Гангрена

В райбольнице больше года нет анестезиолога. Пациент, которому требовалась операция, обратился за помощью к журналистам: спасли жизнь, но не ногу

Надежда Андреева

По новому майскому указу к 2024 году в России должна снизиться смертность трудоспособных жителей. Как говорил президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию, нужно обеспечить, а где необходимо — восстановить пошаговую доступность в первичном звене . По словам главы государства, в селах, где живут от 100 до двух тысяч человек, откроются фельдшерско-акушерские пункты (ФАПы) и амбулатории. В маленькие деревни с населением меньше 100 человек направят мобильные бригады врачей. На развитие сельской медицины в нынешнем году планируется выделить три миллиарда рублей.

Житель села Привольное Ровенского района Саратовской области Юрий Мосолов не слышал обещаний президента. С января у 57-летнего мужчины сильно болит нога. Участковую больницу в деревне закрыли в прошлом веке. До ЦРБ нужно ехать 25 километров, автобус ходит два раза в неделю. За несколько месяцев у пациента развилась гангрена. Оказалось, сделать операцию в районной больнице невозможно, так как здесь почти полтора года нет анестезиолога. В областной поликлинике в Саратове сельчанину тоже не помогли: по закону неотложные хирургические вмешательства нужно проводить по месту жительства. Не зная, где просить помощи, Мосолов обратился к журналистам.

Пойди туда, не знаю куда

Пациент с гангреной сидит в бежевой шестерке на парковке супермаркета. В Саратов его привез односельчанин Женя. Глядя на разбитую шаху , трудно поверить, что она смогла проехать 100 километров. Меня снимать не надо, мне еще в нашем районе жить, — Женя закрывается от фотокамеры, — вы на ногу его поглядите . Распухшая нога еле помещается в резиновый сланец. Юрий стягивает носок, разматывает несвежий бинт. Воспаленная стопа с черными и гнойными пятнами выглядит ужасно.

Как рассказывает мужчина, нога опухла в январе. В Привольном, где он живет, когда-то работала участковая больница, были врачи разных специальностей и даже небольшой стационар. Больницу, по словам жителей, закрыли лет двадцать назад. Остался только ФАП. Мосолов поехал в центральную районную больницу в Ровном. От села до райцентра 25 километров. Маршрутки ходят два раза в неделю, билет стоит 40 рублей. Да еще до остановки нужно идти пять километров! На ногу больно наступать, а куда денешься? — тихо говорит Юрий. В одной руке он держит сигарету, другой растирает больную ногу, пытаясь поудобнее устроиться на продавленном сиденье.

В ЦРБ Мосолову сделали рентген.

Сказали: у тебя межпозвонковая грыжа, надо полежать десять дней .

По словам собеседника, в результате лечения ему не стало лучше, но его выписали. Спорить с медицинским начальством сельчанин, всю жизнь работавший механизатором в совхозе и на частных овощных плантациях, не умеет.

Дома Мосолову стало хуже. Поднялась температура, начали синеть пальцы на ногах. Поехал к хирургу. А там ведь очередь: сначала — в регистратуру за талончиком, потом — перед кабинетом. Бывает, с утра приедешь и до 14.00 стоишь . Мосолова снова госпитализировали на десять дней. Приехав домой после выписки, он почувствовал себя еще хуже.

На этот раз в ЦРБ выдали направление в поликлинику областной больницы, находящуюся в Саратове на улице Рабочей. Из поликлиники сельчанина послали через весь город в стационар, расположенный в Смирновском ущелье.

Сосудистый хирург написал в справке, что нужно ампутировать палец. И говорит: мы здесь не режем, поезжай обратно в Ровное .

В ЦРБ Юрию, по его словам, под местным наркозом удалили безымянный палец на левой стопе. Через неделю почернел мизинец. Мосолову снова выдали направление в областную поликлинику, но запись была занята почти на две недели вперед. Наконец, Юрий попал на прием.

Хирург говорит: у-у-у, у тебя уже гангрена. Надо отрезать выше колена. Поезжай обратно в Ровное .

А в Ровном анестезиолога нет! У нас даже с аппендицитом людей в город отправляют, — вмешивается в разговор водитель Женя. — Мне его куда теперь везти?

Юрий Мосолов. Фото: ИА Свободные новости

Звоню в областное министерство здравоохранения. Там обещают разобраться и перезвонить. Юрий явно ждать не может. Он весь красный от боли, нога отекает на глазах, поднимается температура. Бежим в аптеку за кеторолом и минералкой. Обезболивающее не действует. Пытаемся вызвать скорую. В трубке то длинные, то короткие гудки. Дозвониться удается минут через десять. Еще через полчаса приезжает бригада. В машине два медработника: одна девушка — в розовом хиджабе, другая — в униформе с цветочками. А у вас с кем в больнице договоренность, как фамилия врача? — уточняет та, что с цветочками.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Цена майских указов . Долги медучреждений Мурманской области перед налоговиками, поставщиками и коммунальщиками достигли астрономической цифры

Люди самой гуманной профессии

Благодаря оперативной и грамотной работе пресс-службы саратовского минздрава пациента приняли в энгельсской городской больнице № 1. Как сообщили в отделении гнойной хирургии, ему назначена ампутация ноги на уровне средней трети бедра. Гангрена стопы — это тяжелое состояние. Любая операция — риск для жизни , — отмечают в отделении. По мнению врачей больницы, промедление с госпитализацией не осложнило состояние больного.

Как поясняют в пресс-службе министерства, в данном случае ампутация считается не экстренным, а неотложным хирургическим вмешательством, которое должно выполняться по месту прикрепления больного. В Ровном, по сведениям министерства, действительно есть определенные трудности с анестезиологами .

Звоню в Ровное, чтобы узнать, почему в районе нет анестезиолога и что делать тем пациентам, которые не догадаются добиваться операции при помощи журналистов?

В услугах анестезиолога пациенты каждый день не нуждаются, — заявляет главный врач Ровенской районной больницы Ирана Мириева. — Вы меня записываете? Ничего комментировать не буду. Я на больничном .

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Неправильный доктор. За что главного врача районной больницы в Пермском крае поддержали больные и уволило начальство

Через час Ирана Джалиловна перезвонила сама и сказала, что в больнице разобрались в ситуации . Это единичный случай , — заверила главврач. По ее словам, пациентов, нуждающихся в операции, согласно дорожной карте направляют в стационары второго и третьего уровня . По словам Мириевой, ровенская больница полностью обеспечена транспортом для перевозки больных и персоналом для сопровождения. Анестезиолога здесь нет год и три месяца (специалист, занимавший эту должность, ушел на пенсию). Больница активно занимается поисками нового врача, разместили информацию везде где можно . Новому специалисту готовы предложить компенсацию за съем жилья в Ровном, помощь в устройстве детей в сад и школу, достойную зарплату . По словам главврача, средняя зарплата врачей в районной больнице — 36 тысяч рублей.

Мы — люди самой гуманной профессии. Нас нельзя много ругать, — отметила собеседница. — Давайте в преддверии Дня медицинского работника (в нынешнем году отмечается 17 июня. — Н. А.) распространим побольше положительной информации!

Саратов

Комментарий Евгения Ройзмана: Так везде в районах. На приёмах постоянно сталкивался. Это не оптимизация , а геноцид.

Интересна статья?

0 комментариев *

  1. Галим Кулов     #2     +4  

    Ещё раз повторяю. население страны, которое приватизировала свою страну, обречено на самоуничтожение.

    ответить  
  2. Владимир Сибирский     #4     0  

    Россия разделена на два разных мира. Мир Москвы, С. Петербурга, пятнадцать городов миллиоников и мир остальной России. Остальная Россия обречена на вымирание.

    ответить