поневоле станешь антисемитом…

Итак, во время моего недолгого посещения Земли Обетованной (перед дальнейшим прыжком в местность, где меня ни одна чекистская сволочь не найдет) друзья (шоб они были здоровы) предупредили, что израильские полицейские зело суровы: если что не так сразу пристрелят. Посему, если ты встретил израильского полицейского сразу поднимай руки вверх, показывая, что ты честный человек.

ОК, не вопрос…

Те четыре дня, которые я гостил в Изе, полицию вообще не видел. Но перед отъездом, сидя в кафе, узрел местный ППС. Помятуя советы друзей, я немедленно поднял руки вверх, всем видом показывая, что мои намерения исключительно добрые и законопослушные…

Полицейские переглянулись. Но видя едиёта, который пьет пиво и при этом делает хенде хох , лыбясь, как даун, они решили, что тут что-то нечисто. Они подошли ко мне.

Далее диалог:

- Сэр, вам нужна помощь?

- Нет, благодарю. Не стреляйте в меня, пожалуйста!

- А зачем нам в вас стрелять?

- Не знаю. Но мне друзья так сказали.

- Что они вам сказали?

- Что при встрече с израильскими полицейскими надо сразу сдаваться.

- Вы террорист?

- Нет, я русский.

- Какая, слушайте, разница… А почему вы сдаетесь?

- Не знаю. На всякий случай. Но мне так сказали.

Девушка решительно оттолкнула напарника и схватилась за кобуру:

- Натан, он мне надоел. Дай я его пристрелю!

- Двойра, если ты снова поссорилась с Даном, то это еще не повод стрелять в человека, не разобравшись в его мотивах.

- А что тут разбираться? Все мужики козлы и сволочи. Дай я его пристрелю одним меньше будет!

- Но он сдается: это будет нарушение закона! К тому же он выглядит мирно и настроен дружелюбно.

- Все вы выглядите мирно. К тому же он русский.

- Двойра, ты говоришь нетолерантно.

- Я 10 лет была толерантна с этим козлом Борухом и что в итоге? Он меня бросил ради той сучки Мары! А Дан конченый придурок! Я должна расквитаться!

- Двойра, но это ведь не Борух! И не Дан. Сэр, как ваше имя?

Я решил расколоться полностью и окончательно.

- Юрий.

- Вот видишь, Двойра, это Юрий, а не Борух! И не Дан.

Тут я на свою беду решил проявить дружелюбие:

- Вы очень красивы, мэм…

- Ты видишь, Натан, он меня еще и клеит! Нет, этому следует положить конец!

- Двойра, этот юноша (лесть оценил прим. автора) пытается наладить контакт с полицией. И с тобой в частности. По-видимому, он просто недостаточно хорошо знает наш язык. Сэр, зачем вы подняли вверх руки?

- Мне так друзья сказали.

- Понятно. А где живут ваши друзья?

В этом месте я понял, что сдавать друзей суровому израильскому правосудию будет некошерно. Лучше сам с ними расквитаюсь.

- В России, - ответил я, краснея от собственного вранья.

- Ну, понятно, - сказал Натан. Это все кремлевская пропаганда. А вы ее жертва.

- Я большее не буду, - на автомате сказал я.

Натан и Двойра переглянулись. Видимо, им хотелось и дальше продолжить диалог, но взглянув в мою честную харю, они решили, что этого сеанса и так предостаточно.

- Всего хорошего, сэр, - произнес Натан.

Натан с Двойрой сели в автомобиль и тронулись с места. Но еще несколько минут из машины доносился хохот.

А я остался в кафе и пил израильское пиво…

P.S.

С вами, шутники, я еще поквитаюсь!

Юрий Гиммельфарб.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. First Provost     #2     0  

    И, как всегда, в России - евреи, а как выезжают за границу и гадят там, то сразу же становятся русскими.

    ответить